Шахматисты шутят

Фрагменты биографии Фишера

Евгений Гик

Известный югославский шахматист Любомир Любоевич рассказал  несколько  интересных фактов из биографии шахматного короля Роберта Фишера, которые позволяют несколько иначе отнестись к нему, чем это было принято раньше.

Фрагменты биографии Фишера

Дорогая дружба

В свое время Фишер дружил с гроссмейстером Кинтересом. В 1992 году аргентинец жил в Белграде, когда там проходил так называемый матч-реванш Фишер — Спасский. Кинтерос прожил больше двух месяцев в гостинице, был там со своей девушкой, пил вино, развлекался. Он присутствовал на матче только как друг Фишера, но американец в конце срока заплатил за него 327 тысяч долларов – оплатил номер в отеле и питание за весь период. Примечательно, что Кинтерос не помогал Фишеру в матче,  ничего не делал для него, и тем не менее тот просто по дружбе взял на себя все расходы. Вряд ли так поступил бы хоть один чемпион мира, кроме Роберта.

 

Чемпион мира — нищий!

Печальный случай произошел двадцатью годами раньше у Фишера с Честером Фоксом в Рейкьявике. Как чемпиону мира Фишеру за победу над Спасским полагалось 128 тысяч долларов призовых. Но в начале матча он в сердцах разбил телекамеры в зале, когда во второй партии ему без игры было засчитано поражение. Он не желал продолжать поединок и требовал, чтобы телевизионщики покинули зал. Но продюсер Честер Фокс владел правами на трансляцию, и когда все закончилось — Фишер выиграл матч и получил 128 тысяч, Фокс подал на него иск об ущербе. В результате он отсудил у чемпиона мира 2 миллиона долларов. Это был большой судебный процесс, у Фишера были свои адвокаты, но Фокс имел команду лучших адвокатов и поэтому выиграл дело. Суд решил, что Фишер должен заплатить 2 миллиона за нанесенный ущерб. А ведь он получил всего 128 тысяч. И что? Фишер банкрот! У него все отобрали! Да, суд вынес решение против Фишера, и с тех пор Роберт стал думать, что весь мир действует против него. Возможно, именно тогда у шахматного гения поехала крыша и начала развиваться паранойя. Судебный процесс так подействовал на него, что он обратился в секту «Адвентисты седьмого дня», которая предоставила ему комнату и питание. И он жил в этой секте в Лос-Анжелесе, теперь ему было не до шахмат. Он получал пять долларов в неделю и не имел больше ни цента. Великий Фишер жил как нищий!

Скромность

Любого шахматиста, который приезжал навестить Фишера, проживающего в секте, он встречал как дорого гостя, тратил на него последнее. Лос-Анжелес однажды посетил Глигорич, и Фишер повел его в магазин, заплатил четыре доллара из пяти за какую-то музыкальную пластинку и подарил гостю. Таков был Фишер!

Всего пять долларов в неделю, и все деньги он тратил на других, не на себя. Фишер не курил, не пил, жил очень скромно. А спустя двадцать лет, в 1992-м, как мы знаем, югославский банкир Василевич предложил Фишеру сыграть в Югославии матч-реванш со Спасским – Фишеру очень нужны были деньги, и в трудном материальном положения это было спасением.

Но тогда в Югославии шла гражданская война, действовали санкции США, и в Белграде ему запрещено было играть. Но Фишер плюнул на официальный документ и после этого стал персоной нон-грата в Америке. Не говоря уже о том, что с него пытались взыскать налоги, потому что он получил в Сербии большие деньги за матч – больше 3 миллионов долларов. Он не мог вернуться в США, стал врагом своей страны. Вот так все несчастливо сложилось для Фишера. Конечно, его паранойя только усилилась, это легко понять.

В 1973 году глава Филиппин Имельда Маркос организовала международный турнир. Тогда Фишер уже был чемпионом мира, и Маркос пригласила его как гостя. И он жил в течение всего турнира в гостинице, где жили все участники. Но не посещал его вообще! Хотя и смотрел все партии, ему приносили бюллетени в номер. И однажды Любоевич зашел к нему в комнату и решил посмотреть с ним партии. У Фишера стоял большой чемодан со всеми бюллетенями, и он анализировал партии неизвестных шахматистов. «Что за партии, Бобби?!», — спросил Любомир. Фишер показал ему имена игроков, но Любоевич ни одного не знал. «Бобби, а зачем ты смотришь такие партии?», — удивился Любомир. А Фишер ответил: «Каждый человек, даже самый незначительный, может иметь свои пять минут озарения и выдать колоссальную идею. Он может не сыграть так всю партию, но на пять гениальных минут способен любой!».

И с этой точки зрения Фишер исследовал каждую партию. Да, он был скромный, не хотел ограничиваться партиями гроссмейстеров, изучал и другие.. Считал, что любой человек может иметь пять минут своих гениальных идей. И Фишер смотрел партии, чтобы увидеть и взять на вооружение идеи этих не самых сильных шахматистов.