Интервью ирландского шахматиста Александра Бабурина

В Ирландии он является первым и единственным международным гроссмейстером, тренирует национальную сборную, преподает в 20 школах в Дублине и выпускает шахматную газету.

По воле случая он оказался в Челябинске на девятом Международном шахматном фестивале «Мемориал А. Панченко». В интервью  Александр Бабурин рассказал, чем его удивил состав фестиваля, почему не стоит делать уроки шахмат обязательными в российских школах и как шахматный опыт пригождается ему в жизни.

Не придраться

— Александр, насколько мне известно, вы в последнее время очень редко выезжаете на шахматные соревнования и изначально не планировали поездку в Челябинск.

— Действительно, я уже не участвую в международных турнирах. Ушел в смежную деятельность — тренерскую и преподавательскую. И очутился здесь почти случайно. Все сложилось благодаря соцсетям. Там я подружился с шахматистами, которые, как и я, были учениками школы Александра Панченко. Они мне предложили сыграть в турнире, посвященном его памяти. Честно говоря, просто не смог отказать. Как бы это громко ни звучало, захотелось отдать дань уважения, потому что Панченко был абсолютно замечательным тренером. Сейчас я оглядываюсь назад и понимаю, что, когда Александр Николаевич возглавил Всероссийскую школу по предложению шахматной федерации, он был в расцвете собственной игровой карьеры, ему было всего 28 лет, если я не ошибаюсь. Это было абсолютно не типично, ответственно и тяжело для игрока — заняться тренерством в таком молодом возрасте. Но у Панченко все получилось, и он много интересного внес в это дело. За десять лет работы сумел подготовить целое поколение российских шахматистов, включая Сергея Рублевского, Сергея Волкова, Екатерину Ковалевскую. Многие из его учеников стали гроссмейстерами и сейчас продолжают заниматься любимым делом по всему миру.

Поэтому я очень рад, что у меня была такая возможность отдать дань памяти. И рад, что
Челябинская областная шахматная федерация, возглавляемая Максимом Шушариным, продолжает эти турниры. Ведь для региональных шахматистов это очень важно: помериться силами с приезжими гроссмейстерами, набраться опыта. Как говорится, на людей посмотреть и себя показать. Надеюсь, что это будет у вас продолжаться.

Кстати, это не первая моя поездка в ваш город. Я уже бывал здесь два раза, в том числе 35 лет назад. Так как Панченко был из Челябинска, некоторые тренировочные сессии и сборы проходили именно здесь. Помню, останавливались мы в гостинице «Малахит», ездили и на озеро Тургояк — абсолютно фантастическое место. Город, на мой взгляд, очень приятный и симпатичный. Я тут много гуляю.

— Вы участвовали в ряде российских и мировых чемпионатов. Насколько, по вашему мнению, уровень организации челябинского шахматного фестиваля соответствовал статусу международного?

— Помещение челябинской школы шахмат абсолютно адекватное для проведения такого рода соревнований. Мне не к чему придраться. Было немного тесновато, но это скорее комплимент организаторам, что смогли так много участников собрать. Проводилось ведь сразу три турнира параллельно: главный турнир — гроссмейстерский, турнир с нормой международного мастера и открытый турнир. Очень понравилось, что такое большое количество детей играет. И что приятно удивило — среди них много девочек! Обычно в шахматах всегда такой ощутимый гендерный перекос. А у вас он не то чтобы незаметен, но намного меньше.

У меня нет возможности сравнить челябинскую школу по шахматам и шашкам с ирландскими, так как в этом государстве в принципе нет специализированных шахматных школ. Имеются лишь кружки, и у меня есть своя виртуальная школа в Дублине. Но сам я родом из Нижнего Новгорода, периодически туда приезжаю, и мне кажется, у вас шахматная жизнь более активная.

— В России через два года в младших классах планируют ввести обязательный урок по шахматам. В том числе в Челябинске в ряде школ открылись шахматные кружки для первоклассников. Как вы относитесь к такой инициативе?

— Не могу однозначно ответить. Знаете, я сам посещал шахматный кружок в школе. В советское время их было много. При этом там бесплатно давали такое образование, за которое в Америке, к примеру, пришлось бы заплатить немалые деньги. Но прелесть шахматных кружков советского времени была в том числе в том, что их посещали по желанию. Ведь само понятие кружок предполагает объединение групп по интересам. И если какого‑то ребенка не увлек данный род деятельности, то и не стоит его заставлять им заниматься. Шахматы — не тот вид игры, к которой нужно принуждать силком. Тогда пользы будет мало.

Но, безусловно, положительный момент от такой инициативы есть. Как известно, маленьким детям очень тяжело высидеть на одном месте даже две минуты и сосредоточиться на чем‑то долго. Уроки шахмат как раз развивают такие качества, как усидчивость и умение концентрировать внимание, которые потом пригодятся в учебе.

Статус звучит красиво

— Вы преподаете шахматы в 20 школах в Дублине и окрестностях столицы. Исходя из вашего опыта, можете дать совет нашим педагогам, как сделать занятия более интересными?

— Говорить об истории шахмат, жизни знаменитых игроков, обсуждать великие партии, смотреть выдержки из чемпионатов с комментариями известных гроссмейстеров. Это, на мой взгляд, очень важно. Можно, конечно, сухо рассказать: конь ходит буквой «г». Но кого‑то это может не зацепить. Важно, чтобы преподавателю самому это было интересно, тогда он сможет обучить детей.

А уж у тех ребят, которых черно-белое поле по-настоящему увлекло, сегодня есть масса возможностей для самостоятельного развития. Учиться шахматам стало гораздо легче, чем в мое время, 35-40 лет назад. Сейчас есть компьютеры и интернет, благодаря чему знания приобретаются легче, полученная информация обрабатывается гораздо быстрее. Наверное, это объясняет, почему молодежь так быстро растет. Я не думаю, что они умнее с точки зрения шахматных талантов, но они просто могут быстрее развиваться, потому что у них есть доступ к информации через ютуб, книги, все что угодно.

— Говорят, шахматы помогают развить ряд интеллектуальных способностей. А вы можете вспомнить конкретный пример, как шахматный опыт пригодился вам в жизни?

— Важное умение, которое они развивают, — заглядывать вперед. Человек должен планировать ближайшее и дальнее будущее. Но у многих людей с этим проблемы. А шахматы учат просчитывать наперед свои действия и предугадывать ходы противника. Учат себя и окружающих видеть во временной сфере. Я, как многие в 90‑е годы, когда открылись границы, стал выезжать на турниры. Успешная игра обеспечивала безбедное существование: выиграв на Западе какой‑нибудь средний по значимости турнир, я мог заработать 500 марок. Для сравнения: зарплата инженера в то время в Нижнем Новгороде была всего 20 марок. Все было замечательно, но вскоре я стал понимать, что это не продлится долго, что у этого дела в России есть временные границы — несколько лет. Я задумался, что если хочу дальше играть и зарабатывать на турнирах, то нужно уехать на Запад. Поэтому переехал в Ирландию на год вместе с семьей. Но проанализировав обстановку там, понял, что даже на Западе турниры не станут надежным источником дохода, поэтому переквалифицировался в тренера, стал обучать национальную шахматную сборную Ирландии, писать статьи для журналов. Последующее развитие событий подтвердило, что я был абсолютно прав. Вот так мне удалось заглянуть в будущее с помощью шахмат.

— На протяжении 20 лет вы оставались первым и единственным гроссмейстером Ирландии. Как вы относитесь к такому уникальному статусу?

— Звучит красиво, а так ничего особенного. Это то же самое, как если бы баскетболист из NBA приехал в африканскую страну и был бы там единственным профессиональным баскетболистом.