Макс Эйве. Спортсмен и джентльмен

Генна Сосонко

Профессор математики и президент ФИДЕ, спортсмен и джентльмен, Макс Эйве был уважаем не только в Голландии, но и во всем мире.

Сравнивая Эйве с выдающимися чемпионами, историки шахмат не ставят перед его именем прилагательного «великий». Наверное, они правы, но для маленькой страны у Северного моря он остается примером человека, достойно прожившего жизнь в такое  непростое время ушедшего столетия.

Мне посчастливилось близко знать чемпиона мира, а в 1975 году мы даже сыграли короткий матч в студии АВРО в Хилверсуме. Хотя Эйве было уже семьдесят четыре, играл он с полной концентрацией и сражался до конца. В первой партии я оказался на грани поражения и спасся чудом.

Во второй удалось с успехом применить важную новинку в варианте славянской, который неоднократно встречался в матчах Алехин — Эйве 1935-1937 годов.

 

На закрытии нам вручили памятные подарки. Стоящий на камине мраморный шахматный конь с инкрустацией EUWE-SOSONKO AVRO 1975 напоминает о том далеком времени. Под тем же названием вышла книга, сегодня являющаяся раритетом.

 

В мае 1981 года торжественно справили его восьмидесятилетний юбилей. Официальный прием состоялся в зале амстердамской гостиницы «Карлтон», где в 1938 году Алехин и Ботвинник договорились о проведении так и несостоявшегося матча на мировое первенство.

Эйве был еще очень энергичен и полон разнообразных планов. Осенью в Амстердаме должен был состояться турнир шахматных программ, и Эйве был занят его подготовкой. Играл он и в первенстве мира по переписке, собираясь стать чемпионом и в этой дисциплине. К сожалению, судьба распорядилась иначе.

У Эйве было три дочери: Каролин, Элс, Фитье.

С женой и взрослыми дочерьми.

Десять лет назад в столетний юбилей Эйве  почтовое ведомство выпустило марку с изображением голландского чемпиона мира. Три дочери Эйве с пробными экземплярами в центре имени их отца в Амстердаме (2001). На фото со стены улыбаются Макс и Каро Эйве (к сожалению, фотограф не захватил лица полностью).

Элс Эйве на церемонии вручения перстня отца в Гронингене. После смерти Эйве перстень вручается за заслуги в деле развития шахмат в Голландии. Обладатель перстня может носить его в течение пяти лет. С 2007 года эта честь принадлежит мне.

Большая шахматная доска в центре Амстердама. Площадь Макса Эйве. Туристы из всех стран мира, запинаясь и безбожно коверкая его имя, пытаются все же выговорить: Юуе, Юве, Иуве. Но это не имеет значения: нет сомнения, что Макс Эйве откликнулся бы на любое, потому что одной из главных его черт было: умение встать на точку зрения оппонента и постараться понять ее.

Толерантность, которой всем нам так не хватает сегодня.