Екатерина Лагно: «За ничью с Карлсеном мне крепко досталось»

Казалось, что после рождения четвертого ребенка одну из самых талантливых шахматисток мира Екатерину Лагно окончательно списали со счетов. Но мать-героиня доказала всем, что она является настоящим бойцом и спортсменом. Лагно спустя месяц после рождения дочери Аглаи поехала на первенство мира в Ханты-Мансийск и в тяжелейшей мясорубке дошла до финала, где сыграла вничью с чемпионкой планеты Цзюй Вэньцзюнь, уступив только на тай-брейке. А перед самым Новым годом Екатерина совершила еще один подвиг, завоевав золото на чемпионате мира по блицу. При этом россиянка не уступила ни в одной партии, что для молниеносной игры считается феноменальным результатом.

Не надо меня нахваливать

– Екатерина, осознаете, что вы герой? Что вы настоящая русская женщина, которая сумела достичь таких невероятных результатов вопреки всем обстоятельствам. Родить четвертого ребенка и сразу же отправиться сражаться на чемпионат мира. Расскажите, каково это быть мамой четверых детей? В современных семьях и один ребенок уже подвиг…

– Я прекрасно понимала, что будет очень тяжело, но это был мой выбор. Поэтому, пожалуйста, не надо меня нахваливать. Просто я люблю шахматы, и мне пока еще только 29 лет, у меня нет чувства, что я наигралась. Да, мне где-то тяжелее, чем молодым и не обремененным заботами спортсменкам, но я очень хотела вернуться, возможно, это желание помогает мне бороться.

– 27 сентября вы родили Аглаю. Ровно через месяц нужно было лететь в Ханты. Вы сразу приняли это решение?

– Конечно, были сомнения. Но ведь я пропустила уже два чемпионата мира.

В Сочи отказалась сама – по той же уважительной причине, а в Тегеран меня не допустили, потому что у меня за год не было сыграно 30 классических партий. Мне просто надоело.

– Ребенку месяц, не страшно? Или уже с опытом приходит уверенность?

– Именно так. Когда на свет появляется первенец, ты трясешься и всего боишься. А тут уже есть опыт. Конечно, это неидеальный вариант, но

что поделаешь. Благодаря помощи родных, няни, мне удалось мыслями быть в турнире.

– В 2003 году меня поразила наша легендарная баскетболистка Мария Степанова, когда на победном для нее чемпионате Европы-2003 она кормила своего месячного ребенка во время большого перерыва в матчах. При этом была лидером на площадке. Не думали взять Аглаю с собой?

– Если такое возможно в баскетболе, то и в шахматах тоже реально. И такие примеры были. Но нужно понимать, что в подобных условиях ты долго не продержишься. Материнский инстинкт сильнее. Тут нужно было выбирать: или заниматься малышом, или погрузиться в шахматы.

– Были цели перед чемпионатом мира?

– Знаешь, за неделю до турнира по просьбе моего тренера Влада Ткачева Денис Хисматуллин сыграл со мной пару тренировочных матчей в блиц.

У меня ничего не получалось. Особенно первые партии. Все-таки как бы ты ни готовился, смотрел дебюты, практика нужна. В общем, цели и

задачи были скромные.

Армагеддон с Погониной – вишенка на торте

– Давайте вспомним ваш путь до финала.

– Первый круг – молодая девушка Никки Джесс, международный мастер из ЮАР. Мне было важно как можно скорее войти в турнир, поэтому завязавшиеся борьба в первой партии меня даже обрадовала, я включила голову. Вторую белыми выиграла довольно легко и получила выходной. Который, кстати, тоже постаралась провести с пользой. Поиграла в интернете, порешала задачи. Дальше – Хоанг Тхань Чанг. Вьетнамка, выступающая под венгерским флагом. Ничья – 1-1 в классику и уверенная победа на тай-брейке – 2-0. Влад даже тогда так осторожно сказал, что по скорости принятия некоторых решений, ему кажется, что я набираю форму.

– Дальше получился просто триллер с Погониной. Дело закончилось «Армагеддоном» (если счет после всех партий тай-бейка равный, играется партия, где белым дается 5 минут, черным 4, и белые обязательно должны выиграть, при ничьей победителем пары объявляют черный цвет). Вот тут можно рассказать поподробнее?

– У меня был шанс выиграть белыми во второй классической партии, но сожалений по этому поводу не испытывала, так как в цейтноте я не увидела идею и потом даже получила неприятную позицию. Так что ничья в основное время – закономерный результат. А дальше был рапид. Я получала плохо что белыми, что черными. Каким-то чудом соскочила в первой быстрой, дальше блеклая ничья белыми. Первую 10-минутную партию вообще сложно комментировать. Спаслась без двух пешек. В таких случаях принято говорить «женские шахматы».

– Что дальше?

– Когда же мы перешли к блицу и я выиграла на ровном месте первую партию, тут же последовала вторая, где уже в самом конце можно было поставить пат, и я чувствовала, что он есть, но голова отключилась и Наташа сравняла счет. Так что Армагеддон стал своеобразной вишенкой на торте. Я выбрала белый цвет, играла плохо. Единственное, за что могу похвалить себя в этой партии, это объективно неправильное решение пожертвовать центральную пешку. Но отдавая ее я видела за себя четкий план дальнейшей игры, что в блице очень важно. Наташа просто не успела разобраться. Скажу честно, мне не приносят удовольствия такие победы.

– Путь к финалу все еще был сложен…

– Если смотреть на счет, то легко одолела в классике – Лэй Тинцзе – 2 0, хотя ничего легкого не бывает, просто так сложилось. Ну и в полуфинале осталось больше сил на тай-брейке с Машей Музычук, которая сыграла очень тяжелый четвертьфинал и энергии у нее банально не хватило.

Екатерина Лагно.

Екатерина Лагно.

В четвертой партии играла, как в тумане

– Финал, вы выиграли вторую классическую партию, удержали ничью в третьей. И оставалось сделать еще один шажок до короны, которой от вас все ждали…

– Если честно, не понимаю того ажиотажа, который возник после моей победы во второй партии. Да, я выиграла, но матч продолжается. Если бы у меня все получалось, если бы я черными легко уравнивала и за 20 ходов делала ничью, а белыми давила – один разговор. А так смотрите, что происходит: в первой черной партии я отскакиваю, в третьей – спасаюсь чудом. Мы ничего не могли угадать по дебюту. Она была лучше готова. Так что это был сложнейший матч… И потом, кто и что от меня ждал?

Про меня вообще забыли. Где-то перед чемпионатом прочитала такую заметку, что основные надежды на россиянок – Костенюк, Гунину, Горячкину, моя же фамилия фигурировала в строке: «также будут принимать участие…» И это несмотря на то, что я была третьим стартовым номером в турнире. Какие тут вдруг ожидания?

– Когда чемпионка мира, китаянка Цзюй Вэньцзюнь «на заказ» победила черным цветом, в кулуарах стали говорить, что вы проиграли себе еще ночью. Нервы, страх, близость победы. Так ли это?

– Было обидно, что те, кто меня совсем не знают, без тени сомнений говорят такое. Только самые близкие люди в курсе, что на самом деле произошло.

– Расскажете?

– Пусть это не то, что желает услышать любитель остросюжетных триллеров, но я скажу как есть: я устала. Причем так, что уже выходя из турнирного зала после чудом спасенной третьей партии, я почувствовала себя полностью опустошенной. Мне было физически очень плохо. Зритель ведь не видит полной картины происходящего, он видит, как шахматист приходит в зал, и играет партию, а то, сколько этот человек готовится, остается за кадром. Так как меня ловили в дебюте, я действительно очень много готовилась и много сил отдавала еще до партии. К сожалению, рядом не оказалось близкого человека, это наша общая ошибка. Мы работали с Ткачевым по скайпу, и я не просила изначально Влада быть со мной. Я для себя сама не могла понять перед финалом, нужно ли мне вызывать поддержку, а когда поняла, что да, мне необходимо с кем-то поговорить-переключиться, было уже поздно. Никакой продвинутый девайс не может заменить живое общение.

– В четвертой белой партии вы просто развалились…

– А какая разница, какой цвет, если ты ничего не видишь, как будто в тумане играешь? Жалко, что у нас не было выходного дня перед

тай-брейком. Чисто в шахматном плане было бы интереснее, а то наблюдать за тем, как один игрок отдает потихонечку весь комплект другому…

– Не показалось, что мир рухнул?

– Нет. Было безумно обидно, да. Но в принципе, все по делу.

За укороченным контролем – будущее

– Не успели вы отойти от чемпионата мира в «классике», как уже нужно было думать о том, как бороться в рапиде и блице. У вас еще было желание играть?

– Да, я очень обрадовалась!

– Почему?

– Приятно, что такие турниры существуют, в принципе. Были опасения, что в этом году их не будет. И только когда я играла в финале, ФИДЕ объявила, что рапиду и блицу быть, и быть в России. Я отношусь к рапиду и блицу так же серьезно, как и классике. Считаю, что за укороченным контролем будущее. Особенно в мужских шахматах, где ничейные тенденции наводят скуку.

– Но на последнем чемпионате мира в Саудовской Аравии вы выступили не очень удачно. Почему?

– К сожалению, сильно заболела перед отъездом. По-хорошему, нужно было пропустить рапид, я же надеялась, что станет легче, но ошиблась. Поэтому партии того рапида смотреть строго запрещается (смеется). А вот в блице, в принципе, сыграла нормально, поделила третье место.

– Очень круто, что в Санкт-Петербурге две страны впервые провели чемпионат – Саудовская Аравия и Россия. Причем сроки были сжаты и руководство ФИДЕ вместе с ФШР все прекрасно обустроили. Понравилось?

– Еще раз скажу, была очень рада. Приятно, что было хорошее помещение в самом центре Питера. Честно, не помню, чтобы было столько зрителей. Мы таким вниманием не избалованы, и это здорово, когда есть такой ажиотаж. Ко мне много раз подходили любители и желали удачи.

– Всем показалось, что вы играли в Питере очень легко. Четвертая в рапиде и просто феноменальный результат в блице. Как будто и не было за плечами этого изнурительного югорского марафона…

– Нет, это только видимость. Есть партии, которыми я очень недовольна. Хотя я и понимаю, что победителю должно «везти», хотелось бы, чтобы больше очков приходило по делу. Ну, и в рапиде тоже взять и так без борьбы проиграть Цзюй… Я реалист. И вижу, что все далеко не идеально.

– Золото Питера компенсировало горечь серебра Ханты-Мансийска?

– Я не связываю эти два турнира. И стараюсь вообще поменьше думать о таких вещах. Новый турнир – новая глава. Просто рада, что удалось закончить год (хоть он и не был у меня такой насыщенный) на мажорной ноте.

– Вас после крупных побед поздравляет Президент страны. Что это значит для вас?

– Когда шахматами интересуются на самом высоком уровне – это приятно и лично, и очень полезно для развития нашего вида спорта. Так что спасибо Владимиру Владимировичу за поздравления с победой и Новым годом.

– Новая команда ФИДЕ с новым президентом Аркадием Дворковичем провели первый крупный турнир. Видны положительные изменения во Всемирной федерации с приходом на пост такого опытного руководителя? Все-таки у Дворковича большие шахматные традиции и семейные, и деловые, он долгое время возглавлял РШФ.

– Время покажет. Радует, что в ФИДЕ очень быстро сориентировались и ей удалось спасти чемпионат мира по блицу и рапиду. Помимо основных соревнований много было сделано и для зрителей. Здесь можно было и поучаствовать в конкурсе решения задач, и поиграть в любительских турнирах с призами, приобрести литературу и инвентарь.

Филатов живет своим делом

– Уже пять лет у руля ФШР стоит Андрей Филатов. Что можете сказать о президенте Федерации шахмат России?

– Думаю, что не мне одной очень комфортно с ним работать. Андрей Васильевич живет своим делом. Произошли очень большие и хорошие изменения.

– Например?

– Ну, во-первых, вырос интерес государства к шахматам. Как ни крути, а это большой плюс. Появился интерес со стороны прессы. Во-вторых, посмотрите, как после ремонта засверкал ЦШК. Гоголевский, 14 после реставрации стал просто одним из лучших зданий Москвы. В-третьих, это сочинский спортивный центр «Сириус», где с талантливой молодежью работают опытные тренеры во главе с Владимиром Крамником. Андрей Васильевич очень старается.

– Вы вернетесь в сборную России? Без вас не смогли взять медаль на последних двух Олимпиадах, хотя были к этому так близки.

– Я очень люблю командные турниры. Так что да, играть хочу. Скоро стартует командный чемпионат мира. Постараемся выступить как можно лучше.

– А какое у вас есть хобби. Если у вас есть на это время?

– Я люблю петь и готовить. Раньше, когда было чуть больше свободного времени, занималась и тем, и другим. И есть еще одна слабость, но она такая женская и распространенная, что, думаю, мне можно ее простить: я – шопоголик. Особенно в сезон скидок я чувствую обострение (смеется).

– Ваш муж – трехкратный чемпион мира по блицу, финалист матчей претендентов, один из лучших гроссмейстеров планеты. Он помогает вам в шахматном плане?

– Конечно! Но я стараюсь не злоупотреблять его вниманием. Все-таки ему нужно самому бороться, а то, что необходимо на его уровне, на нашем пока что не настолько важно. И потом у меня есть тренер, который всегда на связи. Кстати, хочу еще поблагодарить Руслана Владимировича Щербакова. Пусть он мне и не помогал конкретно на последних турнирах, но в прошлом очень многое мне дал, и я знаю, что в любой момент могу ему позвонить и задать вопрос. Он замечательный специалист и человек.

– Немного личный вопрос, вы с мужем ругаетесь из-за шахмат?

– Из-за шахмат нет, а вот из-за фигурного катания – еще как (смеется). Я болею за Медведеву и не согласна с тем, как ее затравили на ровном месте. А вот Саша за Загитову и Этери Тутберидзе. Мы постоянно спорим на эту тему. Считаю, что в фигурном катании есть проблемы, если девочки выходят на пик формы в 14-15 лет, а в 20 лет становятся, грубо говоря, ветеранами. Это неправильно, и в правилах нужно что-то менять. Так что наш главный спор в семье – фигурное катание и слава Богу, что так.

Екатерина Лагно.

Екатерина Лагно.

Все претензии к Карякину

– Это поразительно, но вы прошли просто одинаковый путь с Сергеем Карякиным. То есть, просто одинаковый…

– Да, это действительно интересно. С Сергеем мы знакомы лет с семи. Занимались вместе в Крамоторске. Потом оба переехали с Украины в Россию. Каждый по разным причинам, но все же.

– Ну и невероятно схожий шахматный путь, ведь так?

– Да, правда. Мы оба сыграли в финале чемпионата мира, оба уступили на тай-брейке, а следом выиграли первенство планеты по блицу. Действительно невероятные совпадения. Выиграй он тот матч у Магнуса, я, получается, тоже выиграла бы. Так что, все претензии к нему (смеется)

– По Карякину сразу было видно, что он большой талант?

– Скажу больше, никто не сомневался, что он станет чемпионом мира. Просто никто. Как-то прогуливаясь во время чемпионата России в Чите, я спросила его, что как же так, не обидно ли ему самому, что, имея такой дар, он его не реализовывает, а довольствуется тем, что уже имеет. После победы в турнире претендентов он напомнил мне этот разговор, сказал, что я его сильно задела, он разозлился.

– У вас, наверное, много историй из детства?

– Как-то наши папы поспорили на мороженое, кто первый из нас пробежит круг на стадионе (400 метров). Никакой спортивной подготовки в 10 лет у нас не было. Мой резвый противник с ходу рванул в бой, и, естественно, к финишу первым дошел более расчетливый спортсмен (улыбается).

– Класс…

– Все остальные нешахматные истории больше подходят под рубрику хулиганство (смеется). Не раскрывая все карты, лишь скажу, что мне частенько от него доставалось.

– Ему будет по силам совершить еще один такой рывок и опять пройти весь отбор, чтобы вновь сразится с Карлсеном?

– К сожалению, скорее нет, чем да. Я ему, конечно, от души желаю удачи, но отбор – это страшное сито. У мужчин невероятная конкуренция. Китайцы, иранцы, появляются все новые имена, да и «старые» еще никуда не ушли… Нужно опять, как тогда, несколько лет назад, полностью сконцентрироваться на шахматах. Сергей же после матча стал безумно популярен. И эта популярность, безусловно, мешает шахматам.

– Карлсен реально великий?

– Да. И я считаю, что ему очень повезло с отцом. Он ему очень помогает. И это скорее исключение из правил. Но они до сих пор работают как единое целое. Вспоминаю 2004 год, Вейк-ан-Зее, турнир С. Я в первом туре встречаюсь с каким-то маленьким норвежцем. Накануне видела, как он бегает с папой в футбол примерно за час до начала партии. Мне показалось это странным. Думала, как же он теперь будет играть в шахматы играть без энергии? В итоге, после шестичасовой пытки, мы согласились на ничью, я спаслась в эндшпиле. Ты не представляешь, как мне за это досталось. Меня ругали все кому не лень. Говорили, что если я ставлю высокие цели, то играть вничью с норвежским мальчиком – это позор. Тот турнир, естественно, Магнус выиграл.

– Да, Хенрик Карлсен воспитал не только чемпиона, но и атлета. Магнус невероятно силен физически…

– Ему не важно, в какую игру он играет, он всегда хочет победить. Когда-то по глупости году в 2008 на турнире во французском в Кап-д’Аге решили сыграть с ребятами в футбол. Так он не то, что не делал скидку, что в команде соперника играет девушка, он вообще этого не замечал. Только когда мяч чудом не попал мне в голову, он подошел и извинился. С того момента я для себя решила, что каким бы сильным он не бы гроссмейстером, шахматы – это единственная игра, где можно чувствовать себя в безопасности (смеется).

Досье
Екатерина ЛАГНО

Родилась 27 декабря 1989. Вице-чемпионка мира по классическим шахматам (2018). Двукратная чемпионка Европы (2005, 2008), чемпионка мира по блицу (2010, 2018), чемпионка мира по быстрым шахматам (2014). Победительница Олимпиады (2006, 2014), победительница командного чемпионата мира (2013, 2017), а также победительница командного чемпионата Европы (2013,2015,2017).
Лагно научилась играть в шахматы в двухлетнем возрасте. Выполнив норму гроссмейстера среди женщин в 12 лет и 4 месяца, Екатерина стала самым молодым гроссмейстером среди женщин за всю историю. Это достижение было отмечено Книгой рекордов Гиннесса. В 2003 году выполнила первую норму гроссмейстера среди мужчин, в возрасте 17 лет, стала мужским гроссмейстером.
Замужем за одним из сильнейших гроссмейстеров мира – Александром Грищуком, имеет четверых детей.