Июль. 1980

Сергей Караулов

Летом 1980 года, сразу после выпуска из МГУ, я отправился в свою первую «почвенную» командировку — собирать образцы на предмет их дальнейшего изучения в плане загрязнения тяжёлыми металлами. Летел я в славный город Магнитогорск, к знаменитой горе Магнитной (которая, при коротком с ней знакомстве, оказалась глубоким, заросшим сорной растительностью, котлованом — металлурги местные давным-давно работали на привозном сырье). Но речь не об этом.

В аэропорту «Домодедово» я, чтобы скоротать время до рейса, купил… шахматный журнал (не знаю даже, почему — я и тогда был «шахматным чайником», а умения мои шахматные особо ехидные эксперты называли «вечнозелёным мастерством», — но факт покупки «64» имел место). И вот, едва я погрузился в изучение беллетристической части опубликованных материалов, ко мне подошёл темноволосый юноша и очень вежливо попросил на пять минут дать ему журнал. Он присел на соседнее место и я сразу понял, что это профи — его беллетристика не занимала вовсе — он просматривал (очень быстро и сосредоточенно) шахматные диаграммы и тексты партий.

Думаю, и запрошенных пяти минут ему не потребовалось — журнал был мне с благодарностью возвращён, а юноша отбыл в неизвестном мне направлении.

Но прошло совсем немного времени, и лицо этого молодого человека стало узнаваемо всеми, кто хоть отдалённо интересовался шахматами. Тогда ему было 17, а сегодня исполнилось 55…

И я вот думаю — не знак ли это был Судьбы, так тесно связавшей меня через десяток лет с Великой Игрой?

P.S. Эта командировка запомнилась и ещё одним: прилетев в Москву и добравшись до Курского вокзала, купил «Вечёрку». В нижнем углу последней страницы, в чёрной рамке: «…о скоропостижной кончине артиста театра Владимира Семёновича Высоцкого…»

Таким остался в памяти «олимпийский» июль 1980-го…