ШАХМАТИСТЫ. Рассказ

Очень завидую людям, которые хорошо умеют играть в шахматы. Имеются в виду, конечно, не гроссмейстеры. Потому что быть гроссмейстером и не выигрывать — на это большого ума не требуется. Дайте вам сегодня звание гроссмейстера — и завтра вы сами у кого хотите выиграете. Я, например, когда приходилось встречаться с гроссмейстерами в сеансах одновременной игры, из одного лишь уважения к их званию сдавался не позднее десятого хода.

Посмотрите к тому же, в каких условиях играет гроссмейстер! Выиграл он — и завтра, как минимум, пятеро его коллег детально анализируют, как именно это удалось сделать. Проиграл он — и не меньше десяти других гроссмейстеров будут искать, где именно он допустил ошибку.

Обратите внимание: все это они могут делать после партии. А пока гроссмейстер играет, мухе не дадут пролететь. Болельщикам, сколько б их ни собралось в зале, не разрешается ни выкрикнуть: «Шайбу! Шайбу-у», ни хотя бы тихо подсказать: «Делай ход конем!» Даже между собой нельзя ничего вслух обсуждать. Потому что сразу появляется на сцене суровый гражданин и предупреждает: «Прошу соблюдать тишину! Иначе перенесем игру в другое помещение!» Не говорю уж о том, что гроссмейстеру, лишь только он захочет, всегда во время партии принесут чашку черного кофе. Да что там много говорить: в таких условиях можно и играть, и выигрывать. Так что не о гроссмейстерах речь.

Я завидую тем самоотверженным энтузиастам, которые играют в наших городских скверах. Сидит такой энтузиаст на лавочке, согнувшись в три погибели. Один болельщик оперся локтем на одно его плечо, второй — на другое, третий уперся ногой в его спину, четвертый примостился на его правом колене, пятый — на левом, остальные тесным кружком стоят вокруг, заслоняя белый свет. Еле-еле протискивая голову между теми двумя, которые сидят на его коленях, игрок старается разглядеть, что же делается на доске. А там происходят невероятные события. Несколько болельщиков одновременно переставляют фигуры, предлагая лучший, по их мнению, ход.

Обсуждение идёт во весь голос.
— Белые конь должен идти на ферзя!
— Ни в коем случае! Черный слон съест белого коня!
— Тогда белый слон съест черного коня!
— Что вы чушь несете?! Ладья должна идти на b4. Только так!
— А ферзь зачем?! Вот, смотрите, снимаю!
— Ну и пускай! А я тут снимаю!
— А я тут!
— А я вот тут!
— Э-э! Вы показывать — показывайте, но зачем ладью в карман положили?
— Тьфу! Извините, я думал, это коробка спичек.
— А кто, кстати, забрал спички? Они же вместо коня! Поставьте на доске коробок!
— Подождите! Давайте расставим всё как было.

За 15 минут, после бурных споров, позиция восстановлена. Оба партнера, просовывая головы между плечами болельщиков, делают по несколько ходов.  Обсуждение вспыхивает с новой силой.
— Все! Черным нечего уже делать! Через 3 хода — мат.
— Ну, через 3 — еще нет, а через 5 — будет.
— Точно! Надо сдаваться!
— Давай вылезай! Пускай другой садится!
— На месте черных и Спасский уже сдался б!
— Да за чёрных тут и Петросян не знал бы, что делать!
— Да замолчите на минутку! Дайте человеку ход сделать! Вот видите!
— Что «видите»?
— Так мат же!
— Кому мат?
— Да белым!
— Точно!
— Ты смотри!
— Кто б мог подумать?!
— Вот это чёрные!
— Всё! Белые, давай вылетай! Кто дальше?
Вот это игра! Этим я завидую.
А когда тебе чёрный кофе на блюдечке во время игры приносят, то не трудно выиграть. Особенно, когда еще звание гроссмейстера имеешь…

Журнал «Шахматы» № 17, 1976 г.