Ян Непомнящий: «Моя ближайшая цель – закрепиться в мировой пятерке»

Владимир БАРСКИЙ

 

– Поздравляем с победой на командном чемпионате мира! Как в этот раз формировалась наша сборная?

– Из состава, выступавшего на олимпиаде-2018 в Батуми, остались первые две доски – Сергей Карякин и я. Владимир Крамник решил приостановить свои выступления, поэтому появление новых лиц было неизбежно. Хотя Александра Грищука трудно назвать «новым лицом»: он уже лет 20 играет за сборную, является олимпийским чемпионом, в отличие от многих из нас. На 4-й доске играл чемпион России Дмитрий Андрейкин. На мой взгляд, это правильно, чтобы действующий чемпион страны выступал за сборную. Президент РШФ Андрей Филатов пытается повысить престиж наших чемпионатов, поэтому логично, чтобы звание давало не только денежный приз и автомобиль «Рено», но и спортивное признание. Дебютировал в сборной Владислав Артемьев. Он уже давно зарекомендовал себя сильным шахматистом, а в последнее время находится на огромном подъеме. Влад отлично справился с ролью «забойщика», набрал «плюс 5» и принес кучу решающих очков.

У НАС БЫЛ СВОЙ ЧАК НОРРИС

– Проблем с вхождением в коллектив у Артемьева не было?

– Нет, мы же давно его знаем. Очень позитивный и веселый парень. Как сказал Грищук, это наш Чак Норрис!

– Борьба в чемпионате была упорной?

– Старший тренер мужской сборной России Андрей Филатов по семейным обстоятельствам не поехал в Астану – у него родилась дочка, с чем мы все его поздравляем. Но Андрей Васильевич постоянно был в контакте с тренерами, а перед матчем с Китаем он мне позвонил и сказал, что верит в мою победу.

Наш капитан Саша Мотылев показал любопытную идею Артемьеву и мне. Владу она не очень понравилась, а я решил ее испытать. По-человечески идея очень хитрая и замаскированная, ведь почти все фигуры меняются, я еще сопровождал свои действия довольно индифферентным видом: мол, хочу «отсушить» ничью и уйти. Думаю, этот «моноспектакль» отчасти сыграл свою роль. Соперник играл беззаботно, пока не обнаружил себя в неприятной позиции. Фактически он проиграл в два хода: вместо пассивной защиты решил активизировать ферзя, тот убежал куда-то вперед, а вернуться к своим «воротам» не успел. Оставшуюся часть партии я провел хорошо.

– Но и после победы над Китаем у нашей сборной были непростые матчи?

– Мы сделали две ничьи – с Англией и Азербайджаном. Рад, что мы ни одного матча не проиграли и за тур до конца обеспечили себе первое место.

– Последний тур тяжело дался?

– Да. Дело сделано, мыслями мы были уже дома или по крайней мере на награждении, а играть предстояло с крепкой сборной Индии. Пришлось попотеть.

– Особенно вам – без фигуры-то!

– Индии ничья в матче гарантировала призовое место, они ее даже в какой-то момент предлагали, но мы решили поиграть. Стояли плохо, однако умудрились выиграть. Я не угадал с подготовкой, хоть и много готовился, и в критической позиции перепутал первый же ход. К счастью, сразу не проиграл, Гангули допустил переход в эндшпиль, хотя наверняка мог сыграть жестче. Я немного успокоился, начал считать варианты, и меня привлекла идея жертвы фигуры, поскольку уходить в пассивную оборону совсем не хотелось. Подумал: если бывает подходящий момент для подобной игры, то вот он – когда мы уже обеспечили себе победу в турнире! Партия продолжалась около 5 часов, и мне удалось устоять. А Саша Грищук довел свой перевес до победы.

ГОД БУДЕТ БЕЗУМНЫМ ПО КОЛИЧЕСТВУ ТУРНИРОВ

– У вас сейчас – наравне с Грищуком – самый высокий рейтинг среди российских шахматистов. Ощущаете себя лидером наших шахмат?

– Лидер – это слишком глобально; на эту роль лучше подходит Крамник. Конечно, высокий рейтинг приносит удовлетворение, ведь у нас традиционно очень высокая конкуренция. Но это не самое главное в жизни. Моя следующая цель – войти в мировую пятерку и там закрепиться, а для этого нужен рейтинг порядка 2800. Придется работать еще больше, к тому же в нынешнем году начинается новый отборочный цикл.

К сожалению, у меня по-прежнему нет спонсоров. Спасибо Российской шахматной федерации: она оплачивает несколько сборов в год и частично – работу тренеров. Но при всей этой неоценимой помощи все же трудно собрать команду из нескольких человек, которая помогала бы и в шахматном плане, и в общей подготовке. Последние годы я работаю с Володей Поткиным, но поскольку у нас нет постоянной контрактной базы, он время от времени бывает занят в других проектах.

– Ближайший год будет очень напряженным?

– Да, совершенно безумным по количеству турниров! Сейчас у меня месяц жесткой всесторонней подготовки, а с мая начнется марафон. Я долго колебался, играть ли мне в Grand Chess Tour, но решил рискнуть – сыграть в обеих сериях. Не хотелось лишать себя возможности встречаться за доской с сильнейшими шахматистами мира.