Шахрияр Мамедъяров: «Да, договорные ничьи бывают!»

Когда солнечным майским утром в Ставангере Дин Лижэнь сел на велосипед, никто и представить не мог, какие последствия повлечёт за собой та злосчастная прогулка. Сам китайский гроссмейстер был вынужден из-за травмы сняться с турнира и изменить свои дальнейшие планы, а его партнёры — те, с кем он ещё не играл, получили лишний выходной.

Но чем заняться в этот выходной? Не признающий пассивного отдыха Магнус Карлсен пожаловал в студию норвежского телеканала TV2, ежедневно ведущего прямую трансляцию соревнования, и, комментируя события на досках в седьмом туре, разоткровенничался. Возможно, не впечатлённый скорыми ничьими Карякина (с Ароняном) и Мамедъярова (с Со), чемпион мира поведал:

(здесь и далее — перевод Chess-News с норвежского и английского) «Я знаю, что у Карякина с Мамедъяровым раньше случались договорные ничьи. Не могу утверждать насчёт их партии в третьем туре Ставангера, но если и та ничья была предопределена, я не слишком удивлюсь. Хотя доказательств у меня нет».

«Вообще, неплохо бы, — продолжил норвежец, — обращать более пристальное внимание на поединки между теми, кто работает вместе и дружит, иначе может быть обман. Сам я смотрю на это скорее с любопытством. К счастью, подобные явления не случаются в турнирах, где разыгрывается звание чемпиона мира, но хочется избежать этого и в других соревнованиях. Сам я так не делаю. Но очень трудно помешать другим поступать так. Нечестная ли это игра? Да, конечно. Подозреваю ли ещё кого-то? Нет, не знаю. Я довольно наивен в этом смысле и обычно последним узнаю о таких делах…»


Карлсен в эфире TV2. Фото — twitter.com/Gegga1

Дружеские отношения Карякина и Мамедъярова в жизни и за доской являются секретом Полишинеля. Фактически Карлсен озвучил то, что мало-мальски наблюдательный зритель давно заметил сам.

Если открыть статистику встреч этих двух шахматистов за последние годы, то можно увидеть, что результативные партии встречаются у них либо в рапиде или блице (на картинке ниже эти случаи зачёркнуты, кроме тай-брейка Кубка мира 2015), либо тогда, когда ставки слишком высоки (турнир претендентов), либо в командных соревнованиях, как в сентябре 2014-го, когда в предпоследнем туре чемпионата Европы клубы SOCAR и «Малахит» фактически выяснили между собой, кто из них завоюет золото. На первой доске в том матче Мамедъяров победил Карякина.

(В скобках заметим, что Карлсен действительно порой наивен: даже в турнире претендентов — вершине отборочного цикла розыгрыша первенства мира — могут встречаться «дружеские» результаты. Пожалуй, из всех существующих систем, только в нокауте невозможно дружить так, чтобы не навредить друг другу при личной встрече.)

Но шахматы — слишком специфичное явление, чтобы в поисках объяснений полагаться лишь на «бритву Оккама». Разумеется, необходимо изучать не столько результаты, сколько содержание партий. Однако и в этом случае, даже если «всё очевидно», выводы, если они не подтверждены самими игроками, могут быть только предположениями и только неофициальными. Впрочем, как в любом виде спорта: даже если букмекеры прекращают приём ставок на тот или иной матч, или команды 90 минут катают мяч и уходят с поля удовлетворённые ничьей, — всё равно уместны «оценочные суждения», но не обвинения.


Мамедъяров — Карлсен, Шамкир 2018, ничья. Фото — azertag.az

Так случается, что, как бы ни складывались партии Карякина и Мамедъярова в традиционных классических круговиках — Шамкире, Вейк-ан-Зее и Ставангере, — их результат можно предсказать заранее без боязни ошибиться. К слову, директор Мемориала Гашимова Маир Мамедов всерьёз обеспокоен наличием в турнире «предсказуемых» партий между участниками из Азербайджана: «Нельзя так относиться к игре. … Мы осуждаем подобные случаи. В сборной они являются товарищами по команде, но в супертурнире – соперники, поэтому, надо бороться», — заявил он по окончании недавнего форума.

Журналисты норвежского TV2 не упустили случая поинтересоваться у самих фигурантов, что они ответят на реплику Карлсена.

Мамедъяров сообщил, что партия в Ставангере игралась по-настоящему: «Думаю, Сергей был настроен на реванш, ведь в последнее время мне чаще удаётся огорчать его за доской. А у меня были белые фигуры…»

Однако азербайджанец признал, что предопределённые ничьи в его практике случаются: «Да, иногда так бывает. Не в каждой партии и не в каждом турнире, но всякое может быть: к примеру, если ты неважно себя чувствуешь или просто не в настроении, а играешь против белых, то доволен ничьей. Хотя для зрителей и для спорта всегда лучше бороться».

«Нет разницы между «обычной» партией с оговорённым заранее результатом и тем, когда игроки расходятся через десять минут после пуска часов. И то и другое плохо. Лучше играть в шахматы и стараться победить», — добавил гроссмейстер.


Турнир в Ставангере Мамедъяров начал преодолевая зубную боль. Фото Леннарта Отса, Norwaychess.com

Здесь необходимо пояснить, что Мамедъяров не сказал ничего не только сенсационного, но и нового. Партии, результат которых известен либо предсказуем заранее, были во все времена, и в немалом количестве. Их часто объединяют термином «договорные ничьи», хотя далеко не всегда игрокам обязательно словесно договариваться. Чаще, когда мирный результат устраивает обоих, достаточно просто выйти на игру, и желаемое будет без труда достигнуто в «честной» борьбе.

А вот открытые признания на эту тему звучат крайне редко. Обычно гроссмейстеры отделываются размытыми формулировками, предпочитая местоимения «они» или «мы» вместо «я».

Сергей Карякин также отрицает договорной характер его партии с Мамедъяровым в Ставангере: «Конечно, нет. Мы друзья, но мы и соперники. Оба стремимся к победе, и ничейный результат не помог никому из нас».

О более ранней «кредитной истории», о которой упоминал Карлсен, российский гроссмейстер умолчал.


Фото Леннарта Отса, Norwaychess.com

Зато с объяснениями обрушился менеджер Карякина и пиар-директор ФШР Кирилл Зангалис. Вот несколько выдержек из его интервью сайту телеканала «Матч ТВ»:

«Странно, что Магнус вообще поднял эту тему. Может быть, такие ничьи и существуют, но они негласные. Если обоих соперников устраивает турнирная ситуация и они, например, устали или заболели, то бывают какие-то джентльменские соглашения, однако не в данном случае. Магнусу можно просто ответить: не пойман – не вор. Это только предположения, не более того.

— Мамедьяров хорошо общается с Карякиным и был в его команде при подготовке к матчу за шахматную корону…

— И таких ещё куча людей. У Карлсена, я уверен, тоже был тайный секундант из элиты, это не означает, что он будет с ним делать вечные ничьи. У Крамника на последнем турнире претендентов в команде был Аниш Гири. Что мы теперь будем говорить, что каждая партия Крамника и Гири должна закончиться миром?

… Про любую ничейную партию можно сказать, что она договорная. Шахматы – это вообще ничейная игра. 90 процентов партий остаются без победителя.

… Ничья – это частый исход. Бывает, что в последнем туре кого-то устраивает ничья — он тогда зафиксирует первое место. А соперник настолько плохо провёл турнир, что уже мечтает с него сбежать. То есть ничейный результат устраивает обоих. Это давно в шахматах. Магнус тоже может пойти на компромисс. У него были пятиминутные ничьи на самом высоком уровне, когда надо было зафиксировать победу в турнире в последнем туре.


Сергей Карякин, Кирилл Зангалис. 

— Почему Карлсен об этом сказал? Почему сейчас?

— А почему он не приходит на пресс-конференции, когда обязан это делать во время матча на первенстве мира? И считает это абсолютно нормальным. Почему уходит с подиума, когда занимает второе место после Карякина на чемпионате мира по блицу, наплевав на уважение ко всем организаторам? Он – человек-эмоция. Ему показалось, что это была договорная ничья. Показалось? Перекрестись. Зачем такие заявления?

… Просто он – чемпион мира, ему позволено то, что не позволено другим. Захотел вдруг обратить внимание именно на эту партию. Хотя можно ещё на десяток таких партий обратить внимание на этом же турнире. Он – Усэйн Болт. Может себе позволить заявлять. Я не представляю, чтобы кто-то сказал, что Карлсен расписал ничью. Не посмели бы просто.

… Злых языков всегда хватает, и не такое привыкли с Сергеем слушать о нашей команде. Ну и что? Ещё раз повторю, что 90 процентов партий заканчивается вничью. Например, назовём договорными все партии Мамедьярова и Раджабова. Между ними за всю карьеру не было ни одной результативной партии, может быть, одна. И таких примеров куча».