Гибель шахматной романтики. Как впервые была разыграна мировая корона

Июнь 1883 года. В Лондоне завершился изнурительный, двухмесячный турнир, собравший всех сильнейших мастеров того времени. Триумфатор – 40-летний немец Иоганн Герман Цукерторт.

 

На его счету 22 очка из 26, ближайший преследователь — Вильгельм Стейниц – отстал сразу на 3 балла. И, тем не менее, среди поклонников древней игры мало кто называет результат последнего слабым. Второе место – это всё-таки второе место. Опять же, надо учитывать, что к активной игре он вернулся совсем недавно, а до этого почти 10 лет появлялся на шахматных конгрессах (так тогда называли турниры) только в качестве журналиста, считая, что всем всё уже доказал…

 

Вильгельм Стейниц

Вильгельм Стейниц

XIX век – эпоха романтическая. Для шахмат, во всяком случае. Смотреть на то, как играли в те времена одно удовольствие – каскады жертв, оригинальность замыслов, красота на каждой клетке доски! И что из того, что большинство этих партий на поверку оказываются не идеальными? Вот эта атака легко отбивалась, говорит нам сегодня компьютер или вот от этой жертвы ферзя можно было защититься, вторит железу современный гроссмейстер. Потому, так и не играют 100 лет уже. А основоположником убийства романтики в шахматах стал, как раз, Вильгельм Стейниц. Яркий представитель мировой элиты в конце 1860-х годов столкнулся с кризисом в своей игре и меры по выходу из него предпринял чересчур радикальные:

«На турнирах в Париже (1867) и Баден-Бадене (1870) я рассчитывал взять 1-й приз. Не получив его, я вынужден был призадуматься и пришел к выводу, что комбинационная игра, хотя и даёт иногда красивые результаты, не в состоянии обеспечить прочного успеха. При тщательном изучении такого рода партий я обнаружил в них ряд дефектов. Многие соблазнительные и удавшиеся жертвы оказались неправильными. Я пришёл к убеждению, что надёжная защита требует гораздо меньшей затраты сил, чем атака. Вообще атака имеет шансы на успех только тогда, когда позиция противника уже ослаблена. С тех пор мысль моя была направлена на то, чтобы найти простой и верный способ ослабления неприятельской позиции» В. Стейниц

Стейниц, хлопнув дверью, покидает ряды «романтиков» и усиленно разрабатывает то, что назовут в последствие «позиционной школой». Это как «катеначчо», с появлением которого сухая ничья в футболе перестала быть редкостью, а три безответных гола официально стали считаться разгромной победой. Новый стиль поклонников не только не прибавил, а, скорее, способствовал оттоку уже имеющихся. Понимания у публики он не находил. Зато результаты резко рванули вверх. Выиграв ряд турниров и матчей, Стейниц в январе 1873 года принимает предложение возглавить редакцию шахматного отдела в английском спортивном журнале «The Field».

——————————————————————————————-

   Новый стиль поклонников не только не прибавил, а, скорее, способствовал оттоку уже имеющихся. Понимания у публики он не находил.

——————————————————————————————-

Следующие 9 лет он продвигает свои взгляды только на страницах этого издания, не садясь за доску. То, как завершился этот этап его жизни, во многом напоминает ситуацию, стандартную для любого интернет-форума. В 1881 Стейниц в одной из своих статей не лестно отозвался об игре Иоганна Цукерторта, и о том, как эту самую игру освещает американский журнал «Chess Monthly», совершенно случайно Цукертортом же и возглавляемый. Между журналами началась лютая перебранка, которую современники назвали «чернильной войной». Этот «бокс по переписке» продолжался больше года и завершился баном. Стейница уволили из «The Field», чем лишили приличного, и, самое главное, регулярного дохода. Пришлось возвращаться к игре, да и спор надо было закончить. И вот такая пощёчина в Лондоне…

 

Иоганн Цукерторт

Иоганн Цукерторт

Немаловажно, что свою победу Цукерторт одержал в том самом «романтическом» стиле (собственно ни в каком другом он никогда и не играл). «Романтики» ликовали, «реалисты»… А и не было тогда никаких «реалистов» ещё. После турнира Стейниц бросил Цукерторту вызов на матч, предложив раз и навсегда разобраться в том, кто же на планете главный шахматист. Переговоры шли долго и трудно. Все оргвопросы были утрясены только в конце 1885 года. В договоре о матче впервые в истории имелись слова «на первенство мира». По всем ключевым пунктам соглашение было достигнуто.

1. Матч играется до 10 побед одного из участников

 2. Призовой фонд – 4 тысячи долларов (при чём, формируется он самими участниками – каждый сдаёт по 2)

3. До первых 4-х побед игра идёт в Нью-Йорке, затем до трёх следующих побед в Сент-Луисе и концовка в Новом Орлеане

11 января 1886 года соперники сели за доску в одном из старых зданий на 5-й Авеню.

 

1-й матч за звание Чемпиона Мира

Матч

 

В стартовой партии Стейниц наказал оппонента за плохое развитие королевского фланга, отдав коня за две пешки и оставив неприятельского короля без защиты. Поражение белым цветом Цукерторта не смутило. Отыгрался он уже при следующей встрече, а затем выдал три победы подряд! 4:1 и по условиям договора, нью-йоркская часть матча завершается. Сент-Луису, правда, повезло ещё меньше. Здесь сыграли и вовсе только 4 партии, 3 из которых выиграл Стейниц. Для тех, кто сегодня следит за битвой Карлсена и Карякина, такой сюжет покажется диким. Из 9 партий только одна ничейная! Ответ прост. 130 лет назад по принципу «главное не проиграть, а там посмотрим» не играл даже Стейниц. Он всего лишь уделял обороне значительно больше внимания, чем его коллеги. А вот для сегодняшних шахматистов описанный выше принцип возведён в абсолют. Переехав в Новый Орлеан, гроссмейстеры, видимо устав с дороги, по быстрому расписали ничью в 10-й партии, а потом мясорубка заработала на прежних оборотах.

———————————————————————————————

   Стейниц во всей красе явил миру эффективность позиционного подхода. Физики в почёте, лирики в загоне – всё, как всегда.

———————————————————————————————

Цукерторт единственный раз в матче «меняет руку», начиная партию ходом королевской пешки, а не ферзевой, как в остальных случаях. Бросается в атаку, но Стейниц нейтрализует основные угрозы и вынуждает оставшегося без материала противника подписать капитуляцию. В 12-й партии Стейниц мастерски выигрывает не простой эндшпиль – 6:4! И тут же позволяет Цукерторту сократить отставание до минимума. Можно ещё раз вернуться к аналогии с футболом. Представьте себе, что финал Чемпионата мира закончится со счётом 10:5? Смотреть будет безумно интересно, но зрелище это всё равно окрестят дворовым футболом. Для Цукерторта победа в 13-й партии оказалась последней. В оставшееся время он сумел сделать только 3 ничьи, потерпев 4 поражения. Отдельного восхищения заслуживает 19-я, предпоследняя партия матча. Здесь Стейниц во всей красе явил миру эффективность позиционного подхода. Физики в почёте, лирики в загоне – всё, как всегда.

 

Освещение матча в американской прессе

Пресса

 

29 марта 1886 года исторический матч завершился. Доподлинно не известно о состоянии здоровья Иоганна Цукерторта. Будучи медиком по профессии, лечил он себя сам и к врачам он никогда не обращался. Уверенно ведя в счёте на старте, затем он сдал слишком уж сильно… На свой прежний уровень после матча так и не вышел, в турнирах играл без особого успеха, а через два года скончался, не дожив до 46 лет… Вполне возможно, что имела место какая-либо болезнь, обострившаяся по ходу матча. Вильгельм Стейниц же стал официально именоваться 1-м Чемпионом Мира. Корона была завоёвана им в 49 лет. Это до сих пор рекорд, и вряд ли он будет когда-нибудь побит.