Из старых источников. Старая шахматная Москва

Н. ГРЕКОВ

В память о А. В. Соловцове

Шахматная жизнь Москвы последней четверти прошлого века тесно связана с именем Александра Владимировича Соловцова, многолетнего чемпиона нашей древней столицы. В конце семидесятых годов Соловцов прочно приобрёл репутацию сильнейшего шахматиста Москвы. В последний раз Соловцов получил звание чемпиона Москвы в 1899 году. А. В. Соловцов был необыкновенно популярен в Москве, — надо, впрочем, добавить, — и во всей России. Как высоко ценили москвичи своего чемпиона, могут свидетельствовать, например, посвящённые ему в начале 1880-х годов строки в московском журнале «Радуга»: «Москва может похвалиться, что и у неё есть гигант, не уступающий петербургским богатырям, это — А.Соловцов, сильнее которого нет в России». Это высказывание, конечно, сильно преувеличенное, очень показательно для симпатий москвичей к своему чемпиону.

Своеобразна та среда и обстановка шахматной жизни в Москве, в которую вошёл А. В. Соловцов.

* * *

До конца семидесятых годов прошлого века у московских шахматистов не было своего кружка. Собирались на частных квартирах, а с середины 1860-х годов в помещении возникшего тогда «Артистического кружка»1).

С 1850-х годов московские шахматисты собирались главным образом на квартире большого любителя шахмат В. С. Голицына; во время своих поездок заграницу он с честью боролся с некоторыми иностранными мастерами.

Сильнейшим московским шахматистом третьей четверти прошлого века считался Дроздов. Высокий класс своей игры он доказал в матче с приезжавшим в Москву в 1866 году известным немецким мастером Гиршфельдом2) (+2,—1,=0). Тогда же немецкий мастер был разбит приезжавшим, в Москву специально для матча с ним С. С. Урусовым3) (со счётом +2,—1,=2 в пользу русского мастера).

В том же году переселился в Москву шахматный мастер и теоретик Е.А.Шмидт (1821—1905). Уроженец Эстонии, Шмидт долгое время жил в Германии, где редактировал шахматный журнал «Leipziger Schachzeitung». В год своего приезда Шмидт сыграл матч с Дроздовым и был побеждён со счётом +6,—5,=2. Через два года он реваншировался, выиграв матч у Дроздова, и вместе с Дроздовым и Голицыным вошёл в число сильнейших шахматистов Москвы4).

Несколько позднее, к концу 1870-х годов, выдвигается ряд новых имён.
Многократно брал высокие призы на московских турнирах А.Ф. Моод (1858—1938), редактор первого в Москве шахматного отдела (в журнале «Зритель» с 1881 года), позднее часто встречавшийся с Л.Н. Толстым и написавший ряд трудов о великом писателе, а также воспоминаний о встречах с ним.

В числе победителей московских турниров неоднократно встречалось также имя А.Ф. Гельвига, который предпринял попытку издавать первый в Москве шахматный журнал (в 1882 году вышло четыре номера журнала «Шахматы переписке»5) и организовал первый в России турнир по переписке6). Сохранилось несколько партий, игранных по переписке между Гельвигом и Чигориным.

К числу сильнейших и деятельнейших членов кружка принадлежали Н.Ф.Данненберг (1845—1910), В. Муратов, Линденберг, Дурновы, Р.А. Фальк (умер в 1913 году), Д.Н. Павлов (1870—1942), а также редактор-издатель прекрасного журнала «Шахматное Обозрение» П.П. Бобров (1862— 1911).

Надо добавить, что в конце 1870-х годов в Москву нередко наезжал живший в Самаре А.Н. Хардин, в то время один из сильнейших шахматистов России, и при своих приездах неизменно встречался за доской с московскими шахматистами.

В конце 1877 году неорганизованные до тех пор московские шахматисты, наконец, — впервые в Москве — объединяются в «Общество любителей шахматной игры», возникшее благодаря инициативе и энергии энтузиаста шахматного искусства А.Ф. Бавыкина при том же «Артистическом кружке», постоянными гостями которого шахматисты были в течение ряда лет.
С начала 1870-х годов в семью московских шахматистов вошёл А.В.Соловцов.

* * *

Александр Владимирович Соловцов родился в Казани в 1847 году. Его отец, батальонный командир в одной из расположенных в Казани военных частей, научил сына играть в шахматы, когда тому было 8 лет. Лишь в 1870 году, уже в Москве, А.В. Соловцов познакомился с теорией и стал встречаться с сильными шахматистами. За полтора — два года он сделал огромные успехи, а к середине 1870-х годов он был уже одним из сильнейших шахматистов Москвы. На происходившем в 1878 году в Москве большом турнире, собравшем все лучшие шахматные силы Москвы, Соловцов делит со Шмидтом 1-й и 2-й призы (по 17,5 очков из 20). Другими успехами, в том числе выигрышем матча у Данненберга (март, 1878 год), Соловцов прочно завоевал репутацию сильнейшего шахматиста Москвы.

А.В. Соловцов был также активным шахматистом-общественником, а когда в 1877 году в Москве возник шахматный кружок, был избран его председателем.

Известность А.В. Соловцова, как сильнейшего шахматиста Москвы, быстро распространялась. Когда в 1878—1879 годов в Петербурге, благодаря энергии М.И. Чигорина, устраивался первый турнир всероссийского характера, и к участию в нём приглашались лучшие шахматисты России, то из Москвы были приглашены А.В. Соловцов и Е.А. Шмидт.

Соловцов оправдал свою репутацию. Турнир закончился победой Чигорина (6,5 очкв из 9), вторым был Алапин. Соловцов поделил с Шифферсом 3-й приз (по 5,5 очков). Соловцов мог гордиться тем, что оказался единственным участником турнира, которому удалось победить Чигорина.

К тому же времени относится и ещё один крупный успех Соловцова: в конце 1870-х годов игравшие под руководством Соловцова и Шмидта московские шахматисты одержали победы в матчах по переписке с Петербургом и с Харьковым. С каким увлечением относился Соловцов к этой игре, видно из рассказа в одной его биографии: «А.В. занимался такими партиями не только днем, — партии были расставлены на досках около его постели, и он не засыпал раньше, чем не просматривал добытые варианты, которые отделывались таким образом до мельчайших подробностей» («Московский шахматный альманах за 1893 год». М. 1894, стр. 6).

В 1880 году Соловцов убедительно подтвердил свою репутацию сильнейшего шахматиста Москвы, получив 1-й приз на московском турнире при 18 участниках (2-й — Гельвиг, 3-й — Муратов, 4-й — Моод).

Хотя Соловцов и добился высокого мастерства в шахматах, страстно любя шахматное искусство, шахматы занимали значительное место в его жизни лишь временами. Главные свои силы он отдавал музыке.

В начале 1880-х годов разгорается всё ярче звезда Чигорина, победившего в нескольких матчах Шифферса, Алапина и Шмидта, а затем, в результате участия в трёх международных турнирах, завоевавшего репутацию одного из сильнейших шахматистов мира. Соловцов играет в это время совсем мало. Тем не менее, москвичи, твёрдо веря в искусство своего чемпиона, решают устроить его матч с Чигориным. Этому начинанию способствовал приезд Соловцова в Петербург, в конце 1880 года, когда он с неплохим результатом сыграл с Чигориным ряд легких партий; петербуржцы тогда же хотели устроить матч Соловцова с Чигориным, но матч не мог состояться, так как Соловцов не располагал необходимым временем.

Матч Соловцова с Чигориным начался в апреле 1884 года. Конечно, велико было торжество москвичей, когда в первой партии матча их фаворит одержал блестящую победу над своим знаменитым противником. В следующей партии Чигорин в прекрасном стиле реваншировался. После второй партии матч был прерван и не возобновлялся7).

В дальнейшем Соловцов выступал лишь эпизодически.

После семилетнего перерыва, в течение которого он почти не играл, Соловцов опять возвращается к шахматам. Весной 1891 г. победой на турнире сильнейших шахматистов Москвы, а в следующем году выигрышем матча у второго победителя этого турнира Р. А. Фалька8)(с блестящим счётом +5,—0,=4) Соловцов восстанавливает свою прежнюю репутацию сильнейшего шахматиста нашей столицы.

В самом конце 1892 года, когда в Москву приехал М.И. Чигорин, приглашённый для сеансов одновременной игры и партий против играющих по консультации сильнейших московских шахматистов, возникла мысль устроить матч Чигорина с Соловцовым. Соловцов вначале отказывался, ссылаясь на свою растренированность, всё же, уступая настояниям, он в конце концов согласился сыграть матч до пяти выигранных партий9). Матч прошёл для него неудачно. Чигорин был тогда в полном расцвете своего дарования, все партии матча он играл превосходно и одержал подряд четыре блестящих победы. Соловцов сдал матч.

В «Шахматном Обозрении» (1893, № 1, стр. 24—25) находим интересные материалы о шахматной жизни того времени в связи с приездом в Москву Чигорина: «Пребывание в Москве М.И. Чигорина, его матч с Соловцовым и одновременные партии привлекли в Собрание Врачей10) массу посторонней публики, которая много времени уже не посещала шахматных собраний или бывала лишь изредка. Кроме того, на праздниках были в Москве любители из Тамбова и Ярославля. Большая с хорами концертная зала Собрания Врачей представляла в это время совершенно необычный вид. Во время консультационных и матчевых партий многочисленные посетители толпились вокруг столов, где на каждом следили за партиями, комментируя последствия каждого хода. Одновременные партии закапчивались громкими аплодисментами. Считают, что за это время перебывало в кружке белее 400 посетителей. Московский кружок по отъезде М.И. Чигорина (6 января) сразу разросся. Теперь в нём уже 43 члена, при чём 13 новых».

Масштабы шахматной жизни того времени очень отличались от нынешних!..

В 1894 году в Россию приезжал Мизес. В те годы Мизес только начинал свою шахматную карьеру и считался одним из наиболее обещающих мастеров. В Москве были устроены две партии между ним и Соловцовым. Первую партию Соловцов выиграл, вторая была прервана и осталась неоконченной (и, кажется, так и не появлялась в печати).

В 1896 году, после петербургского матч-турнира в Москву были приглашены для сеансов одновременной игры и консультационных партий Ласкер и Стейниц. Соловцов сыграл по одной партии с каждым из них. Ласкеру Соловцов бесстрашно предложил свой любимый шотландский гамбит, но проиграл. Партия со Стейннцем, которую Соловцов играл чёрными, была крайне упорной и ожесточенной: Соловцов сдал её на 57-м ходу.

Когда в начале 1899 года в Москву был вновь приглашён на гастроли Ласкер, в программе его выступлений были намечены пять партий с Соловцовым; был даже зафиксирован день первой партии — 15 февраля. Этой встречи ожидали с большим интересом не только москвичи. Чигорин писал в «Новом Времени», что встреча Ласкера с Соловцовым будет наиболее интересной частью программы выступлений чемпиона мира в Москве. Однако из-за внезапной болезни Соловцова этот матч не состоялся.

В том же, 1899 году, Соловцов в последний раз выступал в серьёзном состязании. Московский шахматный кружок решил систематически устраивать ежегодные встречи «за первенство в Москве», и в качестве первой из таких встреч был устроен матч между двумя шахматистами, считавшимися в то время сильнейшими в Москве: А.В. Соловцовым и Б.П.Григорьевым11); матч был выигран Соловцовым, вновь (в последний раз) завоевавшим, таким образом, первенство Москвы.

В дальнейшем связь Соловцова с шахматами ослабевает, но не прекращается. Хотя от участия в первом Всероссийском турнире, происходившем в Москве в 1899 году, Соловцов отказался, он сделал довольно заметное денежное пожертвование в турнирный фонд12). В 1901 году он был членом Комитета Московского шахматного кружка («Шахматное Обозрение»; 1901, стр. 27). И ещё позднее, в последний период существования «Шахматного Обозрения», в 1999—1910 годы., Соловцов бывал у П.П. Боброва, на квартире которого помещалась редакция журнала. В 1923 году А. В. Соловцов умер.


* * *

В шахматном искусстве А.В. Соловцов был почти всецело практиком. Теорией он занимался очень мало, анализ его не увлекал. Играя белыми, он применял почти исключительно три дебюта: испанскую, гамбит слона и шотландский гамбит, но и в этих дебютах, он, по-видимому, играл только варианты, знакомые ему из его собственной практики; его вкладом в область теории является зашита с ходом 3.. .Кс6 в популярном в то время гамбите слона; эту защиту он обычно применял в своей практике и прекрасно её разработал13).

Соловцов вырос на традициях русской шахматной школы, и это наложило прочный отпечаток на стиль его игры. Характерными чертами его шахматного искусства всегда были: огромная инициатива, смелость, изобретательность, остроумие, богатство красивых комбинаций. Такой характер творчества всегда обеспечивал Соловцову горячие симпатии широких кругов русских шахматистов.

* * *

1) «Артистический кружок», во главе основателей которого стояли А.Н. Островский и Н.Г.Рубинштейн, возник незадолго до того; первое время «Артистический кружок» помещался на Тверском бульваре (в Доме Пуканова, позже банкира Полякова), а в мае 1867 года перебрался на Б. Лубянку (в гостиницу Журпало).

2) ф. Гиршфельд (1840—1896) в 1861 году проиграл матч Андерсену, но лишь с небольшим перевесом у последнего; в 1864 году сыграл вничью матч с гремевшим в то время Колишем (+4,—4,=0).

3) С.С. и Д.С. Урусдвых я не отношу к числу московских шахматистов, так как оба они в Москве жили лишь временами. С.С. Урусов принадлежал к числу сильнейших русских мастеров той эпохи. В 1850-х и 1860-х годах С.С. Урусов нередко приезжал в Москву и в Петербург для шахматных встреч.
4) В 1879 году Шмидт сыграл в Петербурге четыре матча с Чигориным: три проиграл, четвертый (на большинство из шести партий) — свёл вничью.

5) Первый проект издания шахматного журнала в Москве возник гораздо раньше: ещё в 1872 году В.С. Голицын езял разрешение на издание шахматного журнала.
6) Турнир начался в 1882 году и окончился в 1885 году; 1-й приз получил М.А. Шабельский (Харьков), 2-й — Томашкович, 3-й — Н. Аполлонов (Псков), 4-й — проф. П.Г. Виноградов (Москва).

7) Формально матч считался выигранным Чигориным, так как причиной прекращения матча было то, что личные дела не позволили Соловцову продолжать игру. Кроме матчевых партий между Соловцовым и Чигориным тогда же было сыграно еще шесть партий, из которых Чигорин выиграл четыре, Солорцов — одну, и одна осталась неоконченной.

8) Р.А. Фальк был весьма сильным шахматистом: в отделе Чигорина в «Новом Времени» от 2 июня 1894 года сообщается, что Фальк во время своего пребывания в Берлине летом 1894 года, сыграл там четыре партии с сильными немецкими мастерами и три из них выиграл: партию у Шеве и две партии из трёх у Мизееа.

9) Перед началом матча между Соловцовым и Чигориным была сыграна небольшая партия, продолжавшаяся 1 ч. 25 м. и на 74-м ходу окончившаяся вничью.

10) «Артистический кружок», в помещении которого в своё время собирались шахматисты, был закрыт в 1883 году, но ещё раньше шахматный кружок организовался при Дворянском Собрании. Условия пребывания там для шахматистов были, по-видимому, не очень благоприятные, потому что к 1889 году количество членов кружка сократилось до 11 («Шахматы» Митропольского, 1890, стр. 22); в начале 1890 года кружок вновь перебрался в помещение Собрания Врачей (на Б. Дмитровке); условия для пребывания там шахматистов оказались более удобные, и количество членов кружка вновь повысилось до 34 человек.

11) Неоднократный чемпион Москвы Борис Прокофьевич Григорьев получил V-й приз на втором Всероссийском турнире (Москва, 1900—1901); в 1921 году, уже в очень преклонном возрасте он участвовал в чемпионате Москвы и взял VI-й приз.

12) в те времена турниры обычно устраивались по подписке, на пожертвования шахматных кружков и, главным образом, частных лиц. Показательно, что даже Чигорин подписал в фонд первого Всероссийского турнира 10 рублей.

13) Анализ этого варианта по материалам Соловцова был опубликован в «Шахматном Обозрении» за 1901 год, стр. 64-66.

 

***

Приводим одну из партий А. В. Соловцова.

Испанская партия
А. СОЛОВЦОВ – М. ЧИГОРИН

1. e4 e5 2. Nf3 Nc6 3. Bb5 Nf6 4. O-O Nxe4 5. d4 a6 6. Ba4 b5 7. Bb3 d5 8. dxe5 Be6 9. c3 Bc5 10. Qe2 O-O 11. Be3 Qe7 12. Nbd2 Rad8  13. Bxc5  Nxc5 14. Nd4 Nxd4 15. cxd4 Nd7 16. f4 f5 17. Rac1 c5 18. Nf3 c4 19. Bc2 Nb8 20. Kh1 Nc6 21. Rcd1 a5 22. Ng5 g6 23. g4  fxg4 24. Nxe6 Qxe6 25. f5 gxf5 26. Bxf5 Qh6 27. Qxg4+ Kh8 28. Rf3 Rg8 29. Rh3 Qg7 30. Rg1 Rdf8 31. Rh5 Qe7  32. Bxh7  Rxg4 33. Be4+ 1-0

 

Источник: Шахматы в СССР № 8, 1948 год