Шахматные истории

После турнира в Швейцарии (1953) советская делегация возвращалась поездом. На пограничной станции Чоп были таможенные формальности.
— У вас семь пар обуви, — сказал таможенник Александру Котову, — а разрешается ввозить только шесть, — строго подытожил чиновник.
Котов не стал объяснять, что у него жена, двое детей, то есть восемь ног, и полторы пары обуви на человека — это мало. У него на ногах были так называемые мокасины, полуботинки без шнурков. Он весело сказал: «Пожалуйста», и быстро скинул один мокасин. Таможенник рассмеялся вместе со всеми, и формальности закончились.

***

Когда Эдуард Гуфельд был юным шахматистом, то, записав при откладывании партии проигрышный ход, сообразил чуть позднее, и выхватив конверт из руки судьи, пустился бежать. За ним погнались, но Эдик успел разжевать и проглотить конверт, спасая партию.

***

На 43-м первенство СССР в 1975 году, в партии  Э. Гуфельд — И. Дорфман случилась таткая история.

Гуфельд обдумывает позицию и убеждается, что должен выиграть. Но вот в одном из вариантов неожиданно замечает, что преимущества маловато для победы. Тут он разочарованно пробормотал про себя (оказалось, что получилось почти вслух): «Неужели ничья?» И вдруг услышал, как соперник обращается к нему: «Сделайте ход!»
Гуфельд тотчас очнулся, не сразу поняв, в чём дело. Дорфман же, услышав слово «ничья», истолковал его как официальное предложение разойтись миром.
Машинально Гуфельд избрал лучшее продолжение 40. Cb5 (угроза 41.d6). Нетрудно убедиться, что после 40…Kpc8 41. Cc6 Л:h3 42. Ла7 или 41…Cb8 42. Лf7 белые должны выиграть. Дорфман, убедившись в своём поражении, сказал: «Я согласен», и поставленные в известность о нашем «диалоге» судьи разделили очко пополам…

64 thoughts on “Шахматные истории

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.