Дом, в котором живет Карлсен

Financial Times побывала в гостях у норвежца

Чемпион мира по шахматам Магнус Карлсен обладает замечательной способностью избавлять людей от чувства неловкости. Из-за задержки рейса я опоздал на час, но он стоит на лестнице своего дома в Осло, держа дверь открытой, и говорит:

«Все в порядке, я понимаю».

Да, это, пожалуй, величайший игрок в шахматы, осаждаемый кричащими фанатами везде, где бы он ни появлялся, и пользующийся таким коммерческим спросом, что его черная куртка выглядит настоящим рекламным щитом. На одной ее половине спереди – логотип юридической фирмы, на другой – инвестиционного банка, на одной руке – марка электрической компании, а на другой – известной в Осло газеты. Это лишь часть сделок, которые приносят ему около 1 миллиона фунта стерлингов в год.

Проходя через зал, он, как кажется, не обращает внимания на обстановку. Он проводит меня в гостиную, одновременно являющуюся столовой. Стены бежевого цвета. Мы усаживаемся на ярко-красный диван, сразу за ним – два пустых крюка от картин. Когда я спрашиваю о несоответствии цветов и исчезновении картин, он смотрит вокруг так, будто видит комнату впервые. «Я купил этот дом год назад, и большая часть вещей, что вы видите здесь, остались от предыдущего хозяина, – говорит он. – Вам стоит спросить моего отца». Позже, когда я делаю это, отец Хенрик смеется. «Картину забрал бывший владелец. Как я говорю: «Если это вульгарно и дорого, то это от предыдущего владельца. А то, что вульгарно и дешево, – это наше. Диван вульгарен и дорог».

Другим «вульгарным и дорогим» предметом в комнате является большой обеденный стол. Он используется только тогда, когда Карлсен принимает гостей, а так на нем доминируют шахматы. В последние минуты перед началом разговора он вдруг идет к шахматной доске, делает несколько ходов, обсуждает их с сидящим рядом менеджером и возвращается на красный диван. Прослышав ранее, что он легко впадает в скуку, я интересуюсь: «Уже заскучали?» Он улыбается и говорит: «Мне было скучно, но сейчас все в порядке».

Карлсен может побить вслепую 10 сильных игроков одновременно в качестве «своего рода трюка на вечеринке. Это то, что все сильнейшие могут сделать. Шахматисты постоянно тренируются играть вслепую, визуализируя партии в уме. Это не является необычным, но, конечно, выглядит эффектно».

Его дом представляет собой любопытное смешение стилей. Издалека тяжелая, пологая деревянная крыша и хорошо укрепленные карнизы вызывают ассоциации с традиционным швейцарским шале. Тем не менее, дом с толстыми бетонными стенами был построен всего 40 лет назад норвежским бизнесменом, работавшим с сфере производства цемента. Расположенный в Холменколлене, в западной части Осло, он открывает вид на менее процветающую восточную часть города.

Гостиная

 

Кухня

Карлсена привлек вид на Нурмарку  (лесной массив к северу от Осло. – Прим. М.А.), с озером Богстадваннет с одной стороны и соединяющимся с морем Осло-фьордом с другой. В нескольких минутах езды – знаменитый прыжковый трамплин и национальная лыжно-биатлонная арена. Не то чтобы Карлсен часто бегает на лыжах. Фанат мадридского Реала, он расслабляется, играя с друзьями в футбол, когда не двигает шахматные фигуры. И хотя у него по-прежнему есть квартира в центре города, его дом здесь. С шестью спальнями, в нем хватает места и для родителей, и для трех его сестер.

«Покупка дома показалась хорошей идеей с дальним прицелом, когда я, наконец, обзаведусь семьей». Но 25-летний шахматист – один из самых завидных холостяков Норвегии – быстро добавляет: «Хотя, думаю, до этого еще далеко».

 

 

«Не так давно я прочитал книгу про Гитлера. Я не восхищаюсь им, как это делал Фишер, мне интересен объективный анализ его военных успехов и ошибок».

Фишер перешел на Гитлера с Наполеона, которым восхищался, будучи ребенком, «потому что тот до определенного момента был великим стратегом».

 

Стол в кухне

 

Книги и журналы в гостиной

 

Политические деятели завораживают Карлсена. Гостиная располагает к процессу изучения, с громоздким столом, камином в углу, сложенными дровами. Помимо этого, взгляд цепляет книжную полку вдоль окрашенной кирпичной стены, заставленную книгами о президентах США. Карлсен говорит, что это коллекция его отца, но он прочел многие из них. В то время как он стремится извлечь уроки из достижений исторических деятелей, сам он неохотно распространяется о своих собственных. Исследование приводит к небольшой комнате, называемой баром, где в стеклянном шкафу хранится чемпионский трофей, выигранный Карлсеном в Сочи в 2014 году. Недавно один из телеканалов в Осло хотел сфотографировать его с ним. Карлсен согласился, придвинулся к кубку, как будто собираясь поднять его, а потом внезапно с ужасом передумал, сказав: «Нет, это не мое».

 

Шкаф с чемпионским кубком

 

Терраса

Он испытывает подобный ужас, играя в шахматы против компьютеров. «Это вредит твоей уверенности в себе, потому что в большинстве случаев ты проигрываешь. Компьютер «глуп», а проигрыш кому-то глупому раздражает».

С этими словами он ведет меня на террасу. Мебель там как раз такая, какую имел в виду его отец, говоря о «вульгарном и дешевом»: диван, обеденный стол и стулья в стиле IKEA. Единственное, что выбивается из стиля, – гриль барбекю. Но Карлсен закрывает тему, говоря: «Его использует мой отец. Он пытается заставить меня есть рыбу, но я очень привык к вегетарианской пище, потому что две мои сестры – вегетарианки, лишь третья ест рыбу. Он оживляется только тогда, когда мы смотрим на окружающий пейзаж. В этот момент он не может выбрать, смотреть ли на озеро слева или Осло-фьорд справа от него. «Вот тут я сижу в летнее время. У нас нет полуночного солнца, но бывает светло до одиннадцати часов вечера. Здесь вообще никогда не бывает очень темно в середине лета».

Фото: Ilja C Hendel

Перевод с английского, Financial Times