Шахматные истории. Марк Тайманов

Евгений Гик

 

Как фигуры чуть не утонули в ванной

Михаила Таля коллеги очень любили и, зная о его неважном здоровье, всегда шли навстречу. Однажды Марк Тайманов на первенстве СССР согласился играть с ним в его гостиничном номере (рижанин не мог его покинуть из-за боли). Приехал в отель вместе с судьей, но выяснилось, что Таль находится в ванной комнате (горячая вода помогала купировать приступ). Так и играли. Одна доска (для Тайманова) стояла на столе, другая (для Таля) плавала в ванной, арбитр сновал туда-сюда… Когда деревянный король Таля наглотался воды и пошел ко дну, Тайманов предложил ничью. Так что все закончилось благополучно, никто не утонул.

 

Как ЦК с буржуазией боролся

Летом 1955 года в Москве состоялся матч СССР — США, и американский посол дал торжественный прием по случаю Дня независимости США. На нем присутствовали руководители партии и правительства — Н. Хрущев, Н. Булганин, Г. Маленков, пригласили и шахматистов обеих стран. Хрущев разговорился с Таймановым и спросил его:

— Когда советские гроссмейстеры выступают за рубежом, они получают гонорар?

— Что вы, Никита Сергеевич, — ответил Тайманов, — как мы можем брать деньги у буржуев?! Наша задача — продемонстрировать преимущества социалистического строя, доказать, что мы сильнее их.

— А когда выступают дома, получают?

— Конечно, с чего бы мы тогда жили?

— Что-то здесь не так, — задумался Хрущев. — Выходит, у капиталистов, у которых деньги куры не клюют, вы ничего не берете, а в нашей бедной стране берете. Это никуда не годится. Нужно у них брать, и как можно больше!

И уже через несколько дней вышел специальный приказ по Спорткомитету, согласно которому советским шахматистам, выступающим за рубежом, разрешалось получать валюту. Так партия в лице товарища Хрущева, борясь с проклятой буржуазией, помогла шахматистам заметно повысить свое благосостояние.

 

Неожиданная поддержка

В 1971-м после проигрыша Роберту Фишеру со счетом 0:6 Тайманова обвинили во всех смертных грехах, в том числе предательстве социалистической системы. Одна кара следовала за другой, но тут пришла поддержка с неожиданной стороны.

— Спасибо Бенту Ларсену, который тоже проиграл Фишеру, и тоже всухую, — заочно поблагодарил Тайманов коллегу.

Действительно, вторая победа Фишера 6:0 несколько отрезвила преследователей советского гроссмейстера. Уж датчанина они никак не могли заподозрить в тайном сговоре с капиталистами.

 

Сочувствующий таможенник

После возвращения из Канады с матча с Фишером на родину Тайманов был подвергнут в московском аэропорту тщательному таможенному досмотру. И, как назло, в его багаже обнаружили роман Солженицына «Раковый корпус». За провоз книги будущего лауреата Нобелевской премии гроссмейстер вскоре лишился почти всех званий и титулов. Но, разумеется, это был лишь предлог. Например, начальник таможни, прекрасно знавший Тайманова, сочувствовал ему:

— Эх, Марк Евгеньевич, если бы вы выиграли у Фишера, я бы вам собственноручно полное собрание сочинений Солженицына до такси донес…

Матч-реванш Фишер-Тайманов

Писатель Аркадий Арканов и два пианиста – Марк Тайманов и Левон Оганезов. Тайманов заинтересовался игрой Арканова (карточной).

 

Неприятности у классика

Итак, «за Солженицына» Тайманов получил по полной программе. Но нет худа без добра: благодаря этому печальному случаю родилась бесподобная шутка, которую придумал Мстислав Ростропович:

— Вы слышали? У Солженицына  большие  неприятности!

— Неужели! Что же  случилось?

— Вы не знаете!? У него нашли книгу Тайманова «Защита Нимцовича»!

 

Простой вопрос

Фиаско Тайманова в матче с Фишером разбиралось в Шахматной федерации СССР.

— Вы выбрали неправильную стратегию, — поучали Тайманова его коллеги. — После проигрыша необходимо было делать ничью.

— Но как? — признав свою вину, спросил Тайманов.

В зале воцарилось гробовое молчание. Никто из гроссмейстеров не мог дать ответ на этот простой вопрос.

 

Сицилианская защита на фортепьяно

В прошлом веке фортепьянный дуэт Тайманов — Брук был признан одним из лучших в мире. Когда Марк Тайманов и Любовь Брук расстались, гроссмейстера сменил его сын Игорь, тоже прекрасный пианист. Новый дуэт матери и сына много гастролировал, имел успех. Прошли годы, в конце столетия ушла из жизни Любовь Брук, но меломаны сохранили любовь к таймановскому исполнению Шопена и Шумана. Неудивительно, что имелся немалый спрос на совместные выступления Марка и Игоря Таймановых, причем не только в Санкт-Петербурге, где они оба живут. Но оказалось, что услышать их вместе вряд ли возможно. Дело в том, что и Марк Евгеньевич, и Игорь Маркович всегда дополняли Любовь Брук — исполняли партию второго рояля. И теперь, чтобы выйти на сцену вдвоем, одному из них нужно было долго репетировать другую партию — первого рояля. Но ведь оба Тайманова всегда в цейтноте…

Чтобы эта музыкальная ситуация стала яснее, переведем ее на шахматный язык. Представьте себе гроссмейстера, который успешно играет какой-то дебют, но только одним цветом и вовсе не играет другим. Кстати, партию второго рояля стоит сравнить с игрой черными в шахматной партии. Возьмем, к примеру, того же Тайманова. Сколько ярких побед одержал он в сицилианской защите черными! А вот белыми она у Марка Евгеньевича вообще не могла случиться, потому что он никогда не начинал партию ходом 1. е2-е4…

 

На фото: Прославленная певица Эдита Пьеха поздравляет Марка Тайманова с очередным юбилеем.