Из старых источников. Прорехи шахматного тыла

На шахматном фронте мы неустанно продвигаемся вперед, привлекая все новые и новые кадры организованных шахматистов, но в тылу у нас подчас наблюдаются явления, которым не должно быть места в наших шах-организациях. Эти явления прежде всего антиобщественны по своему существу, но вместе с тем они тормозят дальнейшее развитие нашего движения. С ними надо бороться и тем более решительно, что они свили уже себе прочные гнезда во многих низовых кружках. Что же это за явления? Их много, они варьируются в своих формах, но главные из них я здесь постараюсь разобрать. Это — спортивизм, индивидуализм, «шах-чванство», педантизм и азарт.

Под шах-спортивизмом я разумею то явление в жизни наших кружков, когда вся их работа сводится лишь к проведению многочисленных, следующих один за другим, турниров. В этом случае шахматисты только и думают о том, чтобы занять место повыше, гоняются за каждой лишней единицей, мечтают «поубавить спеси» своим товарищам, и вовсе не думают о своих общественных обязанностях, о качестве играемых ими партий и о бесполезности таких турниров. Играют они подолгу «запоем», по большей части бесцветно из-за боязни потерять очко. В результате наблюдается переутомление, чувство неудовлетворенности, потеря времени и здоровья и никакой пользы. Долг каждого организатора, каждого сознательного шахматиста объяснить этим товарищам задачи кружковой работы, разъяснить им, что вступая в кружок, они должны изучать шахматную культуру, а изучив ее, быть ее распространителями в массах, что сеть низовых кружков является авангардом нашего движения, а пропаганда и популяризация шахмат среди населения — их боевой задачей, что внутрикружковый турнир есть годовая проверка сил, знаний и активности членов кружка и, как следствие из этого — средство для определения их удельного веса и боеспособности.

От шах-спортивизма до индивидуализма и неразлучного с ним «шах-чванства» — рукой подать. Спортивизм порождает «чемпионов», «первых игроков», и окутывает их дымкой непобедимости. Эти чемпионы, выросшие среди нездоровой атмосферы спортивной горячки и азарта турниров, создают в кружке течение, сущность которого выражается словами: «нет чемпиона, кроме чемпиона, а все остальное — для него!» Им удается уверить себя, а очень часто и весь кружок, что они являются украшением кружка, необходимейшей его частью, что потеря этой части равносильна фактической- гибели его. Утвердившись на этой платформе, они начинают создавать себе различные льготные условия и исключения из правил. Далее они уже требуют все, что им угодно, угрожая (в противном случае) уходом из кружка или отказом от игры в командных матчах, и перестают подчиняться чему бы то и кому бы то ни было. Кружок идет на уступки, соглашается на все их условия и, чем более он это делает, тем больше растут их индивидуалистические стремления и самомнение. Они становятся в постоянную оппозицию ко всем мероприятиям бюро и дезорганизуют все кружковые собрания. Пример их заражает других, беспорядки на собраниях не прекращаются, всякая плановая работа срывается, дисциплина падает, растет общее недовольство и расслоение. Происходит развал кружка.

шахматисты-любителиОднако это еще не все стороны проявления индивидуализма и шах-чванства. Характерной чертой их может служить также отношение «первых игроков» к своим товарищам по кружку, в особенности к «хвосту» и новичкам. Пренебрежение, презрение и нежелание иметь с ними что-либо общее так и сквозит в каждом их слове и движении. Они даже составили себе специальный лексикон для обращения с «низшими», пестрящий словечками вроде «марала», «старый сапог», «пижон», «галоша» и пр. Новичок или случайный посетитель, зашедший в кружок поучиться шахматной игре, подвергается бесцеремонным насмешкам и оскорблениям со стороны этих «господ», благодаря чему теряет всякое желание знакомиться ближе с кружком.

«Шах-чванство» — так охарактеризовал это явление тов. Романовский. И с этим злом надо бороться, начав с укрепления кружковой дисциплины, исключения из кружка «индивидуалистов» и разъяснения остальным недопустимости такого явления в жизни наших кружков. Нужно помнить, что не только «чемпионы» строят наше шахматное здание, но и шахматисты-организаторы. Мало уметь хорошо играть в шахматы, надо любить их и быть полезным шах-движению.

Несколько слов об остальном. «Шах-педантизм» — это стремление превратить шахматы в сухую теорию. Людей этого течения интересует только теория и игра «по теории», а все остальное, как то: проникновение шахмат в быт и жизнь общества, их история и психология, все это, по их мнению — ерунда, не стоящая внимания. Они отрицают также шахматное творчество и признают только варианты «по Шифферсу». Лишне пояснять вредность такого «застоя мысли».

Азарт появился в кружках с возникновением гандикап-турниров, денежных призов и игры на ставку. Он уже тем плох, что сравнивает шахматы с картами, домино, и прочими вредными играми. Шахматы — это культура, и азарт не совместим с ними, ибо там, где начинается азарт, культура обыкновенно кончается.

Все эти «прорехи» нам и предстоит починить, поставив прежде всего вопрос о них на повестках всех кружковых и клубных собраний и чем скорее, тем лучше.

 

Автор: Б.Н. Тимошенко, Ленинград

От редакции. Настоящая статья, идущая в порядке обсуждения, затрагивает ряд вопросов нашего шахматного «быта». Не считая возможным на основании единичных фактов и наблюдений делать такие обобщения, какие имеются в статье Тимошенко, редакция все же считает своевременным подвергнуть обсуждению затронутые им вопросы и приглашает низовых работников шахдвижения высказаться о «прорехах шахматного тыла».

Источник: 64 Шахматы и шашки в рабочем клубе, #11, 1928