История известного на Алтае шахматиста и строителя Рувима Кура

Человек с недюжинным талантом, мастер своего дела, мэтр. Всё это об уникальном в своём роде человеке – известном на Алтае шахматисте и строителе Рувиме Менделевиче Куре.

Волчье детство Рувим Кур родился в литовском Паневежисе, где в конце тридцатых годов его отец построил «фамильный» дом в самом центре города. Однако уже в 1940-м семья была лишена уютного гнёздышка, став жертвой так называемой экспроприации, и начала скитаться по частным квартирам. В июне 1941-го, перед вторжением гитлеровцев, семью шестилетнего Кура, как и тысячи других «классово чуждых элементов», выслали в Сибирь.

Так они оказались в селе Контошино Косихинского района. И даже не в самом селе, а на дальнем отделении, примыкавшем к лесному массиву, где по ночам выли волки. Жили в землянке, в которой зимой было немногим теплее, чем на улице. Как вспоминал Рувим Менделевич, «по ночам голова примерзала к доскам, служившим кроватью».

«Никогда не забуду доброту здешних жителей, делившихся с нами последним, что у них было, в буквальном смысле спасших нас от голода и холода, – подчёркивал Рувим Кур в книге «Сибирь шахматная».

– Мы не ощущали себя чужаками, хотя многие из депортированных, и мы в их числе, почти ни слова не знали по-русски».

В Контошино герой нашего материала получил начальное образование, а затем и первые шахматные уроки от настоящего энтузиаста этой древней игры, работавшего бухгалтером в отделе рабочего снабжения. В 1949 году после смерти отца, который был глубоко надломлен тем, что произошло с его семьёй, Рувим поступил в Барнаульский строительный техникум, где шахматы оказались весьма популярны, регулярно проводились свои турниры. Имея неплохой опыт сражений в чемпионатах села Контошино, он довольно быстро выдвинулся в лидеры, завоевав авторитет среди однокурсников и преподавателей.

Борьба за «корону»

Благодаря шахматам парень познакомился со многими интересными людьми. И в первую очередь с лучшим шахматистом Сибири 40 – 50-х годов Василием Лепихиным. «Встречи с этим незаурядным, обаятельным человеком – самое памятное для меня за долгие годы, отданные шахматной игре», – писал много позже Рувим Менделевич.

Будучи студентом техникума, Кур частенько бегал в парк Центрального района Барнаула, где в летние месяцы Лепихин давал сеансы одновременной игры – на двадцати, тридцати досках. Первое время юноша предпочитал оставаться в зрительских рядах: уж больно крут был Василий Васильевич, редко какой сеанс заканчивался не под ноль. Но однажды, поборов робость, уселся за столик. С тех пор Рувим стал сражаться с сибирским шахматистом номер 1 не только в сеансах одновременной игры, но и в партиях-пятиминутках, а несколько лет спустя – в краевых чемпионатах.

В конце 50-х уже набравший силу Кур выиграл чемпионат Барнаула, что считалось в те годы весьма престижным трофеем. И стал одним из реальных претендентов на титул чемпиона края. Правда, завладеть им в 1960 году удалось в отсутствие главного конкурента – Василия Лепихина. В следующем году Лепихин вернул себе чемпионское звание, но на этот раз среди участников не оказалось Кура, которого не отпустили дела в строительном управлении.

В то время он уже занимал солидный пост главного инженера «СУ-12 Норма» (тогда УНР-269). Этому предшествовали годы работы сначала мастером, а затем старшим прорабом. Как рассказывает бессменный ведущий «Игротеки» в «Алтайской правде» Владимир Нейштадт, которого помимо общего увлечения шахматами связывали с Куром ещё и тёплые человеческие отношения, у Рувима Менделевича были инженерный талант, огромные знания и большая организованность. Этих качеств он настойчиво добивался и от своих подчинённых.

На посту главного инженера Кур проработал три десятилетия. За эти годы в управлении внедрялись, а затем «тиражировались» в других строительных коллективах Барнаула многие технологические новинки, остроумные инженерные решения, позволявшие значительно сокращать сроки строительства, удешевлять его. На счету стройуправления десятки объектов, позволившие Барнаулу обрести черты современного города: корпуса политехнического института, машиностроительного техникума, Дворец культуры котельщиков, главпочтамт, крытые рынки, стадион «Динамо» и многое другое. На таких сложнейших, ответственных стройках Рувим Менделевич и набирался, как говорится, ума-разума. Не оставлял при этом и своё шахматное увлечение, хотя и не имел возможности капитально изучать теорию и регулярно выезжать на турниры.

Но вернёмся к вечному спору Кура и Лепихина, который в те годы являлся изюминкой краевых и зональных турниров. В этой «междоусобице», всякий раз выливавшейся в яркие, бескомпромиссные поединки, победу чаще праздновал более молодой литовец.

Лицо алтайских шахмат

Именно Рувим Менделевич стал первым алтайским шахматистом, которому присвоили звание мастера спорта. Покорить в те годы мастерскую вершину было весьма непросто. Для этого надо было или хорошо сыграть в финале чемпионата России, или пройти отборочный раунд – «рубку» с честолюбивыми соискателями, кандидатами в мастера и затем, получив право на матч с мастером, добиться победы. Конкуренция была жесточайшая, и неудивительно, что многие авторитетные шахматисты, в том числе и Василий Лепихин, так и остались кандидатами в мастера. В 1970 году Кур выиграл один из таких отборочных турниров, а затем «прошёл» москвича Виктора Глатмана – опытного мастера из Москвы, двукратного чемпиона Европы среди железнодорожников, международного арбитра с большим стажем, выиграв у него 8:6.

Рассказывая о немалых заслугах Рувима Кура перед Алтаем, нельзя не вспомнить историю появления барнаульского шахматного клуба. До этого десятилетиями алтайские шахматисты не имели постоянного пристанища и играли где придётся, словно бедные родственники. Как вспоминает Владимир Нейштадт, в 1974 году в пер. Некрасова сдали многоэтажный дом, часть цокольного этажа которого предполагалось отдать под женскую консультацию. На это же полуподвальное вместительное помещение положила глаз и шахматная общественность. Активно проталкивая этот вопрос, Кур вышел на председателя Центрального райисполкома Александра Кочетова, который был заядлым шахматистом. Поэтому нетрудно догадаться, какое он отдал распоряжение. В штабе алтайских шахмат отныне проводились и краевые чемпионаты, и турниры на кубок клуба, и множество стихийных поединков любителей блица.

При активном участии Кура в Барнауле прошли самые крупные турниры всесоюзного масштаба, на которых местные любители шахмат наблюдали воочию за игрой маститых гроссмейстеров, а также молодых, амбициозных мастеров. В 1988 году, например, Москва доверила проведение Всесоюзного отборочного турнира 56-го чемпионата страны среди мужчин, участником которого стал тогда ещё совсем юный, а ныне всемирно известный Гата Камский.

Как отмечает Владимир Нейштадт, в сложные 90-е годы Кур своим авторитетом многолетнего руководителя федерации не дал погаснуть огоньку шахматной жизни в крае, сохранил краевые чемпионаты, так и следовавшие своим чередом. В один из чёрных дней у Рувима Менделевича обнаружили онкологическое заболевание, с которым он, большой оптимист и жизнелюб, вступил в неравную борьбу. Ему так и не удалось справиться с этим тяжелейшим недугом. Память об этом отзывчивом на чужие горести человеке, на рубеже веков навсегда покинувшем ряды алтайских шахматистов, закреплена в ежегодном турнире по рапиду – «Мемориале Рувима Кура». Эти соревнования с призовым фондом 250 тысяч рублей будут проходить 2 – 3 марта в Барнауле уже в восьмой раз.

 

Справка

Рувим Менделевич Кур. Годы жизни – 1934 – 2000. Окончил Московский строительный институт. Заслуженный строитель Российской Федерации, первый на Алтае мастер спорта СССР по шахматам, шестикратный чемпион края. Многие годы возглавлял Алтайскую краевую федерацию шахмат.