Шахматные истории

Евгений Гик

 

Социалистическое соревнование

В сеансах одновременной игры установлено немало занятных достижений. Так, Властимил Горт попал в Книгу рекордов Гиннесса, проведя в 1977 году в Рейкьявике сеанс на 550 досках. После 24 часов на его счету было 477 побед, 63 ничьих и 10 поражений. Между столиками он прошел 35 километров, сбросив 4 килограмма веса. После каждого часа делалась пятиминутная пауза, и за все время сеанса Горт выпил 20 литров различных соков.

А в конце 2002-го на Кубе установлен мировой рекорд в области массовых шахматных мероприятий. В гигантском сеансе на Площади Революции в Гаване 11 000 любителям противостояли 550 сеансеров. Предыдущее достижение принадлежало Мехико — 10 007 участников. В лучших традициях социалистического соревнования кубинцы вышли на шахматный субботник и подняли планку почти на тысячу человек. Сам Фидель Кастро сел за доску и около часа успешно сражался с известным кубинским гроссмейстером Сильвино Гарсиа.

 

Лишняя пешка

Исаак Романов был крупным шахматным историком и международным арбитром. Но сам играл не слишком сильно и поэтому всегда старался уйти от вопросов. Однажды во время матча за корону между Спасским и Петросяном его спросили, в чью пользу отложенная позиция. Романов внимательно посмотрел на доску, затем проявил характерную для него осторожность и сказал:

— По мнению гроссмейстера Эстрина, у белых лишняя пешка.

Когда я узнал об этом случае, сразу вспомнил политический анекдот: «Как нас учит родная КПСС, при нагревании тела расширяются».

 

Репортаж

Корреспондент ТАСС Виктор Бабкин славился своими отчетами о турнирах, которые посещал по долгу журналистской службы. Так, к одной из партий в Рейкьявике, где сражались Спасский и Фишер, он дал такой комментарий: «Американский гроссмейстер сыграл на первом ходу е2-е4, завязалась интересная борьба, и Фишер выиграл».

Исчерпывающая информация! Почти как репортаж с сеанса О. Бендера. Бабкинские опусы родили шутку, которая долго ходила среди пишущей шахматной братии: «Фишер не явился на вторую партию, завязалась увлекательная борьба, и Спасский выиграл».

 

Морж

Среди поклонников шахмат немало собирателей и коллекционеров. Марки, значки, открытки, программы турниров, книги, автографы гроссмейстеров и чемпионов, экслибрисы, комплекты фигур, всевозможные атрибуты — чего только ни собирают шахматисты. Но, пожалуй, самой экзотической коллекцией владеет Леонид Дубень: им собрано около сотни различных упаковок от печенья «Шахматное». Этот шахматный фанат (в лучшем смысле слова) выделяется среди своих коллег еще одним уникальным свойством: он единственный, кто любил играть в шахматы, сидя в проруби, однажды даже стал чемпионом среди «моржей».

Обходной маневр

Максим Кулагин, которому в 2000-м исполнилось всего двенадцать лет, увлекался шахматами и с удовольствием посещал школу Тиграна Петросяна. А вот родители, наоборот, считали игру пустым занятием, поощряли только его музыкальные «тренировки». Как же быть мальчику, чтобы одновременно и маму с папой не огорчать, и шахматы не бросать? В этой сложной ситуации Максим придумал хитрое решение: он отправился на международный конкурс юных пианистов в Геную и уверенно завоевал там первую премию. Родители были счастливы, пребывали в эйфории и несколько потеряли бдительность, а их сообразительный сын, будущий Тайманов, воспользовался этим и включился в Мемориал Петросяна, турнир юных дарований. И за доской Максим тоже отличился, получил медаль. Да, на какие только ухищрения не идут иногда шахматисты, чтобы добиться своего!

 

Акселерация

Владимир Литус вел шахматный кружок в ЖЭКе. Здесь работали и другие кружки — вышивания, фехтования, а также армрестлинга, который посещали местные качки. И вот однажды качок по имени Жора привел на шахматы свою племянницу. Когда Владимир увидел ее, он буквально лишился дара речи. Это была высокая, эффектная девушка с дорогой косметикой на лице, благоухающая французскими духами, в ушах у нее сверкали золотые сережки, на пальцах — кольца с бриллиантами. Юная фотомодель вошла в комнату, взглянула на свои швейцарские часы, закончила разговор по мобильному и бросила на Литуса весьма откровенный взгляд. Тренер был несколько взволнован: в этот миг его обуревали совсем иные, не шахматные страсти. Но в конце концов он взял себя в руки и открыл журнал, чтобы записать, как и положено, новенькую в свой кондуит.

— Фамилия, имя?

— Анна Генералова, — с вызовом сказала красотка.

— Адрес?

— Нам принадлежит дом № 5 по улице Рылеева. — Литус насторожился.

— Место учебы?

— Англо-французская школа № 1.

— Класс?

— 3-й Б. — Услышав это, Литус упал в обморок, и девочки из кружка по вышиванию приводили его в чувства.

Вот так совсем невесело закончилась эта веселая история.

 

Покорится ли рекорд?

Американский мастер Герман Хелмс, проживший девяносто три года, вел шахматный отдел в «Нью-Йорк таймс» почти шестьдесят лет, начиная с конца ХIХ века — всю первую половину ХХ-го. А курьером в эту известную газету его взяли еще мальчиком. Незадолго до смерти Хелмс, как он шутил, «отпраздновал бриллиантовую свадьбу со старой леди», имея в виду свое любимое издание.

Газета «МК» сейчас не менее популярна, чем «Нью-Йорк таймс». А что касается рекорда американца, то шахматный обозреватель «МК» сумеет побить его только в… 2040 году. Ну что ж, будем стараться!

 

Профессионал

В Центральном Доме шахматистов стало гораздо чище, поскольку появилось новое лицо – аккуратная уборщица, приятная интеллигентная женщина средних лет. Во время одного из турниров она наводила порядок, а в перерывах заходила в зал и с интересом следила за игрой. Борис Долматовский, наш главный шахматный фотограф, поинтересовался, разбирается ли она в шахматах?

— Если бы не разбиралась, — удивленно ответила женщина, — здесь бы не работала!