Юмореска. Дух противоречия

Итак, я окончательно решил научить жену играть в шахматы. Вы спросите, зачем? Объясняю. Во-первых, для того, чтобы она не мешала мне увлекаться любимым делом, и во-вторых, худо-бедно, но под рукой всегда будет пусть слабенький, но партнёр, с которым можно сыграть партию, другую…
Но легко сказать «решил научить». Одно дело, когда человек идёт навстречу твоим желаниям, и совсем другое, когда шахматы для него чуть ли не враг номер один.

Заранее зная, как жена прореагирует на моё предложение, я понимал, что без детально разработанного, плана нечего даже соваться. Мой вступительный тактический ход был прост и надёжен, как ход ладьи: надо возбудить интерес к шахматам.  Для этой цели, как мне казалось, больше всего подходила книга «Шахматы в жизни учёных». Что бы там ни говорили, а приятно всё-таки сознавать, что многие великие люди тоже увлекались шахматами.

Придя на следующий день домой, я тотчас раскрыл книгу и с умным видом углубился в неё, хотя в телепрограмме, помнится, были обещаны два хоккея, с мячом и шайбой, биатлон, легкоатлетические соревнования в закрытом помещении и под занавес — футбольное обозрение. Посмотреть было что.

UMORESKA.jpg

Жена долго косилась в мою сторону — уж не заболел ли я, раз игнорирую такие передачи. Потом любопытство всё же взяло верх, и она не без ехидства спросила:
— Что ты там с таким увлечением читаешь?
— Довольно занятную книжонку, — интригующе ответил я.
— А как называется?
— Какое это имеет значение? Читать ты её все равно не станешь…

Я был уверен, что за время супружеской жизни достаточно хорошо изучил свою вторую половину. Сейчас она наверняка скажет, откуда, мол, мне известно, станет она читать или нет. И вообще спорить со мной о вкусах бесполезно, потому что кроме шахмат меня ничего больше не интересует. А затем назло мне она прочтёт книгу.
Именно это было главным звеном в моем плане, и я готов был уже праздновать победу, как жена вдруг безразличным тоном заявила:
— Впрочем, неважно, как она называется. Ты же знаешь, шахматных книг я не читаю!
Вот тебе и главное звено! А так хорошо всё начиналось… А что если попробовать изменить тактический рисунок?
— Дорогая. — выдавил я из себя. — Можем мы себе позволить хоть один раз поговорить о шахматах спокойно? Я выскажу свои аргументы, ты — свои. Попробуем компромиссное решение…
Я сделал небольшую паузу. Молчание жены было воспринято мной как согласие начать переговоры.
Ты когда-нибудь задавалась вопросом, что такое шахматы? Нет! А жаль. Это величайшее творение человеческого ума, они, если хочешь, своеобразная модель жизни…
Судя по выражению лица, нетрудно было догадаться, что модель, увы, не произвела на неё должного впечатления.

А если к этому ещё добавить, — продолжал я, бодрясь, что шахматы учат логически мыслить, развивают память, счётные способности…

Скажите пожалуйста! — оживилась жена. И счётные способности тоже? Сколько лет ты уже двигаешь фигурки?
— Десять! Не без гордости ответил я, не замечая скрытого подвоха.
— Значит, можно сказать, что у тебя среднее шахматное образование? Очень хорошо. Тогда не скажешь ли ты, сколько будет, например, если 32 помножить на 47?
Я поднялся, чтобы взять бумагу и карандаш.
— Нет уж, милый, давай в уме, раз шахматы развивают…
Я растерялся, но тут же вспомнил, что лучшая защита — это нападение, хотя в данном случае успех был маловероятен, она всегда преуспевала в математике, а сейчас работала программистом в научно-исследовательском институте.
А сама-то знаешь? — спросил я без энтузиазма.
— 1504, — спокойно ответила она.
— Ты наверняка заранее знала ответ, — не сдавался я.
Если ты такая умная, то скажи, сколько получится, помножив 79 на 83?
Чуточку подумав, жена ответила:
— 6557!
Убедившись с помощью карандаша и бумаги, что ответ точен, я понял: и на сей раз моя тактика оказалась несостоятельной. Требовались более весомые доводы.

— Ладно, пусть шахматы не смогли развить мои счётные способности до уровня доктора математики. Но если бы они ничего не давали человеку, неужели ими стали бы увлекаться такие люди, как Пушкин, Тургенев, Толстой, Рабиндранат Тагор…

Уж не знаю, для чего я приплёл сюда замечательного индийского писателя, который, вроде бы имел весьма далёкое отношение к шахматному искусству. Но самое поразительное, что именно это имя произвело на жену неожиданно сильное впечатление. Она задумалась, потом сказала, что глубоко уважает всех этих людей и ценит их творчество, но на данном историческом отрезке времени ей как-то ближе наш сосед по лестничной клетке — мой постоянный партнёр по шахматным баталиям. Правда, он пока ещё не оставил заметного следа ни в одной области науки, культуры или искусства, но тем не менее, человек он вполне интеллигентный и часто ходит со своей женой в кино, не то что некоторые… Последнее замечание, как вы уже догадались, имело ко мне самое прямое отношение.

Жена довольно откинулась на спинку кресла, я же лихорадочно начал искать новые аргументы в пользу шахмат.

— А знаешь ли ты, что испытывает играющий во время партии? Он словно полководец, командующий войском…
— Так вот откуда у тебя замашки Наполеона. — съязвила жена. Этого уж я не мог стерпеть, тем более что запас аргументов исчерпался. А раз так, то можно, отбросив дипломатию, высказать, наконец, всё, что я думаю о женских шахматах вообще и почему женщины играют слабее мужчин, в частности. В шахматной печати на этот счёт бытовали разные мнения. Говорилось, например, что женщины просто не могут просидеть пять часов не разговаривая, склонялась на разные лады женская логика…

Всё это я с нескрываемым удовольствием и выложил жене. И тут обнаружилось, что она, судя по всему, к такому повороту беседы не готова… В комнате воцарилась тишина. По сжатым губам и решительному взгляду я понял, что уж теперь-то она обязательно научится играть. И сделает это именно для того, чтобы доказать, что к шахматам она отнюдь не менее способна, чем я.

obuchenie.jpg

Так и произошло. Для начала она засела за учебники, потом стала играть в турнирах. Получила разряд. Её включили в сборную института, затем — города. Теперь уже ни одно мало-мальски серьёзное соревнование, будь то командное или личное, не обходилось без её участия…

Какое-то время мне удавалось играть с ней на равных. Потом, чтобы уравнять шансы, она стала давать мне вперёд пешку. Сейчас она играет со мной уже без коня. Если так пойдёт и дальше, то скоро, наверное, она преподнесёт мне в качестве форы целую ладью.

А на днях, когда её интервьюировали в связи с выполнением мастерской нормы, на вопрос, кто был её первым учителем, она показала на меня и при этом многозначительно улыбнулась…
Вот чего может достичь женщина, доказывая от противного…
Прошу извинить, кто-то звонит в дверь. Наверное, жена. Она ещё не знает, что к 8 Марта я приготовил ей сюрприз — два билета в театр на «Лебединое озеро». Пусть немного отвлечётся от шахмат…

Автор: Б. ТУРОВ