О пользе шахмат: экспериментальные результаты

Из книги «Последние шахматные лекции Капабланки»

Шахматы — нечто большее, чем просто игра. Это интеллектуальное времяпрепровождение, в котором есть определённые художественные свойства и много элементов научного. Это также средство дальнейшего упрочения общественных и духовных связей, сердечных отношений между народами. Я считаю, что шахматы следовало бы включить в школьные программы во всех странах. В возрасте десяти лет школьники должны начинать изучение шахмат по программе, которая учитывала бы их возраст и одарённость. Для умственной работы шахматы значат то же, что спорт для физического совершенствования: приятный путь упражнения и развития отдельных свойств человеческой натуры… Думая о том, что шахматное обучение следовало бы ввести в школах, я вспоминаю об одном из самых интересных впечатлений на моём долгом шахматном пути… Несколько лет назад в русском городе Киеве… Просторный зал был заполнен до отказа; более тысячи детей собрались на балконе, чтобы наблюдать за игрой. Все они научились играть в своих школах… (Подробнее — см. «Последние шахматные лекции Капабланки», М.: ФИС, 1972, с.8-9).

 

Из книги В.А. Сухомлинского «Сердце отдаю детям»

Ребёнку с плохой памятью трудно мыслить, соображать. Меня давно беспокоил вопрос, как укрепить, развить память детей, обогатить её понятиями, истинами и обобщениями, которые всегда могли бы быть использованы в качестве орудия мышления… В воспитании культуры мышления большое место отводилось шахматам. Уже в «Школе радости» играть в шахматы научились Шура, Галя, Серёжа, Юра, Ваня, Миша и другие дети. Мальчики и девочки часто засиживались за шахматной доской. Игра в шахматы дисциплинировала мышление, воспитывала сосредоточенность. Но самое главное здесь — это развитие памяти. Наблюдая за юными шахматистами, я видел, как дети мысленно воссоздают положение, которое было, и представляют то, что будет. Очень хотелось, чтобы за шахматную доску сели Валя, Нина и Петрик. Я учил их игре, и дети думали над очередными ходами. Шахматная доска помогла мне открыть математическое мышление Любы и Павла. До игры в шахматы (эти дети начали играть в 3 классе) я не замечал остроты, цепкости их мысли. Без шахмат нельзя представить полноценного воспитания умственных способностей и памяти. Игра в шахматы должна войти в жизнь начальной школы как один из элементов умственной культуры. Речь идёт именно о начальной школе, где интеллектуальное воспитание занимает особое место, требует специальных форм и методов работы. (Подробнее — см. В.А. Сухомлинский «Сердце отдаю детям», Кишинёв: Лумина, 1978, с.131-132).

 

Из работы В.А. Сухомлинского «Сто советов учителю»

Для отдыха старшекласснику я советую шахматную игру, чтение художественной литературы. Шахматная игра в абсолютной тишине, при полной сосредоточенности — замечательное средство, тонизирующее нервную систему, дисциплинирующее мысль. (Подробнее — см. В.А. Сухомлинский «Сто советов учителю» // В.А. Сухомлинский «Избранные произведения» в 5-и томах, том 2. Киев: Радянська школа, 1984, с.208-209. Параграф 88 «Как воспитывать самодисциплину в умственном труде», пункт 7).

 

Из статьи Н. Майданской «Место действия — школа: Дорогу шахматному всеобучу», 1983

Что дают детям уроки шахмат? Кто их должен вести? И почему, в конце концов, шахматы?.. В начале 1982 года Московская шахматная федерация через газету «Вечерняя Москва» обратилась к читателям с предложением высказать свои соображения по затронутой проблеме. Откликов пришло много, и большинство сходилось в одном: уроки шахмат в школе нужны … Побываем в московской школе №324, в третьем классе «А», где проводит эксперимент факультет психологии МГУ… Заинтересованность проявили директор школы В.В. Шнитко, учительница 2″а» класса  А.В. Фланчик. Здесь и было решено проводить уроки шахмат раз в неделю, по субботам. «На уроке я выполняла роль ассистента В.М. Захарова. Помогло то, что сама играю в шахматы, — говорит А.В. Фланчик. — С самого начала главным было вызвать у ребят интерес к игре»… Два года длился эксперимент под руководством члена-корреспондента Академии педагогических наук СССР, профессора Н.Ф. Талызиной. В параллельном классе тоже шло обучение шахматам, но по другой программе… Что принесли с собой в школу шахматы? Повысилась успеваемость по всем предметам. … улучшение памяти, появление воображения, убыстрение мыслительного процесса… Психологи не раз проводили «чистые» эксперименты. У двух групп детей, примерно одинакового умственного и физического развития фиксировалась определённая единица мышления. С одной из групп проводили занятия шахматами, с другой — нет. По прошествии некоторого времени эту единицу мышления измеряли снова. У первой группы она оказывалась выше… Итак, нужны ли шахматы в школе?.. А. Фланчик: «Убеждена, что предметное преподавание шахмат в начальной школе необходимо. Ребята становятся вдумчивее, внимательнее, а их ответы — интереснее, разнообразнее». В.Охотник, преподаватель Днепропетровского ГУ, мастер: «В Днепропетровске несколько школ, где ведутся уроки шахмат… Дети преображаются на глазах». М. Дворецкий, международный мастер, заслуженный тренер РСФСР и Грузии: «Относя шахматы к сфере искусства, мы уже тем самым предопределяем знакомство с ними с детских лет»… Как решить проблему кадров в масштабе страны?.. В педагогических институтах созданы факультеты общественных профессий, где шахматы преподают. Не так давно совет по вопросам средней общеобразовательной школы Министерства просвещения СССР решил ввести в пединститутах факультативные занятия по различным видам спорта, в том числе и по шахматам. Не менее сложен вопрос с методикой преподавания шахмат. Московский городской Дворец пионеров выпускает методические разработки для школьного шахматного кружка. В содружестве с учёными тренеры Дворца берутся подготовить программу для занятий на уроках. Создана и испытывается программа челябинских специалистов. Известен опыт МГУ. Но усилия заинтересованных сторон пока ещё не объединены. В то же время шахматное движение в школах принимает массовый характер. Челябинск, Краснодар, Ленинград, Майкоп, Одесса, Волгоград, Антрацит Ворошиловградской области, Зеленодольск Татарской АССР, Первомайск Николаевской области, Днепропетровск, Прокофьевск — это далеко не полный перечень городов, где действуют энтузиасты… Вводить или не вводить шахматный всеобуч? В конечном счёте это решает Министерство Просвещения СССР. «Введение в школьную программу ещё одного урока, — говорит председатель методического совета по физическому воспитанию МП СССР В.И.Филимонов, — будет стоить больших средств, не говоря уже о том, что школьная программа и так перегружена…» (Подробнее — см. «64 — Шахматное обозрение», 1983, №4, с.18-19).

 

Из статьи Г. Настасьева, директора Павлышской средней школы им. В.А. Сухомлинского, заслуженного учителя УССР кандидата педагогических наук «Незабываемые уроки Сухомлинского», 1985

Много лет назад видный педагог, Герой Социалистического Труда В.А. Сухомлинский (1918-1970) утверждал, что в школах должны создаваться свои самобытные традиции, такие, «которые передаются от одного поколения к другому без административных усилии педагогов». Одну из таких традиций Василий Александрович связывал с организацией школьных шахматных коллективов. К шахматам он относился с огромным уважением и не только сам хорошо играл, но все делал для того, чтобы дети полюбили шахматы, умели за шахматной доской защитить честь своего коллектива.

Работая директором школы в п. Уве (Удмуртская АССР) после тяжелого ранения в боях под Москвой в 1942 году, Василий Александрович учил ребят и шахматам. А возвратившись в 1944 году на Украину и создав свою «Школу радости» в Павлыше, он стал учить детей не только играть, но и глубоко понимать шахматы. И что самое главное, на этой основе стремился развить детское мышление. Так со временем игра в шахматы, как и уроки на природе, стала традицией как в школах Уве, так и в Павлыше.

Из воспоминаний тех, кто тогда учился и работал с Сухомлинским, мы узнаем о том, сколько волнений предшествовало всегда шахматным соревнованиям! А сколько открытий при этом делал для себя Василий Александрович. Вдруг выяснилось, рассказывал потом он, что тихий незаметный Дима обладает незаурядной силой воли, а буйный шаловливый Саша очень раним и обидчив.

Поистине редкая возможность, — говорил Сухомлинский своим коллегам, учителям, воспитателям, — увидеть как бы со стороны ребят во время игры, поразмыслить о том, как дальше вести индивидуальную работу с ними, как их воспитывать, на что обратить особое внимание.

После смерти Сухомлинского, приняв павлышскую школу и памятуя его советы, я стал во внеурочное время проводить с детьми шахматные занятия. Так, думал я, я смогу узнать, как эта одна из важных традиций школы Сухомлинского живет сегодня в Павлыше и что необходимо сделать, чтобы она развивалась и у нас и в других городах и селах области.

Уже в те первые годы моей работы у нас сложился коллектив единомышленников, прошедший великолепную практику в педагогической лаборатории Сухомлинского. Вместе с учительницей начальных классов депутатом Верховного Совета УССР Е.М. Жаленко, секретарем парторганизации школы П.Г. Цыбульской, организатором внеклассной работы ученицей Сухомлинского Т.Г. Федоровой и другими искали мы пути развития способностей детей, детского мышления и видели в этом немаловажную роль шахмат.

Мы думали над проблемой сочетания творческих уроков, связанных сочинением ребятами сказок, и занимательных уроков по шахматам.

Проблема шахматного ликбеза потребовала от нашего педагогического коллектива более полного решения этого вопроса, определения его места в общей работе по коммунистическому воспитанию подрастающего поколения.

Надо было познакомиться и с полезным опытом других школ. Прежде всего мы связались с педагогическим коллективом увинской школы, которую возглавляет ныне Н.З. Тюбек. Завязалась переписка с коллегами. Позднее состоялась конференция, на которой обсуждались учебно-воспитательные проблемы и педагогические концепции Сухомлинского.

Мы пришли к единому мнению, что наряду с развитием устной речи, работой над книгой, рисунком, сочинением сказок настало время, когда необходимо ввести в жизнь школы уроки шахмат.

Позже мы этот вопрос вынесли на педсовет и приняли решение включить уроки шахмат в расписание.

Теперь, спустя несколько лет, мы можем сказать, что у нас увлечены шахматами не только многие ребята, но и их папы и мамы. Ведь не случайно завуч школы В. Деркач сыграла вничью в сеансе одновременной игры с чемпионом мира А. Карповым.

Недавно делегация финских кинематографистов, посетившая нашу школу, предложила провести небольшой матч с малышами. Игра вызвала огромный интерес, ребята добились полного успеха.

Теперь и в других школах области организована шахматная работа. Помогают шефы: колхозы и предприятия, которые обычно закупают комплекты шахмат для каждого класса, оборудуют учебные кабинеты необходимым инвентарем. Занятия строятся так: в 1 классе шахматные уроки ведутся 1 час в неделю, во 2 и 3 классах — по 2 часа. Их проводят специально подготовленные воспитатели групп продленного дня.

Кроме того, шахматные соревнования систематически организуются и во внеурочное время. Ученики 4-8 классов занимаются в школьном шахматном клубе. Клуб регулярно проводит тематические вечера, турниры в школе, поселке и районе.

Значительное место мы уделяем командным районным и областным соревнованиям, и особенно в пионерских стационарных лагерях труда и отдыха старшеклассников. В этих соревнованиях ведущая роль принадлежит коллективу, его спаянности. Единение команды чудодейственным образом способствует удачам, влияет на конечный результат борьбы.

Наша школьная команда в составе С. Лядского, В. Федорова, Д. Плясовского, П. Малолетка, В Ленника, Е. Васина, С. Крейдича приняла участие в I и II этапах турнира Домов и Дворцов пионеров и школьников на приз газеты «Комсомольская правда» и заняла первое место.

В летний период наши ребята не только умело, с огоньком работают на колхозных полях в своем лагере «Ровесник», но и в часы отдыха проводят шахматные поединки и другие спортивные встречи со взрослыми.

Многолетний опыт подтверждает, что лучшие юные шахматисты, как правило, учатся успешнее своих одноклассников. Особенно эта связь заметно выражена в успеваемости по точным наукам. Мы утверждаем, что шахматы способствуют развитию личности ребенка, росту его общего кругозора, активизируют его участие в общественной жизни коллектива. (Подробнее — см. «Шахматы в СССР», 1985, №2, с.17).

 

Из заметки В. Мылюся, руководителя шахматного кружка городского Дома пионеров г. Камышин «Смотр всеобуча», 1985

Уже два года в восьми камышинских школах регулярно проводятся уроки шахмат. Опытные наставники постепенно знакомят школьников с игрой, идя от простого к сложному… У ребят появился прекрасный досуг… Проявилось и умение младших школьников работать самостоятельно. И это важное достижение всеобуча.

 

 

Из статьи «Приглашение к школьному уроку», 1985

Восемь лет назад … открылась школа№45 в Тракторозаводском районе Волгограда. А уже через год … в расписании начальных классов появился новый предмет — шахматы. К новому делу присматривались, находились и пессимисты. Прошло 7 лет, и скептиков не стало… За шахматные уроки голосуют родители и, что очень важно, учителя. А малышам они просто нравятся… Приказом Волгоградского облоно такие уроки назначены во вторых классах школ области. В помощь организаторам, преподавателям всеобуча комсомольская газета «Молодой ленинец» публикует «Школу шахмат». Уже вышло более двух десятков уроков… Шахматный всеобуч есть и в школах Латвии, Литвы, Молдавии. В заполярном Норильске эти необычные уроки введены в расписание, а в бакинской школе №264 такие занятия проходят по воскресеньям… 1 сентября в школах страны начался новый учебный год. Проходит он под знаком реформы, открывающей зелёную улицу многим начинаниям и экспериментам. Одно из них — шахматный всеобуч. Сейчас накоплен некоторый опыт, известны и проблемы: программы, преподаватели, оборудование, средства… Важно творчески осмыслить имеющиеся достижения. Эта работа уже началась по инициативе президиума Шахматной федерации СССР. Хорошо, если бы она была подкреплена обобщением опыта работы на местах, с учётом особенностей различных регионов страны. Подробнее — см. «64 — Шахматное обозрение», 1985, №17, с.1).

 

Из статьи доктора педагогических наук, председателя комиссии «Шахматы — школе» Шахматной федерации СССР Б.С. Гершунского «Не конкурент, а союзник», 1986

В числе наиболее важных социальных функций шахмат, несомненно, и функция педагогическая. Доказательства тому сама жизнь, массовая практика широкого использования шахмат в советской школе, опыт шахматных педагогов и тренеров в зарубежных странах. Еще более повышает роль шахмат как одного из эффективных средств педагогической деятельности реформа общеобразовательной и профессиональной школы Она ориентирует учителей, преподавателей ПТУ и техникумов на поиск действенных методов формирования творческих качеств личности учащегося. То есть на развитие в нем познавательной активности и самостоятельности, способности принимать оптимальные решения в самых различных (в том числе и экстремальных) ситуациях, а это требует повышенного внимания, хорошей памяти, избирательности в оценке разнообразных факторов, высокой ответственности, культуры и дисциплины мыслительной деятельности. Вот чему способствуют систематические занятия шахматами… Их вклад во всестороннее развитие человека – независимо от возраста, профессии, шахматной квалификации – очевиден. Поэтому-то в ФИДЕ и организована специальная комиссия, занимающаяся многоплановыми проблемами школьных шахмат. Аналогичная комиссия создана и при Всесоюзной шахматной федерации. Каковы же цели и задачи новой комиссии, получившей название «Шахматы – школе»? В первую очередь – дальнейшая популяризация шахмат среди молодежи, организация шахматного всеобуча, обобщение уже накопленного здесь опыта. Но не только. Предполагается изучение шахмат как эффективного средства воспитания, формирования социально значимых качеств личности. Нам предстоит разработать конкретные методические рекомендации, полезные школам, ПТУ, техникумам для использования шахмат во внеурочное время, на факультативных занятиях, в группах продленного дня, в пионерских лагерях, в семейном воспитании и самовоспитании. Интересно исследовать на шахматном материале методы формирования способности самостоятельного переноса знаний и навыков в новую ситуацию, видения новых проблем в привычных условиях или же новых функций уже знакомого объекта и т.д. Шахматы – своеобразная модель для апробации эффективности различных психолого-педагогических концепций. С этой точки зрения они заслуживают особого внимания как педагогов и психологов, так и специалистов в области самих шахмат, объединения их усилий, организации совместных научных исследований. Короче, есть, чем заняться и шахматным отделениям институтов физкультуры, и соответствующим исследовательским лабораториям, и Всесоюзной высшей школе шахматных тренеров. А много ли мы знаем о том, как следует использовать шахматы учителю на уроках или во внеурочной деятельности? Между тем они полезны не только при изучении математики. Новая комиссия призвана контролировать издание учебной и методической шахматной литературы, публиковать материалы, обобщающие передовой опыт работы. Мы наметили провести всесоюзный конкурс на лучшую организацию работы в учебных заведениях разного типа, а также всесоюзную научно-практическую конференцию. Отмечу, что Шахматная федерация СССР рекомендовала республиканским, областным и городским федерациям организовать на местах комиссии «Шахматы – школе». К сожалению, у нас нет своего печатного органа. Может, редакция журнала согласится стать тем Центром, куда руководители и активисты федераций, тренеры, учителя смогли бы обратиться со своими мыслями, предложениями, замечаниями?

ОТ РЕДАКЦИИ: Редакция принимает предложение Бориса Семёновича Гершунского. Мы готовы открыть на страницах журнала своеобразную заочную конференцию по проблемам, затронутым в статье. А для того чтобы разговор был предметным, предлагаем нашим читателям, в первую очередь работникам учебных заведений, шахматных клубов, домов пионеров и школьников, руководителям секций и кружков, – всем, всем, всем подумать над такими темами:

– Что необходимо сделать для того, чтобы повысить эффективность использования шахмат в учебных заведениях?

– Какими учебно-методическими материалами вы предпочитали бы пользоваться? Если составляете методику сами, поделитесь опытом. Что, по вашему мнению, нужно издать?

Есть немало районов, городов и даже областей, где шахматный всеобуч введен приказом органов народного просвещения. Что показал первый опыт?

– Подбор и подготовка кадров преподавателей – одна из главных проблем. Как она решается у вас?

– Какую помощь вы хотели бы получить от Шахматной федерации СССР, Центрального и местных шахматных клубов, редакции нашего журнала?

Разумеется, могут быть затронуты и другие проблемы. И не обязательно в развернутых статьях. Мы будем признательны вам за предложения, замечания, адреса интересного опыта. (Подробнее — см. «64 — Шахматное обозрение», 1986, №3, с.1-2).

 

Из интервью вице-президента ФИДЕ Р. Тудела (Венесуэла) на Конгрессе ФИДЕ №57 в Дубаи, 1986 г.

— Что делается Международной шахматной федерацией для развития школьных шахмат?

— У нас очень активно работает комиссия по школьным шахматам. Мы создали информационный центр в Мадриде. Туда поступает информация из всех стран, которые занимаются этим вопросом, — Италии, Франции, Венесуэлы и многих других. Мы знаем о международных совещаниях по проблемам школьных шахмат, одно из них недавно состоялось в Гамбурге. Такая информация обрабатывается, переводится на языки ФИДЕ и распространяется среди заинтересованных государств, и, прежде всего, в странах третьего мира. Сейчас в Венесуэле мы занимаемся подготовкой 1200 преподавателей шахмат для школ. Сначала мы провели эксперимент в контролируемых условиях. Выбрали школы, находящиеся рядом. Состав учащихся, социальная среда, уровень экономического развития района — всё было одинаковым. Мы исходили из того, что и коэффициент умственного развития учеников также одинаков. В одной из школ шахматы стали преподавать наряду с другими предметами. И результаты оказались просто поразительными: средний уровень развития учеников школы, где шахматы преподавались, значительно возрос, повысилась их успеваемость по другим предметам, заметно улучшилась дисциплина. В Гарвардском университете США проводился подобный эксперимент. Результаты его подтвердили те, что получены в Венесуэле. Благодаря этому я и сумел убедить наше правительство официально внедрить эту программу в жизнь. Сейчас мы обратились с просьбой к Советскому Союзу помочь нам преподавателями и тренерами. Мы очень благодарны Советскому Союзу за первоначальную идею по преподаванию шахмат в школе, её мы и воплотили в жизнь, и я уверен, что наш эксперимент будет продолжаться и получит распространение в других странах. (Подробнее — см. «64 — Шахматное обозрение», 1986, №21, с.10-11).

 

Из статьи «Шахматы и интеллект», 1987

Какое влияние оказывают шахматы на интеллектуальное развитие подростков? Такова была цель научного исследования, проведённого недавно в Венесуэле специальной комиссией, в состав которой входили педагоги и учёные. В ходе эксперимента члены комиссии вели наблюдения за двумя группами учащихся, причём все ребята проходили обычный курс школьного обучения, но в одной из групп дети совмещали учёбу с усиленными занятиями шахматами. Через 6 месяцев после начала исследования был проведён опрос школьников обеих групп с помощью особых тестов. Внимательно изучив его результаты, специалисты пришли к выводу, что скорость интеллектуальной реакции у ребят, активно игравших в период наблюдения в шахматы, повысилась почти на 40 процентов. (Подробнее — см. «Советский спорт» от 20.06.1987).

 

Из статьи А.Н. Костьева, руководителя советской делегации на конгрессе ФИДЕ «Конгресс ФИДЕ №58, Севилья, 1987»

Весьма плодотворно работала комиссия «Шахматы в школе». Если в компьютерном деле, точнее, в его техническом обеспечении мы отстаём, то в методике преподавания шахмат всех намного опережаем. И обсуждение это подтвердило. Вот хотя бы такой штрих: выступление нашего делегата длилось 20 минут, а затем ещё полтора часа пришлось отвечать на многочисленные вопросы. Причём участники обсуждения интересовались самыми различными аспектами этой проблемы. В конечном счете, принято решение подготовить международную программу обучения школьников шахматной игре. За основу взяты советская и венесуэльская программы (венесуэльская утверждена Министерством образования этой страны и применяется там в школе). Надо свести обе эти программы, учтя и другие, не получившие ещё официального статуса, и доложить об этом на следующем конгрессе — всё это поручено Шахматной федерации СССР. Кстати, на конгрессе в Салониках в ноябре нынешнего года будет работать олимпийский семинар — три секции: для игроков, организаторов и новая секция «Шахматы в школе». ФИДЕ попросило нашу федерацию подготовить содержание работы этой секции: вопросы, темы, рекомендовать специалистов. Кроме того, на детской комиссии косвенно затрагивался вопрос о проведении семинаров… Перед началом работы ЦК планировалось выступление председателя нашей всесоюзной комиссии «Шахматы — школе» Б. Гершунского… Делегатам понравились и само выступление, и программа, которую Гершунский предложил, — программа развития шахмат среди детей. (Подробнее — см. «64 — Шахматное обозрение», 1988, №3, с.2-3).

 

Из статьи «Дрезден начинает», 1988

Особую активность проявила тренер Национального института спорта Венесуэлы А. Брисене Родригес:

— С целью пропаганды шахмат среди молодёжи мы провели в Венесуэле интересный эксперимент. Для этой цели выбрали две школы — с равными возможностями, равным уровнем образования учеников из одинаковой социальной среды. Разница была лишь в том, что в первой школе среди прочих предметов были и шахматы, а во второй учебная программа осталась прежней. Результаты оказались фантастическими. Уровень знаний — не шахматных, а общих — учеников первой школы был намного выше, чем у их сверстников их второй школы. Позже подобный эксперимент провели и в США: итоги оказались столь же ошеломляющими. Вот тогда и было принято решение о введении шахмат в учебную программу школ во всей стране.

Шахматный тренер из Венесуэлы отметила, что при проведении эксперимента учитывался опыт школьной шахматной работы в СССР, с которой она познакомилась, будучи участницей международного шахматного семинара в Вильнюсе. (Подробнее — см. «64 — Шахматное обозрение», 1988, №21, с.22).

 

Из статьи Н. Крогиуса, вице-президента ФИДЕ «Конгресс ФИДЕ №59, Салоники, 1988»

… профессор Б. Гершунский стал председателем подкомиссии в комиссии «Шахматы в школе»… Проблемы улучшения учебно-методической работы, создание массовых учебных пособий, книг для занимающихся тренеров, видеокассет и т.п. встали главными в планах комиссий «Шахматы в школе» и КАКДЕК. (Подробнее — см. «64 — Шахматное обозрение», 1989, №2, с.2-3).

 

Из статьи А.Бородина «Шахматы в школьной программе», 1989

Идея всемирного известного кубинского шахматиста Хосе Рауля Капабланки сделать обучение игре в шахматы частью школьной программы претворяется в жизнь на Кубе. Здесь принято решение начать преподавание шахмат в качестве учебного предмета. Уже отобрано 7200 начальных школ, учащиеся которых с сентября этого года начнут изучение шахматной науки. В будущем преподавание новой дисциплины, развивающей интеллект и аналитическое мышление, вырабатывающей у детей прилежание и усидчивость, распространится на все школы республики. По предложению Сильвино Гарсии и представителя Национального института спорта, физического воспитания и отдыха Хосе де Хесуса Эрнандеса к пропаганде этой древнейшей игры подключаются средства массовой информации Кубы. В ближайшем будущем в республике начнёт выходить в эфир регулярная телевизионная передача для начинающих шахматистов. (Подробнее — см. «Учительская газета» от 21.02.1989).

 

 

Из статьи «От игры — к интеллекту: Продолжение темы», 1990

В публикациях «О самом главном» и «Возродим ли славу Каиссы» («Учительская газета», №19) поднимались важные вопросы развития интеллектуального потенциала страны. Редакция обратилась с просьбой к АПН СССР, Гособразованию, ЦК ВЛКСМ и Госкомспорту сообщить читателям о концепции и путям решения поднятых проблем.

Некоторые ответы поражают некомпетентностью. Чтобы не быть голословными, воспроизводим ответ, подписанный зам. Зав. Отделом культуры и спорта ЦК ВЛКСМ… Очень серьёзный ответ прислала АПН СССР. Его автор, заведующая лабораторией психологии и диагностики творчества НИИ общей и педагогической психологии доктор психологических наук Диана Борисовна Богоявленская. Ей слово: «… Прежде всего — о шашках. М. Красносельский справедливо говорит о том, что шашки сравнительно просты для начального обучения… Далее М. Красносельский правомерно говорит о необходимости «привлечения» детей к шашкам, именно о привлечении, а не об обучении. Организация такого обучения требовала бы особой концепции, которая сейчас отсутствует. Мы сразу задаём эту дихотомию — «привлекать — обучать», так как в последние годы порой поднимается вопрос о введении преподавания шахмат и шашек в систему школьного обучения… Наряду с другими интеллектуальными играми, тренирующими мышление, память, внимание, эта игра является позиционной, т.е. она позволяет моделировать функцию установления отношений между элементами ситуации (условиями) и строить мысленную модель данной ситуации. Быстрота смены моделей, связанная с объективным изменением ситуации (ход) и с необходимостью видения различных структур в одной и той же позиции, — великолепный тренинг гибкости мышления. Необходимость прогноза (просчёта ходов) развивает планирующую функцию мышления. Неограниченная вариативность ситуации и необходимость быстрого принятия решения наиболее эффективно оттачивает процессы анализа и синтеза, качество которых классик советской психологии С.Рубинштейн отнёс к ядру умственных способностей человека. Но, кроме тренинга разных сторон мышления, игра в шашки и шахматы создаёт условия для формирования таких качеств ума, как изобретательность и дисциплина. Необходимо отметить, что эти игры способствуют формированию многих качеств личности, например, таких, как, выдержка, воля и др., без которых невозможна продуктивная деятельность человека даже при наличии высоких умственных способностей. Шашки и шахматы являются хорошим тренингом мышления именно в силу того, что стимулируют его, не отягощая нас необходимостью специальных знаний, требуя лишь минимум — знания определённых правил… Особенно дорога ситуация свободы выбора, так как она обеспечивает в игре её внутреннюю мотивацию… Начинать первоначальное знакомство с основами шашек и шахмат можно в детском саду… Главное, чтобы шахматы помогали поднять общий интеллектуальный уровень школьников, необходимо прекратить ориентировать их на чисто спортивный результат, на выявление отдельных перспективных игроков, что принято в наших кружках и спортивных школах. (Подробнее — см. «Учительская газета», 1990, №48).

 

Из статьи кандидата психологических наук Н.Г.Алексеева «Шахматы и развитие мышления», 1990

В настоящее время все чаще встречаются сообщения о попытках ввести в обычные средние школы различного рода факультативные курсы по шахматам, в отдельных случаях пытаются – на уровне города, района, области или края – проводить шахматный всеобуч. Возможность его постепенного осуществления, на мой взгляд, обусловливается следующими двумя основными факторами: убедительным обоснованием действительной полезности шахмат и наличием кадров, специалистов, способных поднять такое большое дело. В данной статье остановимся на первом факторе. Среди доводов «за шахматы» обыкновенно указываются следующие: средство культурного проведения, досуга (шахматы как игра); формирование личности и черт характера (шахматы как противоборство, спорт); развитие интеллектуальных способностей (шахматы как особый вид деятельности, способствующей этому процессу). Последний тезис используется весьма широко…

При обучении шахматам — в ДЮСШ, СДЮСШОР, различного рода кружках – выделение и отбор потенциально перспективных шахматистов, поиск путей и способов их дальнейшей специализации и т.д. стало ведущей задачей, обусловило указанную ведущую тренерскую установку (пусть часто и не осознаваемую) и соответственную оценку эффективности их деятельности. Такова традиция, и было бы бессмысленным относиться к этому негативно. Важно другое – понимание того, что при распространении всеобуча ситуация начнет изменяться: установка на спортивное совершенствование может стать тормозом. Потребуются иные основания; если шахматам обучать всех, то и ведущей становится «учебная» установка, связанная с конкретным показом, что именно дает игра в шахматы всем детям безотносительно к тому, будут ли они далее играть в шахматы или нет. Шахматный тренер и учитель по шахматам, хотя эти позиции могут совмещаться и в одном лице, – две различные фигуры; их цели при том, что они могут учить одному и тому же и во многом сходным образом, могут и даже должны расходиться.

Изменение в подходе приводит к иной постановке вопроса о развитии мышления на шахматном материале: тренер может, а учитель должен это делать. В результате возникают совершенно иные требования; то, что у тренера может оказаться в результате как бы само собою побочным продуктом его деятельности, то у учителя становится основным. Он должен знать и уметь на материале шахмат практически развивать интеллектуальные способности детей и, следовательно, обладать соответствующими методиками – не шахматного совершенствования, а развития мышления на шахматном материале. Их разработка, на мой взгляд, является ключевым моментом для более быстрого и широкого введения шахматного всеобуча, аргументом в его пользу. Целью данной статьи является рассмотрение одной из таких методик.

Уже давно было замечено, что развивающее влияние шахмат особенно проявляется у детей в возрасте примерно 7-12 лет. Почему именно в этом возрасте? За ответом на этот вопрос обратимся к психологическим исследованиям мышления. Вслед на овладением громадной знаковой системой родного языка, завершающимся в основном к возрасту примерно 5 лет, начинает развиваться следующий чрезвычайно важный процесс, процесс переведения действий с практического уровня на формальный, осуществляемый в языке, с помощью оперирования его знаками. Знаки языка начинают опосредствовать всю деятельность, не только обозначать действия над объектами и сами эти объекты, но и замещать как те, так и другие. Возникают особые действия, действия над знаками. В различных психологических школах они называются по разному. Система пропозициональных операций – у виднейшего швейцарско-французского психолога Ж. Пиаже, которая в норме окончательно формируется примерно к 12 годам и в которой фиксируется способность к логическим преобразованиям на вербальном (словесном) уровне. Умственные действия – у одного из крупнейших психологов мышления нашей страны П.Я. Гальперина, существеннейшей особенностью которых является автоматический, свернутый характер, когда результат действия возникает сразу в мысли, вне движения, слова. Крупный специалист по психологии творчества Я.А. Пономарев использует термин «действия в уме», подчеркивая тем самым как бы место их осуществления. Не останавливаясь на анализе различия указанных трактовок, выделим основное: в указанном возрасте складывается специфическая интеллектуальная способность общего характера – умение. принимая терминологию Я.А. Пономарева, действовать в уме. Это действие начинает предшествовать двигательному действию и высказыванию; в нем как бы «проигрывается» последующее действие перед своей реализацией.

Как же образуется способность действовать в уме, каковы ее механизмы? Центральная линия ее формирования может быть отражена в следующей логической цепочке: предметное действие – действие на основе замещающего реальный предмет образа – обозначение образа словами – вербальное действие – действие в уме. При этом происходит интериоризация (овнутрение) первоначального физически осуществляемого действия, оно последовательно «пересаживается» внутрь. В этом процессе первоначально развернутое действие сворачивается, переходит на автоматическое осуществление, которое уже не планируется, не осознается, а мгновенно самореализуется, не вызывая каких-либо усилий у действующего человека. Реально осуществляемое действие через образ и слово становится действием в уме или мыслью. Так можно вкратце суммировать итоги психологического исследования процесса развития мышления, происходящего в период от 7 до 12 лет. Это, конечно, не единственный процесс развития мысли, но весьма существенный, в определенном смысле базовый, поскольку от его сформированности зависит возможность развития других процессов.

Исходя из очерченного выше понимания закономерностей процесса интериоризации П.Я. Гальпериным были разработаны психологические принципы построения методик обучения для ряда дисциплин школьного курса; практика показала их эффективность в каждом конкретном случае. Рассмотрим более подробно вышеприведенную логическую цепочку.

Первый ее этап – предметное, физически осуществляемое действие, которое (что значимо с педагогической точки зрения) должно быть выполнено правильно. Правильность выполнения (через показ обучающего) обеспечивается продуманностью анализа его логической структуры, основных узлов действия. В простейших случаях она достаточно очевидна, в более сложных должна стать предметом специального анализа. Следует отметить, что допущенные на этом этапе (и в логическом анализе структуры) ошибки затем укореняются и становятся трудно исправимыми.

Второй этап – физическое выполнение действия, сопровождаемое словесным обозначением выполняемых операций. Как и в предыдущем случае, необходима тщательность выражений в словах; допущенные неточности, особенно разночтения обозначений для одного и того же действия, скажутся на точности формируемого действия в уме, снизят общую скорость его формирования. На этом этапе начинает подготавливаться перевод действия на вербальный уровень реализации.

Третий этап – замещение реально осуществляемого действия действием в образе с проговариванием вслух. Для удержания образа, как правило, используются наглядно представленные условия действия, либо их заместители (модели). Суть этапа состоит в прекращении физически осуществляемого действия и построении связки образа и слова. Иногда вводится особый второй подэтап, в котором убираются наглядно представляемые условия и требуется «держать» их в собственном субъективно строимом образе.

Четвертый этап – проговаривание действия вслух с постепенной элиминацией (устранением) роли образа, фактически здесь начинается свертывание и сокращение действия, перевод его в чисто вербальный план.

На пятом этапе «убирается» проговаривание вслух, оно постепенно редуцируется во внутреннюю речь сначала проговариванием про себя (на детях, да и на взрослых это можно хорошо наблюдать, следя за движением губ, когда слышимая речь уже отсутствует), потом постепенно оно снимается, становясь ненужным. Действие полностью автоматизируется и осуществляется в уме.

Экскурс в теоретическую психологию определяет возможность не только ответа на ранее поставленный частный вопрос, почему занятия шахматами особенно полезны в возрасте 7–12, но и построить разумные, качественно определенные цели их введения в обычную школу. Действительно, шахматы – это как бы самим Богом созданный материал или модель для развития способности действовать в уме. Отмеченные этапы формирования такой способности на шахматном материале легко и логично реализуются для развития самой игры. Так, например, их легко проиллюстрировать на задаче попасть конем с поля а1 на поле с3, не выходя из квадрата, вершинами которого являются эти поля. Отметим, что эта небольшая задача была, в частности, экспериментальным полигоном для отработки одной из психологических теорий интериоризации.

Самым важным для нас является то, что общий тезис о развивающем значении шахмат может конкретизоваться. Его справедливость вытекает не из ссылок на личный и каждый раз индивидуальный опыт, на мнения авторитетов и среднестатистические данные, а из возможности практического действия, из построения организованного обучения, дающего конкретный выход развития у детей способности действовать в уме. Отметим, что речь идет об организованном обучении, т.е. обучении для всех учеников и с гарантией. Сразу же возникают новые вопросы. В чем состоит эта гарантия и не получится ли так, что дети действительно научатся играть в шахматы, будут уметь делать шахматные ходы в уме, но в других сферах деятельности такой способности не приобретут? Какие можно представить доказательства? Есть идея, есть соответствующая ей цель преподавания шахмат, но даст ли это ожидаемый результат? Ответы на эти вопросы можно получить, построив принципиальную схему методики обучения шахматам в школе и показав возможность ее реализации. Перейдем к этому.

Несколько слов о том, что такое и зачем нужна принципиальная схема методики обучения при цели, определенной как выработка способности общего порядка, формирование частного умения всегда можно осуществить, оставаясь в его рамках, ограниченных конкретно заданными условиями, безотносительно к тому, состоит ли это умение в переходе согласно правилам уличного движения или в осуществлении простого маневра шахматной фигурой. Сформировать же способность, лежащую в основе различных по своему материалу, по своему действию умений таким образом уже нельзя. Ее формирование не может быть ограничено какой-либо одной областью деятельности, не сводится к этому. Так, сформировав умение действовать в уме при игре в шахматы, мы еще не можем быть уверенными, что оно автоматически возникнет и в других сферах деятельности. Иначе говоря, интериоризация одного вида действия не означает, что при этом интериоризуются и другие возможные виды деятельности. Если так даже и произойдет, то результат ни в коей мере не зависит от действий обучающего, он складывается сам по себе вне специфических и целенаправленных воздействий обучающего, а, следовательно, может как получиться, так и не получиться. Для достижения результата необходимо выделить систему воздействий. Выделение необходимых воздействий (и условий) и составляют суть того, что было названо принципиальной схемой методики.

Выработка способности действовать в уме состоит из следующих четырех основных моментов: отработки умения действовать в уме на шахматном материале; аналогичной отработки на некотором другом материале; постановки рефлексивной задачи на осознание способа действия в обоих используемых случаях; проверки сформированности способа действия (соответственно – способности) на ином по сравнению с первыми двумя случаями материале. Рассмотрим предлагаемую схему более подробно.

У человека, занимавшегося преподаванием шахмат, реализуемость первого момента очевидна, впрочем как у любого умеющего играть в шахматы, поскольку они предполагают действия в уме, на любом более или менее осмысленном уровне просто невозможно без них. Хотелось бы только сделать одно замечание: на мой взгляд, многие ошибки шахматистов от низших разрядов до кандидатов в мастера включительно связаны с тем, что их умение действовать в уме складывалось стихийно, а потому содержит пробелы и недочеты; например, кандидат в мастера при расчете варианта на 3-4-м ходу делает невозможный ход. Случай не редкий, но его можно исключить уже на раннем периоде шахматного совершенствования. На этом мы еще специально остановимся в дальнейшем, а сейчас подчеркнем лишь одно: сформированное на шахматах умение еще не означает появление соответствующей способности. Здесь не должно быть иллюзий, для нее лишь заготовлен первый необходимый материал, сделан первый шаг.

Этот шаг должен быть подкреплен на другом материале. В качестве его могут быть взяты, например, другие игры, предполагающие «ходы» в пространстве и в этом смысле близкие к шахматам, либо какие-нибудь жизненные примеры (трассировка пути и т.п.). Как и в предыдущем случае, умение действовать в уме здесь также должно скрупулезно отрабатываться по выделенным этапам формирования действия. Суть – в подготовке необходимого другого материала для сопоставления. Вполне возможно, что на этом новом материале действие в уме формируется легче и быстрее, начинает сказываться его отработка на шахматах. Тем не менее необходимо подчеркнуть, что если это и происходит, то возникает вне специального обучающего воздействия, пока помимо и вне его, стихийно.

Сопоставление двух «заготовок» является третьим, по-видимому, наиболее тонким и трудным моментом выделяемой принципиальной схемы. Как уже говорилось, его смысл состоит в постановке особой рефлексивной задачи. Термин «рефлексивный» был введен английским философом Д. Локком и означает «обращенный, имеющий своим предметом внутреннее», рефлексия – это опыт над опытом, мышление над мышлением. В данном случае рефлексивная задача — это задача совершенно иного типа, чем ранее занимались обучаемые нами дети. Ранее им нужно было в уме выполнить некоторое действие, сделать несколько шахматных ходов, либо сложить простейшие фигуры танграмма. Дети должны сопоставить эти примеры, разобраться в том, как они их решали, естественно по простым, доступным для них характеристикам. На первый взгляд, эти характеристики весьма просты и могут даже показаться банальными: удержание во внимании всего целого условия действия (например, шахматной доски, выделенной ее части, очертание фигуры танграмма, которую надо сложить, и т.п.), мысленное движение от конца (решение в уме такой задачи как проведение коня с поля а1 на h8 невозможно без фиксации предпоследних полей, на которые должен стать конь; здесь наблюдается своеобразный, часто наблюдаемый феномен: движение мысли часто идет прямо противоположным путем, чем реально совершаемые для достижения планируемого результата действия) и др. Совокупность этих характеристик образует обобщенный способ действий, который складывается в рефлексии. Чрезвычайно важно отметить (и в этом смысл сопоставления опыта работы на двух различных материалах), что осознаваемые характеристики не оказываются «привязанными» к особенностям того или иного используемого материала, носят общий характер. Если решение рефлексивной задачи проведено грамотно и корректно, т.е. дети сами пришли к этим характеристикам, отвечая на отработанную последовательность вопросов обучающего, а не просто заучили, то можно утверждать о наличии у них общего или обобщенного способа решения, сформированности способности.

Четвертым моментом принципиальной схемы является проверка. Она осуществляется на новом, ранее не используемом материале, не очень отличающемся по своим существенным характеристикам. Сама проверка строится достаточно просто: после объяснения сути поставленной задачи ее предлагается решить в уме. Естественно, что необходимые для решения действия должны быть доступными и не многосоставными; ведь цель проверки не в сложности поставленной задачи, а в выявлении того, сложилась ли способность проводить действия в уме на новом для обучаемого материале.

Описанная принципиальная схема построения методики обучения использовалась автором на другом материале (текстовых алгебраических задачах) и для других целей (формирование способности к мышлению в схемах с помощью знаковых моделей) и оказалась эффективной. Дело даже не в том, что сократилось необходимое для обучения время и усвоение школьного математического материала стало более прочным (достичь подобных результатов не так уж трудно, часто они являются артефактом, следствием неконтролируемого воздействия, например реакции на иной, нестандартный тип обучения), а в том, что все учащиеся достигли планируемого в обучении результата, достижения, выработки указанной способности. За счет чего? Представляется, что в первую очередь за счет контролируемости последовательности воздействий, необходимых для формирования указанной способности. Принципиальная схема дает основную структуру этих воздействий. Поскольку сама эта схема имеет не предметный, а методологический характер, т.е. не связана с особенностями формируемой способности, она может быть использована и для выработки общей способности действовать в уме при обучении шахматам в школе.

При четко фиксированной установке учителя шахмат на развитие мышления учащихся реализация разобранных теоретического (поэтапное формирование действия в уме) и методологического (принципиальная схема с постановкой рефлексивной задачи) положений не должно вызывать каких-либо серьезных затруднений. Прежде всего они легко вписываются в практикуемые способы обучения шахматам: разучивание ходов шахматных фигур, определение основных целей игры, простейшие постановки мата, проведение пешки в ферзи и т.д. Различие с традиционным обучением заключается в том, что именно контролируется: если в первом только процесс совершенствования в шахматной игре, то во втором вводится контроль над еще одним процессом — развитием мышления (заметим, что это отнюдь не отменяет контроля над процессом совершенствования в игре). Этот последовательный, продуманный контроль, средства которого мы и старались выделить выше, и является отличительным признаком.

Возможно возражение: а разве это не делается и при самом обыкновенном, не базирующемся ни на какой «высокой науке» обучении шахматам? Да, делается; но делается частично, от случая к случаю, вне какой-либо продуманной системы, что резко снижает не только общий эффект от занятий шахматами, но и качество и темп совершенствования в них.

Не ставя цели подробного описания методики, рассмотрим кратко некоторые из приемов ее проведения. Для этого удобно разделить их на группы в соответствии с ранее выделенными узловыми моментами. Внутри каждой из таких групп последовательность заданий должна строиться по известному принципу движения от простого к сложному; сами же задания должны естественно включаться в общий контекст, не выглядеть в нем искусственными, натянутыми, неизвестно зачем введенными в урок. Лучше всего (этого не так трудно достичь), когда такие специальные задания даются в игровой форме, практически всегда связанной с соревновательным моментом.

Трудно избежать одной ошибки – для преподавателя простейшие правила шахматной игры (ходы фигурами, элементарные шахматные маневры, геометрия доски и т.п.) настолько автоматизировались, представляются само собою разумеющимися, что он не видит проблем в их усвоении, стремится как можно быстрее закрепить их у учеников и скорее перейти к показу технических приемов шахматной игры. При этом игнорируется стоящая за этой простотой логика (преподаватель, сам умея достаточно хорошо играть в шахматы, не делает соответствующий анализ), допускается поспешность и пропуски в ней, что может сказаться впоследствии. Здесь должно применяться общее правило «лучше меньше, да лучше». Так, «чувство фигуры», ее возможностей можно начинать развивать уже с первых уроков по шахматам, шаг за шагом переводя траектории ее действия во внутренний план. Соответствующие выполняемые в уме задачи могут усложняться примерно по такой цепочке: действия в один ход, в два хода; действия при наличии одного, двух препятствий; действия по достаточно сложной траектории движения. Аналогичные, но более сложные задачи возникают уже при простейшей динамике взаимодействия своих фигур, взаимоотношения с игрой другой стороны и т.д. Отработанность простейших элементов, полнота и точность переведения всех составляющих этих элементов во внутренний план обязательно скажется на характере дальнейшей игры.

Заметим, что способность действовать в уме, как и любая другая способность, является открытой, т.е. не имеет фиксированного верхнего предела. Мы рассматриваем лишь простейшие ее случаи, лежащие в основе овладения игрой в шахматы. Отмеченную способность для хорошо играющих в шахматы детей необходимо неуклонно развивать и далее. Хотя может показаться странным, даже парадоксальным, тем не менее и здесь эффективнее всего использовать ранее охарактеризованную последовательность этапов переведения действия во внутренний план, например, если мы хотим выработать у разрядника умение читать партию с листа. На более высоком уровне техника формирования со всеми отмеченными ее нюансами повторяется.

Любой тренер в своей работе использует примеры из других игр, приводит различные жизненные случаи и т.п. Они необходимы для сравнения, пояснения, более наглядного показа. Введение «второго» материала практически может осуществляться также, небольшими, не требующими больших затрат времени вставками, как бы параллельно шахматному разъяснению. Это первая возможная стратегия его подачи. Можно поступить и по-другому, отвести для этого специально выделенные 20-30 минут, реальное количество времени определяется характером этого материала. В обоих случаях отличие от обычного пути его использования состоит в проведении контролируемой и специально продуманной заранее работы с этим «вторым» материалом: формирование действия в уме необходимо строить по тем же этапам, что проводились с шахматными действиями.

Остановимся на технике постановки и решения рефлексивной задачи. Напомним, что она состоит в сопоставлении решения двух различных задач с целью формирования обобщенного способа, выработки общей способности. Эти два решения должны быть зафиксированы. Практически это удобно сделать, предложив учащимся заново решить в уме две средние по сложности задачи: одну – шахматную (исходная позиция остается на демонстрационной доске), вторую – например, на складывание фигуры из ее частей. Тогда преподаватель рядом на обыкновенной грифельной доске рисует в беспорядке отдельные части и уже сложенную фигуру. Последующая работа состоит в вопросах преподавателя и ответах учащихся. Логика вопросов заключается в подведении детей к осознанию существенных для правильного решения (процесса решения) характеристик. Сами вопросы должны быть просты и доступны пониманию детей. Например: как мы решали эти задачи – двигая шахматные фигуры («вырезки», части танграмма) или нет? Возможные ответы детей: нет, не двигая, в уме и т.п. Вопрос: «удобнее ли так действовать?». В ответе на этот вопрос мнения могут разойтись, но сам момент проведения сопоставления надо выбрать так, чтобы большинство из учеников уже бы предпочло действие в уме. В зависимости от ситуации могут быть и другие вопросы подобного типа; существенно достижение цели, которая в этой группе вопросов-ответов заключается в подчеркивании значимости, эффективности совершения действия в умственном плане по сравнению с движениями, осуществляемыми с помощью рук. В кратком резюме этот момент следует подчеркнуть и самому преподавателю. Вторую группу вопросов-ответов можно направить на осознание того факта, что целостность осуществляемого действия определяется целью, т.е. конечным положением, которого надо достичь, и т.д. Заметим, что предварительная работа над определением этих вопросов (с учетом возможных ответов), выстраивание их последовательности по группам является прекрасным, хотя порою и не простым средством для углубления понимания того, как происходят процессы мышления у детей.

Рефлексивное осмысление своих же собственных действий учащимися, управляемое вопросами преподавателя, может занять 20-30 минут времени. Экономить на это время, как и на использование на уроках других (не шахматных) заданий не стоит. Оно полностью окупается качеством формируемых, умений (технологический аспект), а также – в этом и состоит целевая установка – их общим развитием.

Проверку достижения результата целесообразнее проводить через одно-два занятия, рассмотрев, например, задачу прохождения несложного лабиринта. В качестве критерия сформированности способности может быть взято простое обстоятельство: начинается ли решение «с конца» или «с начала» лабиринта; напомним, что работа во внутреннем плане идет от цели, в случае когда действие в уме правильно и полностью сформировано.

Мы рассмотрели одну из типовых ситуаций, когда шахматы могут выступить в качестве очень удобного материала, полигона для развития мышления детей. Таких ситуаций имеется значительно больше (например, развитие способности планировать свои действия нельзя свести к способности действовать в уме; первая, конечно, опирается на последнюю, но имеет свои особые черты и характеристики) и их еще необходимо выделить и проанализировать.

Представляется, что и в других случаях при всем их качественном своеобразии следует использовать одну и ту же последовательность действий; выделить способность, которую удобно развивать на шахматном материале; показать ее значение для общего развития мышления; определить основные компоненты, образующие структуру выделенной способности; дать методические приемы формирования способности с учетом специфики шахматного материала; на практике проверить, насколько удается достичь поставленной цели. Иначе говоря, для каждого конкретного случая разработать свою, всегда специфическую принципиальную схему методики преподавания, нацеленную на развитие мышления.

Развитие мышления – это искусственно-естественный процесс, причем его искусственная составляющая определяется усилиями обучающего в этом направлении. И надо ясно себе представлять, управляет ли преподаватель развитием мышления при обучении шахматам или нет. (Подробнее см. «Шахматы: наука, опыт, мастерство: Практическое пособие» /Под ред. Б.А. Злотника. — М.: Высшая школа, 1990, с. 41-53).

 

Из статьи Б.Злотника «Чёрно-белые поля за Пиренеями», 1996

Вся местная система образования, переживающая ныне заметный подъем, ориентирована на всестороннее интеллектуальное развитие подрастающего поколения. Приятно, что не последняя роль отдана здесь шахматам. Не так давно — 8 марта 1995 года — сенатская комиссия по образованию приняла решение по инициативе Канар о преподавании шахмат в школе как предмета по выбору. Что открывает для энтузиастов новые возможности, опирающиеся на законодательную базу… В упомянутой выше сенатской комиссии фигурируют и материалы моего эксперимента, начатого в 1993 году, — курс «Шахматы и интеллектуальное развитие». Важно различать то реальное, что могут шахматы, а что им не по силам. Это предмет особого разговора. В этом году я проводил летний университет — впервые под эгидой UNED (ранее на земле Испании в чем-то подобном по разу участвовали Каспаров и Карпов). В программе — выступления не только известных шахматистов, но и педагогов, журналистов. Разнообразие затронутой тематики иллюстрируют такие лекции: «Как достигнуть публики через средства массовой коммуникации», «Мировой опыт о введении шахмат в образовательную систему», «Шахматы и интеллектуальное развитие детей 5-6 лет», «Региональная шахматная школа»… Среди докладчиков — гроссмейстеры Элизбар Убилава, Миоград Тодорчевич, журналист Леончо Гарсиа, доктор биологии Хосе Анхель Лопес де Турисо (оставивший свою профессию ради преподавания шахмат в частной школе для 650 учеников) Подробнее — «64 — Шахматное обозрение», 1996, №11, с.30-31.

 

Из заметки «Шахматные доски — в ранцы и портфели», 1998

…Анатолий Карпов намерен ещё больше внимания уделять развитию детских шахмат и добиваться их включения в школьную программу. Об этом поведал Карпов на презентации международного фестиваля «Шахматы в школах», который пройдёт летом в рамках Всемирных юношеских игр под патронажем Международного олимпийского комитета.

— Всячески способствовать развитию шахмат, прежде всего детских, — наша общая главная задачи, — подчеркнул Карпов. — Мы уже провели три так называемые «Чернобыльские олимпиады»… На очереди — создание координационного Центра, возглавить который согласился такой авторитет, как академик Леонид Абалкин, возрождение школы Михаила Ботвинника.

По словам Карпова, при поддержке Министерства просвещения, правительства и парламента в скором времени шахматы могут быть законодательно включены в учебную программу средней школы.

— …Что же касается «шахматного всеобуча» школьников, то здесь мы, увы, на несколько лет отстали от развитых западных стран, — сообщил Карпов.

Чемпион напомнил, что ещё 4 года назад парламент Испании ввёл шахматы в систему факультативов в школах. За испанцами последовали законодатели Швеции и Италии. Похожая картина наблюдается в отдельных штатах США и провинциях Канады.

-…Что касается фестиваля «Шахматы в школах», то уже сегодня мы ощущаем весомую поддержку московского мэра Юрия Лужкова, который очень доброжелательно относится к шахматам. (Подробнее — «Советский спорт» от 16.01.1998, с.1).

Комментарий автора сайта: безымянный автор заметки «Шахматные доски — в ранцы и портфели» что-то путает. Не нужно добиваться включения шахмат в школьную программу, потому что …они уже введены с 1993-1994 гг., благодаря инициативе Министерства общего и профессионального образования (а не Министерства просвещения, такого названия уже нет). Поэтому отстать мы никак не могли. Более того, ни в Испании (где испанцам активно помогают российские специалисты), ни в Швеции, ни в Италии нет специального учебно-методического комплекта, подобного изданному в России. Не так давно израильские методисты сообщили, что в Израиле вышел первый в мире учебно-методический комплект для начальной школы (в 2001 году). Это не так. В России раньше.

 

Конференция учителей шахмат в Далласе, США, 2003

В американском городе Далласе прошла конференция учителей, которые используют шахматы в воспитательных целях. Именно в педагогических, то есть демонстрируют на примере этой древней игры, как решать жизненные задачи. Все выступающие подчеркивали, что шахматы повышают самоуважение в детях и помогают интегрировать иммигрантов в общество. К шахматам прибегают и в случаях, когда детям нужно помочь бороться с зависимостями — алкогольной и наркотической. Одним словом, шахматы, по мнению участников конференции, отличный инструмент для решения жизненных проблем. «В шахматах ничего не зависит от случая, это не азартная игра, поэтому ты должен шевелить мозгами и стараться, чтобы выиграть, а если ты проиграл, то, по крайней мере, ты разработал некую стратегию», — говорит Фернандо Морено, автор книги «Учить жить с помощью шахмат».

 

Из материалов сайта РШФ «17 сентября 2003 г. Красноярск, Россия. Уроки игры в шахматы могут стать частью школьных программ», 2003

«Уже в ближайшее время уроки игры в шахматы в качестве факультатива могут стать составной частью школьных программ. Об этом заявил 12-й чемпион мира Анатолий Карпов на церемонии закрытия 56-го чемпионата России по шахматам среди мужчин. По мнению Карпова, Министерство образования скоро примет на этот счет соответствующее решение. Свой прогноз чемпион мира подтвердил тем, что Российская шахматная федерация в последнее время активно работает «в плане развития детских и молодежных шахмат с Министерством образования страны и департаментами образования многих регионов». Карпов подчеркнул «шахматы могут ненавязчиво многому научить», например, контролю за временем, анализу, планированию, прогнозированию и самодисциплине».

Комментарий автора сайта: Очень важная информация! Дело в том, что хотя программа «Шахматы — школе» с 1996 года является составной частью «Программ общеобразовательных учреждений: Начальные классы», но о реальном внедрении говорить преждевременно. Одна из причин заключается в том, что пока нет чёткого взаимодействия между Министерством образования и Российской Академией образования с одной стороны и РШФ с другой стороны. Поэтому очень важно то обстоятельство, что в последнее время Анатолий Евгеньевич Карпов уделяет этому вопросу повышенное внимание.

 

Из интервью Г.К. Каспарова главному редактору «АиФ» Н. Зятькову «Гарри Каспаров. Шахматы умирают?», декабрь, 2003

– …А что же вы? Оставляете поле битвы или, как прежде, с открытым забралом будете бороться за будущее шахмат?

– Я много лет боролся за то, чтобы ситуация была иной, но повлиять в целом на картину не могу. Очень устал и занят сейчас своим делом – работаю над пятитомным изданием «Мои великие предшественники». Но хочу сказать: в любом случае в ближайшем будущем шахматы завоюют в системе образования важнейшее место. Увы, это случится не у нас, а в Америке, Западной Европе, Израиле, где есть время и желание думать о стратегических перспективах. Один Нью-Йорк даёт 3-4 млн. долларов в год на шахматы в школе по благотворительным программам, и там все понимают, как шахматы влияют на качество образования.

– А в чём конкретно это выражается?

– В классах, где занимаются шахматами, резко улучшаются результаты не только в математике, но и в других предметах. Школьник начинает самостоятельно мыслить, и это самое главное. Расовые и социальные барьеры исчезают. Игра может объединить всех. У ребёнка развивается чувство ответственности. Твой ход – вся ответственность на твоих плечах. Личность по-настоящему растёт с шахматами.

– А что мешает ввести это в России?

– В СССР шахматы использовались как оружие идеологическое. На самом деле все эти секции, кружки, «Белые ладьи» были нацелены на то, чтобы найти Карпова, Каспарова, Крамника, – подпитать пирамиду и доказать, что мы самые умные в мире. Все же попытки ввести шахматы в образование провалились. В 1987 г. я ходил к секретарю ЦК КПСС Бирюковой с предложением подготовить программу игры для школы. Тогда Советскому Союзу, чтобы внедрить шахматы в систему образования, нужно было 150 тыс. рублей. Но нам сказали: «Кому это надо? У нас и так всё хорошо…» Сейчас на самом деле никто не замечает, что профессиональные шахматы в России умирают. Последний «выброс» советской шахматной школы – Александр Грищук…

(Подробнее — «Аргументы и факты», декабрь, №50, 2003, с.3).

Комментарий: То, что не удалось сделать в СССР, реализовано в России. В 1993 году Министерство образования РФ само выступило с инициативой создания первого учебно-методического комплекта для начальной школы, который в начале 1994 года уже был разработан. Однако, о реальном внедрении, пока не решён кадровый вопрос, говорить преждевременно. Среди международного программного обеспечения отметим программу и методические рекомендации (в трёх частях), разработанную Валерием Суреновичем Цатуряном под эгидой Шахматной академии Г.К. Каспарова (М.: 2003).

 

Татьяна Хлебникова «Таблетка под названием «шахматы», Украина, 24.01.2004

Эта древняя игра способствует развитию интеллекта ребенка. Во многих странах мира в последние годы заметно повысился интерес к детским шахматам. И это не случайно. Древняя игра, как объяснил мне старший тренер ДЮСШ № 3 г. Киева, кандидат в мастера спорта Геннадий Плостак, оказывает колоссальное влияние на развитие интеллекта и тех личностных качеств ребенка, которые крайне необходимы в современном мире. Например, вырабатывает умение в короткий промежуток времени принимать правильное решение. Шахматы также приучают детей к микрострессам, ибо каждая проигранная партия и есть микростресс. Замечено, что шахматисты не теряются в критических ситуациях, не впадают в панику, а думают, ищут выход. Общеизвестно также, что шахматы учат логически мыслить, а увлекающиеся этим спортом дети хорошо учатся, без проблем поступают в институты, делают прекрасную карьеру.

— Более того, шахматы полезны и с медицинской точки зрения, — рассказывает Геннадий Яковлевич. — Если ребенок непоседлив, не может сосредоточиться, то после занятий в кружке он постепенно избавляется от этих недостатков. Уместно в этой связи вспомнить знаменитую фразу Александра Алехина: «С помощью шахмат я воспитал свой характер».

Словом, польза от шахмат — огромная, а затраты на них — минимальные. На Западе, да и на Востоке, в развитие детского шахматного спорта сегодня вкладываются огромные деньги. Этот интерес лет восемь назад был сильно подогрет опубликованным в прессе докладом ЮНЕСКО о результатах специального исследования о влиянии шахмат на развитие ребенка. В исследовании принимали участие американские научные светила и представители Шведской королевской педагогической академии. Вывод был сделан однозначный — польза от этой игры несомненная. Так что детские шахматы теперь занимают в досуге ребят чуть ли не ведущее место. Вводятся они и как отдельный предмет в школьные программы. Ибо эта игра — своего рода уникальная, волшебная «таблетка», которая показана всем без исключения детям — физически слабым и сильным, умным и не очень, с плохим зрением и с хорошим… А какова ситуация с детскими шахматами у нас?

— Если прежде представители стран СНГ были намного сильнее всех, то сейчас титулы чемпионов мира завоевывают спортсмены из Индии, Китая, — рассказывает Геннадий Плостак. — Но больше всего меня поразил Иран. Шахматы там разрешили всего 7 лет назад, а в 2000 году у них уже появилась первая чемпионка мира — девочка.

Может, в Украине нет талантливых детей? Или плохие тренеры? Ни то ни другое. Одна из «звездочек» тренера Плостака — второклассница Маша Корниюк. Она — самая юная перворазрядница в Киеве. А вообще за 21 год тренерско-преподавательской работы Геннадий Яковлевич воспитал немало выдающихся спортсменов. И сегодня он чуть ли не единственный тренер в Киеве, чьи дети играли на первенствах мира и Европы. В октябре 2000 г. в Испании проходил очередной чемпионат мира среди юношей и девушек в возрасте до 16 лет. Единственная киевлянка, тоже ученица Геннадия Яковлевича, — Таня Аксенова завоевала среди 72 участниц восьмое место, опередив многих международных мастеров. Задача школы — не просто учить детей игре в шахматы (занятия, заметим, для ребят бесплатные!), а растить разрядников, чемпионов. Да, процентов 70 из тех, кто заканчивает ДЮСШ №3, выполняют звание кандидата в мастера спорта. И все это — усилиями тренеров-фанатов. Однако им надо помогать. К сожалению, в детских шахматах Киев сейчас не на ведущих позициях. Да, детским тренерам помогают. Тот же Петр Буркацкий, председатель городского спорткомитета, у которого, по словам Плостака, «отношение к тренерам просто изумительное». Но, думается, кроме отдельных энтузиастов, нужны более мощные, объединенные усилия. В той же Грузии правительство выделило большие средства на поддержку традиционно сильнейших в мире женских шахмат. И у нас есть хорошие примеры. Так, в Харькове в целевую программу «Талантливые дети» включены и юные шахматисты. В Киеве же пока детские шахматы финансируются по остаточному принципу. ДЮСШ №3, например, очень нужен компьютер. И не один. Мечтают в ДЮСШ №3, как это было раньше, бесплатно водить ребят в бассейн, чтобы укреплять их физически. Очень необходимы летние лагеря отдыха — это самое благодатное время для занятий с детьми. В общем, проблем хватает. Много лет назад, еще во времена СССР, в прессе велись шумные дебаты о том, что такое шахматы — спорт или искусство? Лично я думаю, что эта мудрая, древняя игра вобрала в себя и то и другое. А еще она несет в себе мощный педагогический заряд. Давайте не забывать об этом. И пусть не все дети, играющие ныне в шахматы, станут чемпионами. Но то, что это будущая элита Украины, — бесспорно.

 

А.Н. Костьев «Педагогический конгресс: Кальвия, 16-20 октября 2004»

«В принятой концепции семинара удалось отразить роль шахмат как педагогического инструмента развития способностей школьников к умственной деятельности… Автор учебника для самых маленьких Джоли Прио продемонстрировал оригинальный подход к обоснованию подбора учебных примеров для 4-6 летних детей… Если удастся перевести эти доклады на русский язык, то сборник будет издан в России. Скоро увидят свет материалы другого конгресса «Шахматы в школе», который был проведён в Америке два года назад… Будет проведён очень большой Конгресс «Шахматы и школа» (ноябрь, Голландия)». Подробнее — «Шахматное обозрение — 64» 2004, №11, с.57.

Материалы собрал: Игорь Сухин, автор статей и книг по обучению детей шахматам