Михаил Таль. Шахматные истории

  • [ Фирменная шутка ]

    У Таля было немало фирменных шуток, которые он любил произносить в компании своих друзей. Вот одна из тех, что он использовал часто… далеко за полночь: «Официант! Смените собеседника!»

  • [ Равный счет ]

    Таль неудачно играл против Виктора Корчного, долгое время он не мог у него выиграть. По этому поводу Таль шутил: У меня с Корчным счет 5:5, я сделал пять ничьих и пять проиграл.

 

  • [ Единственный читатель ]

    На одном из чемпионатов страны Таль похвалил шахматного журналиста Виктора Хенкина за его репортажи. Виктор Львович расплылся в улыбке и поблагодарил экс-чемпиона за комплимент, заметив, что редко от кого удается услышать такие теплые слова.
    — Естественно, — признался Таль корреспонденту, — кроме меня, тебя никто и не читает.

 

  • [ Женские возможности ]

    Когда женскую шахматную корону завоевала Майя Чибурданидзе, один из корреспондентов спросил Таля:
    — Скажите, как вы расцениваете шансы Майи стать чемпионом мира среди мужчин?
    — Во всяком случае, выше, чем мои — стать чемпионкой мира среди женщин, — не задумываясь, ответил Таль.

 

  • [ Король во гневе ]

    Таль никогда не демонстрировал коллегам-шахматистам своего превосходства над ними — воспитанность и хорошие манеры не позволяли этого делать. Хотя иногда…
    В зарубежных поездках Таль, как правило, занимал двухместный номер вместе с журналистом Александром Рошалем. И случалось, что шахматный король возвращался в гостиницу поздно ночью, причем заметно подшофе. А Рошаль, беспокоясь о здоровье Михаила, говорил ему, что это никуда не годится. Но Таль обижался: кто смеет учить меня, самого Таля, как себя вести!? Он бросал на Рошаля гневно-иронический взгляд и резко парировал его замечание:
    — А ты мат слоном и конем поставить можешь??

 

Партия в ванной

Михаила Таля все очень любили и, зная о его неважном здоровье, всегда шли навстречу. Однажды Марк Тайманов на первенстве СССР согласился играть с ним в его гостиничном номере (рижанин не мог его покинуть из-за болей). Приехал в отель вместе с судьей, но выяснилось, что Таль находится в ванной комнате (горячая вода помогала купировать приступ). Так и играли. Одна доска плавала в ванной, вторая стояла на столе, арбитр сновал туда-сюда…

Надо сказать, что ежегодно здоровье Таля ухудшалось. К кому он только не обращался! Но всюду, в разных странах врачи пасовали перед его проблемой. Но однажды экс-чемпиона привели в Ленинградский НИИ онкологии к профессору Михаилу Гершановичу, который не был ни нефрологом, ни урологом, а просто великолепным врачом. Осмотрев звездного пациента, Гершанович сообщил Талю, что у него редчайшая врожденная патология, третья почка и третий мочеточник. Необходимо незамедлительно удалять «все лишнее». Таль не поверил, ведь без всякого обследования!

Но через несколько месяцев Мише пришлось-таки лечь на операционный стол, как он сам объяснял, «от полной безнадеги». И хирурги полностью подтвердили правоту слов профессора Гершановича, уникального питерского диагноста. Возможно, гениальности сопутствуют какие-то генетические сбои. Например, у Таля было три пальца на правой руке., тоже от рождения. Его родители были двоюродными братом и сестрой, возможно, в этом и кроется причина…

Прошло совсем немного времени и шахматный мир увидел прежнего Таля, выигрывающего турнир за турниром! К сожалению, рижанин нашел мудрого доктора слишком поздно и вернуть себе чемпионское звание уже не смог, хотя и был совсем близко к вершине.

 

Некролог

В семидесятые годы, перед тем как Талю удалили почку, один шахматный журнал на всякий случай подготовил некролог экс-чемпиона мира. Когда все обошлось, и Таль приехал в Москву, кто-то из редакции по простоте душевной показал ему текст.

— Я единственный человек, — гордился после этого гроссмейстер, — который читал свой некролог при жизни!

А вскоре он выиграл один крупный турнир, причем в важной партии добился победы, пожертвовав ферзя: «Не правда ли, не плохо для покойничка?» — ухмыльнулся Таль.

Однако ему стоило немало сил превратить антигуманный поступок редакции в шутку. Он часто не выдерживал и возвращался к этой теме.

— Но кое-что в некрологе все-таки упустили, — заметил он однажды, — и я, слава богу, успел отредактировать. Наверное, стоило поставить подпись: «Исправленному верить. Михаил Таль».

В очередной раз Таль заговорил об этом неприятном случае с писателем Варленом Стронгиным, с которым был хорошо знаком. И писатель, чтобы как-то смягчить обиду Михаила, рассказал ему о том, как Федор Шаляпин любил разыгрывать перед близкими собственную смерть и делал это весьма натурально. А когда те рыдали и падали в обморок, великий певец неожиданно воскресал, смеялся и объяснял, что теперь его настоящая кончина будет для них не так страшна.

— Но я не Шаляпин, — грустно улыбнулся Таль. — Зачем разыгрывать то, чего не избежать, ведь смертность у нас в стране пока еще стопроцентная. Впрочем, некролог может мне пригодиться, — добавил он. — Если меня задержит милиция (допустим, я приму немного лишнего), то покажу им бумагу. Раз меня нет на свете, на кого же тогда составлять протокол? На нет и суда нет!

 

Коньячная ничья

Однажды Михаил Таль ужинал с друзьями в знаменитом тогда сочинском отеле «Жемчужина». Экс-чемпиона мира узнали многие посетители. Подошел официант и протянул Талю бутылку дорогого марочного коньяка, пояснив, что это подарок от группы его армянских поклонников, отдыхающих за соседним столиком. Таль потребовал переслать им от его имени две бутылки такого же коньяка и… через пару минут получил в ответ четыре.

Гроссмейстер на секунду задумался, затем взял одну из присланных бутылок, достал шариковую ручку и размашисто написал на этикетке: «Согласен на ничью. М. Таль». И отослал коньяк с официантом.

 

Промашка при заполнении анкеты

Гениальный Михаил Таль долгое время был невыездным. Причины до конца неизвестны – то ли из-за его аполитичности, то ли из-за частых любовных романов. Дело сдвинулось с места, когда Таль под давлением сверху вынужден был стать тренером «любимца партии» Карпова, помогал ему в матчах на первенство мира с Корчным. За эту услугу Талю позволили сыграть в нескольких супертурнирах, причем он выступил довольно успешно. А потом вдруг работа Таля на Карпова неожиданно прервалась. Почему? Повод был очень смешной. В опросе по определению лучшего шахматиста 1983 гола Таль в своей анкете проставил «Каспаров», ведь Гарри одолел Корчного и вышел в финальный матч претендентов. После этой «промашки» Таль моментально стал врагом Карпова. И в предстоящем матче с Каспаровым в Колонном зале Талю как тренеру Карпов уже не доверял.

 

Бассейн

В одной компании как-то оказались вместе Таль и Голованов. Сидели, выпивали, закусывали, и тут в руки к Голованову попал какой-то сборник головоломок. Он раскрыл его и стал читать вслух веселую задачку о бассейне, в который втекает и вытекает вода. Посмеялись и забыли. Прошло больше часа, и вдруг Таль ни с того ни с сего произнес:

— 24!

— Что «24»? — спросил Голованов.

— Как что! В задачке, которую ты читал, ответ: 24 литра! Можешь проверить.

Голованов заглянул в ответ, проверил. И точно — 24! Значит, Таль, активно участвуя в застолье, то и дело шутя и балагуря, не забывал о головоломке с бассейном и мысленно решал ее. Это произвело на писателя неизгладимое впечатление. А когда они крепко выпили, он предложил Талю сыграть в детский бильярд и обыграл шахматного короля.

— Миша, очень прошу тебя, — сказал Голованов, — напиши мне справку: «Я, Михаил Таль, удостоверяю, что проиграл Ярославу Голованову партию». Только не пиши во что, ладно?