Над пропастью с девайсом

Гроссмейстер Даниил Дубов рассуждает о проблеме читерства

Один из сильнейших гроссмейстеров молодого поколения с разных сторон рассматривает острейшую проблему шахматного мира. 

Мысли о написании подобной статьи посещали меня довольно давно — еще в те времена, когда проблема читерства казалась надуманной, а античитерских мер не существовало вовсе. Написать ее никак не доходили руки, зато количество часов, проведенных в спорах и размышлениях на эту тему, — росло. Не могу не отметить, что с тех пор шахматное сообщество добилось некоторого прогресса в борьбе с читерством. Появились различные античитерские меры, и организаторы стали заботиться об этом куда сильнее, чем прежде. Проблема, впрочем, по-прежнему стоит во весь рост.

В данной статье я попытался сравнительно коротко поделиться своими соображениями на тему читерства. Вместе с тем, я отнюдь не претендую на абсолютную истину: целью этой статьи является попытка повысить уровень дискуссии о читерстве, а не дать ответы на все вопросы.

Статья будет состоять из двух частей. Первая посвящена самому читерству, способам читерства и возможным методам борьбы с ним. Вторая — на мой взгляд, даже более важная, — этике подозрений, возможным мерам наказания как читеров, так и обвинителей. В свете последних событий она к, сожалению, является довольно актуальной.

 

ЧАСТЬ 1. ЧИТЕРСТВО

Давайте сразу определимся, что читерством мы называем получение именно компьютерных подсказок, а, например, возможность пронесения на партию блокнотика с анализами мы рассматривать не будем, хотя и это может стать очень неплохим подспорьем во время игры.

Сначала мы поговорим про возможные варианты читерства, а потом — про борьбу с ними.

Способы читерства

Разумеется, способов читерить очень и очень много (мы разберем некоторые из них ниже), но их можно условно разбить на «простые» и «сложные». «Простыми» я называю способы, в которых игрок должен пронести с собой в зал некий девайс: не имеет значения, наушник ли это в ухе или мобильный телефон в кармане. «Сложные» — те, при которых у игрока нет ничего запрещенного при себе. Нетрудно догадаться, что борьба со «сложным» читерством представляется мне куда более непростой задачей.

Итак, простое читерство.

Его минусы очевидны: если игрока ловят с поличным, то оправдаться практически невозможно. Есть и плюсы: при наличии хорошей техники (в обоих смыслах) его можно осуществлять в одиночку или всего лишь с одним напарником.

 

Ролик о читерстве с участием Влада Ткачева и Даниила Дубова, записанный в 2015 году, собрал на YouTube более 45 тысяч просмотров.

Как именно технически это происходит? Очевидно, игроку необходимо попасть в зал с девайсом, пройдя (или миновав) контроль на входе. Как это возможно?

Во-первых, все мы прекрасно знаем, что контроль на входе в зал зачастую либо не осуществляется, либо осуществляется халатно. К примеру, нередко бывает, что человек проходит рамку, детектор звенит, он говорит, что это ремень — и спокойно идет в зал. Вероятность придирчивого обыска крайне мала — карманы у вас проверить могут, но тратить на проверку больше 30 секунд никто не станет.  Бывает и такое, что рамку можно просто обойти.

Во-вторых (и это гораздо печальнее), существуют девайсы, которые такая рамка не найдет. Например, микронаушники телесного цвета с беспроводной связью с другим девайсом можно купить за 250-400 долларов. Поскольку это не пособие для читеров, я не буду говорить, где они продаются, но найти их не проблема. Радиус действия у них может быть разным: если потенциальному читеру не удастся найти комплект с большим радиусом действия, то он может просто ввести промежуточное звено между собой и человеком за компьютером. Грубо говоря, Петя купил комплект с радиусом действия 100 метров. Пришел на партию в наушнике, который не видно и который не находит рамка. Петя держит связь с Сашей, который расположился в кафе в 60 метрах. А где-то в Австралии сидит Женя, который анализирует позицию с компьютером. Противник Пети сделал ход — Саша узнал об этом либо из трансляции, либо заглянув в зал — отправил смс Жене — Женя поставил на компьютер, компьютер выдал лучший ход — Женя сообщил его Саше — Саша озвучил его вслух — Петя услышал это в своем наушнике и сделал ход. Сложно? Возможно, но реально такая схема требует финансовых вложений в размере, максимум, тысячи долларов, а турниры можно выигрывать практически все.

Разумеется, на эту тему возможны разные вариации: это могут сделать и два человека, ходы можно узнавать не только из трансляции, но и заходя в зал. Важно понимать, что на высоком уровне не нужны подсказки на каждом ходу: даже 3-4 возможности получить подсказку повышают шансы раза в три.

Единственной принципиально отличающейся разновидностью «простого» читерства является вариант, в котором читер действует в одиночку. Теоретически это тоже возможно, но намного более рискованно и сложно. Читеру необходимо пронести в зал БОЛЬШОЙ девайс (скажем, телефон), с которым он будет выходить в туалет и анализировать на нем позицию. Если делать это не чаще 2-3 раз за партию, слишком заметно это не будет, но риск для читера намного выше, а возможностей намного меньше.

Разоблачение читера Какара на опен-турнире в Нью-Дели, 2015 год

 

Теперь давайте перейдем к сложному читерству.

По большому счету, отличается оно лишь тем, что информация к игроку попадает не благодаря шпионским приборам, а посредством  контакта (как правило, невербального) со зрителем.

Рассмотрим такой вариант на предыдущем примере.

Петя, Саша и Женя (кстати, все герои вымышлены, все совпадения случайны) решили выиграть очередной турнир. Однако в один из первых дней наушник сломался/Пете стало страшно/что угодно еще. И они перешли к плану Б: вместо использования сложных девайсов Саша заходил в зал или смотрел трансляцию на телефоне, чтобы узнать, как пошел Петин противник. После этого он спокойно выходил из зала, писал смс Жене в Австралию и дожидался ответного смс с ходом, который Петя должен сделать. Снова заходил в зал, подходил к доске и — самый сложный момент — подавал сигнал. Например, почесывание носа — ход конем, кашель — слоном и т. д. Безусловно, от Пети требуется некоторая квалификация, чтобы выбрать из всех возможных ходов конем правильный, но это, как правило, не бином Ньютона. Важно отметить, что на большинстве турниров игроки и зрители могут встретиться не только в зале, но и в зоне для курения, по дороге до туалета или около любого другого столика игрового зала, — связной вовсе не обязан все время торчать у столика своего подопечного.

Опять же, сложно? Пожалуй. Это даже требует недели-другой тренировок. Надумано, все это шпионские игры и никто не будет таким заниматься? Может быть. Зато если будет — выиграет все опены, какие пожелает. И поймать такого человека практически невозможно: у него никогда ничего не будет при себе.

Из минусов такого подхода я могу отметить только сравнительно большое (вдвоем это осуществимо, но довольно сложно; соответственно, лучше иметь 3 человек) количество задействованных людей. Очевидно, что между ними должны быть очень близкие отношения.

Еще раз отмечу, что подсказки необязательно должны быть регулярными — вполне достаточно пары-тройки ходов в критические моменты. Соответственно, стратегия читеров может строиться исходя из этого. Например, если игроку нужна подсказка, то он выходит покурить. Это видит связной, который быстро организует помощь. 2-3 хода компьютером в сложной позиции — игрок получил большой перевес и дальше играет сам. Необязательно выигрывать все партии и даже все турниры — достаточно знать, что если это потребуется позарез, ты можешь это сделать.

Способы борьбы с читерством

Разобравшись с различными способами читерства, давайте перейдем к популярным способам борьбы с ним и попробуем понять, на что именно направлен каждый из них.

1) Самая популярная мера — задержка трансляции.

Существует практически везде. Не требует от организаторов никаких сверхусилий или финансовых вложений. Как мы могли убедиться, она не пресекает ни один из способов читерства на корню, зато затрудняет жизнь читерам всех мастей — им придется либо жертвовать временем игрока, либо искать способ передачи информации из турнирного зала. Вывод: задержка трансляции — мера однозначно полезная, но недостаточная.

2) Рамка/охранник со сканирующим прибором.

К счастью, такой способ борьбы с читерством становится все более популярным. Плюсы его очевидны: существует вероятность поимки читера с девайсом еще перед входом в игровой зал, а самим читерам (если мы говорим про «простое» читерство) становится страшнее. Есть и минусы: во-первых, организаторам это обходится в некоторую сумму денег (как я понимаю, такая рамка стоит не меньше десяти тысяч долларов), во-вторых, фактор халатности зачастую сводит ее на нет. Рамка прозвенела, но человека пропустили; кто-то ее спокойно обошел и попал в зал — не заметили. Очевидно, что такая античитерская мера требует внимательности и сосредоточенности от людей, проводящих короткий обыск перед входом.

Участников проверяют на супертурнире в Шамкире

 

3) Запрет на пронос собственных ручек и часов.

Эта мера по-прежнему остается для меня загадочной. Неужели кто-то думает, что Джеймс Бонд, у которого есть ручка со встроенной камерой/наушником, не найдет другого способа пронести их в зал? К тому же запрет есть, а соблюдения нет: и в часах, и (тем более) со своими ручками люди продолжают ходить.

4) Запрет на вход в игровой зал для зрителей (реальный запрет!).

На мой взгляд, наиболее эффективная мера — единственная, которая препятствует «сложному» читерству. Большой популярностью не пользуется, и это понятно: если не пускать на турнир зрителей, то зачем вообще его проводить? Используется исключительно в титульных/отборочных соревнованиях ФИДЕ (Кубок мира, турнир претендентов, матч на первенство мира и т.п.) Несмотря на свою радикальность, кажется мне единственным относительно надежным способом защиты от читерства. А для зрителей надо делать хорошую трансляцию с комментатором: тогда они и в зал особенно рваться не будут.

А теперь, дабы проиллюстрировать нынешнюю ситуацию, я расскажу об античитерских мерах на турнирах, в которых я сыграл за последний  год. Подчеркну — речь идет именно об античитерских мерах, а не об общей организации турнира! Эти вещи отнюдь не тождественны. Итак, поехали.

Высшая лига. На Высших лигах традиционно никто ни за чем особенно не следит, но там довольно мало людей: соответственно, слишком частые выходы из зала или посторонние люди в зале быстро примелькаются. Рамок или досмотра — нет.

Кубок мира. Загадочное соревнование, в котором всегда есть довольно мощные античитерские меры, но есть и нюансы. Например, в Тбилиси были и рамка, и досмотр, но зрителей в зал пускали довольно свободно (очень быстрый халатный досмотр), к тому же во время партии можно было выйти на улицу и поговорить там о жизни, например, с Владимиром Борисовичем Крамником. Или еще чем-нибудь заняться, — не следил за происходящим на улице никто.

 

Командный чемпионат Европы на Крите. Была рамка со сравнительно внимательным досмотром, вход для зрителей — свободный, зал — огромный. В общем, работа видна, возможности для читерства — тоже.

Турнир памяти Юрия Елисеева. Поскольку призы у нас были только за красоту партий, мы об античитерских мерах не заботились вообще.

Суперфинал. Крайне ограниченный (маленькими группами и ненадолго) допуск зрителей, но отсутствие какого-либо досмотра/рамки. То есть пронести с собой пистолет было куда проще, чем провести с собой друга.

Гибралтар. Абсолютно уникальный турнир: сильный состав, большие призы — и никаких античитерских мер. Одна рамка, которая плохо работает и которую можно обойти. Игровые залы находятся на разных этажах, между ними можно ходить беспрепятственно — как и выходить на улицу. Если во время партии вы захотите выпить чашку кофе, то придется пойти в бар — он находится в лобби отеля. Там же стоят экраны с трансляцией, возле которых возбужденные зрители обсуждают идущие партии; совсем неподалеку находится комната комментаторов. В общем, можно поставить на улице пулемет и раз в полчаса выходить из него пострелять. Англичане — сдержанный народ; думаю, и в этом случае первые тура два-три вам ничего не грозит. Кстати, полным аналогом Гибралтара в плане античитерских мер является Аэрофлот-опен.

 

 

Мемориал Таля. Сам формат турнира — круговой турнир в рапид — не благоприятствует читерству, зрители находятся на довольно большом расстоянии от игроков во время тура. В общем, вполне.

Чемпионат Европы в Батуми. Редкий случай, когда хочется похвалить организаторов: вероятно, это лучший в плане борьбы с читерством турнир из всех, в которых я играл. Были и рамка с досмотром, и задержка трансляции, но главное, что зрителей не пускали в зал. Не на бумаге (как, например, на ЧЕ в Минске, где зайти мог кто угодно), а на самом деле: в зале не было людей, кроме судей и игроков. Безусловно, теоретически читерство возможно было и там, но затруднили его максимально.

Командный чемпионат России в Сочи. Ну, тут рассказывать особенно нечего — мер нет вообще. Можно прийти в зал с телефоном, пистолетом или ножом — нет ни одной рамки. Зрителям заходить никто не мешает, причем зайти может абсолютно кто угодно. Собственно, нет даже барьера, который бы как-то отделял игровой зал от зоны для всех постояльцев гостиницы «Жемчужина».

 

Матч сборная Китая — сборная мира. Затрудняюсь как-либо оценить, поскольку в Китае обычно концентрируюсь на задаче выживания, но рамка, кажется, была. Впрочем, это был закрытый турнир в рапид — в таких турнирах читерство наименее вероятно.

Важно отметить, что я играю в довольно неплохих турнирах, если не брать закрытые круговые. Соответственно, в большинстве средних и слабых опенов дела, вероятно, обстоят еще хуже.

Теперь, видимо, пришло время подвести итог.

Ситуацию на данный момент я бы оценил так: совсем примитивное и глупое читерство (например, попытка пронести телефон и ходить с ним в туалет) сейчас действительно затруднено, и в этом организаторы турниров добились большого прогресса. Читерам же подготовленным практически не мешают, но, справедливости ради, помешать им очень непросто. На мой взгляд, едва ли не единственным способом является запрет на вход зрителей в зал, но вряд ли такая мера будет популярной: зрители в шахматах были испокон веков, и выгнать их из зала (пусть и в руки хорошего комментатора) будет очень непросто. В очень важных со спортивной точки зрения соревнованиях введение этой меры представляется мне возможным — и тогда большая часть проблем будет решена; предложить же решение для различных турниров меньшего масштаба я пока затрудняюсь.