Шахматы. История и современность… Юрий Кнышенко

Основу шахматной летописи каждого города обычно составляет хронологический список его чемпионов. В истории чемпионатов Ростова много славных имен, но одно из них повторяется чаще всего. Юрий Кнышенко. 8-кратный(!) чемпион Ростова-на-Дону по шахматам.

Есть, однако, еще один город, в шахматной летописи которого упоминается герой этих заметок. Это – украинский Донецк, который с 1924 по 1961 год назывался – Сталино.

Так вот, чемпионом Сталинской области в 1940-м году стал студент горного факультета Сталинского индустриального института… Юрий Кнышенко! Спустя год он же выиграл и шахматный чемпионат города Сталино.

Уже в то время спортивные успехи молодого шахматиста находились в гармонии с его творческими достижениями. В начале 1941-го года журнал «Шахматы в СССР», называя лучшие дебютные новинки, появившиеся в 1940-м году, отметил и оригинальную разработку Юрия Кнышенко в испанской партии.

…В годы войны шахматы для лейтенанта артиллерии Кнышенко временно отошли на второй план. Достойно прошагав по фронтовым путям-дорогам, получив тяжелое ранение, Юрий Венедиктович в 1945-м году решил отойти от ранее избранной стези горного инженера – он поступил на историко-филологический факультет Ростовского университета. Тогда же в его жизнь вернулись и шахматы…

Будучи «всего-навсего» кандидатом в мастера, Юрий Кнышенко регулярно играл на хорошем, добротном мастерском уровне, обнаруживая в ряде своих партий несомненный гроссмейстерский потенциал. О спортивной составляющей этого потенциала можно судить по страницам старых шахматных журналов. Обратимся к одному из них («Шахматы в СССР, 1952, №3). На 4-й странице обложки представлены результаты четвертьфиналов 20-го первенства страны.

Восемь городов, девять турниров…

 

В ростовском четвертьфинале Юрий Венедиктович занял 3-е место, опередив таких сильных мастеров (будущих гроссмейстеров), как Николай Крогиус и Анатолий Лутиков. В этой же группе (разделившей места с 4-го по 6-е) – и Заслуженный мастер спорта, легенда советских шахмат Владимир Макогонов. Эти славные имена уже упоминались на наших страницах.

…Глаза невольно задерживаются и на других фамилиях… Рига. 7-8 места. Спасский (Ленинград). Это одно из первых упоминаний в печати фамилии будущего Чемпиона Мира. Москва. 9-11 места. Головко (Москва). Наш земляк. С этим именем мы неоднократно встретимся на страницах нашей книги. Ленинград. 2-3 места. Кузьминых (Ленинград). Мастер Евгений Кузьминых играл в знаменитом ростовском полуфинале 1941-го года. Тогда он нанес единственное поражение Давиду Бронштейну. Киев. 5-е место. Сайгин (Брест). Пройдет два года и Чемпион Белоруссии мастер Владимир Сайгин, проиграв матч Михаилу Талю, «выпишет» новоиспеченному советскому мастеру путевку в большую шахматную жизнь… Пожалуй, остановимся на этом… Каждый, кто интересуется историей советских шахмат, может составить собственную подборку на тему «Минувшее проходит предо мною»…

В начале и середине 50-х Юрий Кнышенко входил в сборную РСФСР, защищая честь России в различных союзных командных соревнованиях. Но больше всего он играл за родной «Буревестник», за Ростовский университет. (Спортивное общество «Буревестник» объединяло в своих рядах студентов и сотрудников высшей школы).

Вспоминает его товарищ по командным соревнованиям, доктор физико-математических наук, профессор В.П. Сахненко (чемпион Ростова по шахматам 1972 г.):

«У Юрия Кнышенко была ярко выраженная особенность, которая, может быть, ближе к математическому стилю мышления, а не гуманитарному. Он считал, что в каждой позиции нужно и можно найти объективно сильнейший ход».

«Он верил в исключительную объективность игры. Да, он боролся за победу, но его больше всего увлекала объективность этой победы, а не сам результат».

«Иногда он не очень хорошо воспринимал динамические позиции, но блестяще ориентировался в «статике», ему особенно удавались длинные логические схемы».

«Вспоминаю финальные соревнования «Буревестника» в Днепропетровске. Наша команда играла в тот день с ГЦОЛИФКом (Государственный центральный, ордена Ленина, институт физической культуры – прим.авт). Против Юрия Венедиктовича играл молодой парень, годившийся по возрасту Кнышенко в сыновья, крепкий московский мастер, окончивший, как водится, шахматное отделение инфизкульта. Примерно на 25-м ходу москвич потерпел поражение. Начался анализ, подошли другие участники турнира. Раздосадованный неудачей в поединке с кандидатом в мастера, мастер что-то начал энергично доказывать. Кнышенко возразил: – Нет, это продолжение не годится. Тогда-то и тогда-то мы его подробно анализировали со Смысловым. И показал конкретные варианты. Новая реплика мастера и новый аргументированный ответ «младшего по званию». И так – несколько раз. Москвич «сдувался», «сдувался» и, наконец, …притих. А пояснения Кнышенко как-то незаметно переросли в… лекцию!»…

 

Лектором Юрий Венедиктович Кнышенко был прекрасным, и не только за шахматной доской. Заведующий кафедрой археологии и истории древнего мира истфака РГУ, выдающийся ученый и педагог, он был также хорошо известен в университете и за его пределами благодаря блестящим лекциям по истории религии. Свободные от примитивного атеизма, проникнутые глубоким пониманием духовной культуры разных народов, они вызывали живейший отклик у аудитории.

А его книга «История первобытного общества и основы этнографии» пользовалась большой популярностью среди студентов-историков (и не только историков) и неоднократно переиздавалась в 60-е и 70-е годы прошлого века.

Из шахматного наследия Ю.В. Кнышенко

Ю. КНЫШЕНКО – Г. КАСПАРЯН

Матч Ростов-на-Дону – Тбилиси, 1957

Красочная позиция! На доске – тяжелофигурный эндшпиль. После последнего хода белых 87. f6! черному королю грозит мат, но ведь и его белый коллега совершенно «оголен»! Между тем, черные не успевают этим воспользоваться – у них нет ни одного «спасительного» шаха. После единственного ответа черных 87…Фb7 белые приступают к решающему штурму:

88. Фh5+ Крg8
89. f7+ Крg7
90. Фg5+ Крh7
91. Фg8+

Черные сдались.
Их король получает мат в 3 хода после появления на доске второго белого ферзя.

 

Здесь уместно кратко охарактеризовать соперника Ю.В. Кнышенко.

Генрих Каспарян (1910-1995) – выдающийся советский шахматист, международный мастер, заслуженный мастер спорта, 10-кратный Чемпион Армении, неоднократный Чемпион Тбилиси. Четырежды играл в финалах чемпионатов СССР. Выдающийся шахматный композитор, гениальный составитель шахматных этюдов.

Последнее обстоятельство, вероятно, учитывал Юрий Кнышенко, стремясь придать окончанию своей партии с Каспаряном «этюдный» характер.

И в следующем примере чемпиону Ростова противостоял опытный и сильный соперник, мастер В. Зурахов – чемпион Украины (1952), неоднократный участник финалов чемпионатов СССР и РСФСР. Поучительно проследить, с какой легкостью и непринужденностью белые, которыми играл Кнышенко, преодолевают «неприятельские редуты».

Ю. КНЫШЕНКО – В. ЗУРАХОВ

Чемпионат РСФСР, Кисловодск, 1956 г.
Сицилианская защита

1. е4 с5 2. Кf3 d6 3. d4 cd 4. K:d4 Kf6 5. Kc3 a6 6. Cg5 e6 7. Фd2 h6 8. C:f6 Ф:f69. f4 g5 10. f5 Kc6 11. K:c6 bc 12. 0-0-0 Лb8 13.Cc4 d5

14. fe!
Имея несомненный перевес в развитии фигур, белые вскрывают позицию. Слон неприкосновенен: 14… dc 15. ef+ Ф:f7 16. Фd8X; 15…Кр:f7 16. Лd(h)f1 и белые выигрывают.

14…fe 15. Лhf1 Фg7 16. ed cd 17. C:d5! ed 18. Ф:d5 Cd7 19. Лfe1+ Крd8 20. Лd4 Лb621. Фa8+!

Черные сдались.
На единственное 21… Крс7 последует 22. Kd5+ и мат не за горами.

 

Ежегодно в стенах ЮФУ (РГУ) проходит турнир по быстрым шахматам, в котором участвуют студенты и сотрудники Университета – «Мемориал Ю.В. Кнышенко».

Дай Бог, наступит мир на Украине и тогда можно будет подумать об организации соревнования более высокого ранга – международного шахматного турнира, посвященного памяти чемпиона Донецка, чемпиона Ростова – Юрия Венедиктовича Кнышенко.

Идет жеребьевка очередного тура «Мемориала Ю.В. Кнышенко-2013»

 

* * *

 

1 января 1941 года… На 2-й странице всесоюзного еженедельника «64» бросается в глаза обстоятельная обзорная статья мастеров С. Белавенца и М. Юдовича «Советская шахматная теория в 1940 году».

«Советская шахматная теория уже давно является самой передовой в мире.

Анализы, дебютные новинки, партии наших соревнований с пристальным вниманием рассматриваются и изучаются зарубежными шахматистами, не исключая и ведущих гроссмейстеров…»

 

И далее, в первом разделе, посвященном наиболее интересным разработкам в Испанской партии:

«В ХII всесоюзном первенстве в этой позиции не было найдено за черных полноценного продолжения. Белые во всех встречах, где применялся ход 14. Кb3достигали значительного преимущества. Лишь в чемпионате Украины первокатегорник Кнышенко продемонстрировал за черных оригинальную агрессивную систему защиты, связанную с быстрым продвижением пешки «а»… которая, безусловно, заслуживает внимательного анализа и практической проверки».

 

Юрий Венедиктович Кнышенко… Выдающийся историк, ученый и педагог, 8-кратныйЧемпион Ростова по шахматам. С ним мы уже немного познакомились ранее. Продолжим наш рассказ.

…В ХII Чемпионате Украины 1940-го года Юрий Кнышенко представлял город Сталино (нынешний Донецк). Выступил он тогда не совсем удачно. Но… сумел нанести единственное поражение юному Давиду Бронштейну – второму призеру турнира и будущему великому гроссмейстеру – корифею советского шахматного искусства.

Тогда в турнирной таблице, согласно жеребьевке, у Бронштейна был 8-й номер, у Кнышенко – 15-й. Значит, Кнышенко играл черными. Не в этой ли партии им была испробована новинка, принесшая Юрию Венедиктовичу победу и отмеченная нашими дебютными «спецами», как одна из самых интересных за весь 1940-й год?

…Увы, все попытки отыскать партию Бронштейн-Кнышенко в нашей довоенной шахматной периодике успехом не увенчались. Также безуспешными и безответными оказались и мои письменные запросы в адрес шахматных Федераций Украины и Киева. Ситуацию несколько прояснил наш крупнейший современный историк шахмат и специалист по творчеству Д.И. Бронштейна – Сергей Борисович Воронков. Вот выдержка из его письма, адресованного автору этих строк:

«Увы, ничем не могу порадовать. Довоенных партий Д.И. сохранилось вообще крайне мало. Весь его шахматный архив остался в 1941-м в Киеве, и те, кто вселился в их квартиру, снесли всё на помойку… Я знаю, что все свои партии из этого чемпионата Д.И. послал в Москву Сергею Белавенцу, но его шахматный архив тоже не пережил войну»…

 

Здесь необходим краткий комментарий. Один из сильнейших советских шахматистов, талантливый теоретик и аналитик, мастер Сергей Всеволодович Белавенец (1910-1942), находясь с первых дней войны на фронте, погиб в бою под Старой Руссой, командуя взводом минометчиков.

…В том самом, 1-м номере газеты «64» (1941), о котором мы уже неоднократно упоминали, он был представлен не только в качестве автора: итоги минувшего года тогда было принято подводить как в виде аналитических обзоров, так и в более живой, образно-поэтической форме. Например, участникам и призерам последнего мирного Чемпионата Москвы было посвящено следующее послание мастера А. Моделя:

Здесь Кан, не знающий цейтнотов,
Надежды подающий Котов,
Юдович, шахматный ученый
(но, жаль, судейством увлеченный),
И, наконец, Белавенец,
Наш мировой дебютный спец…

 

А вот строки, относящиеся к Чемпионату Украины:

 

Как мастер опытный, заправский,
Вступив впервые в крупный бой,
Бойцов маститых Болеславский
Оставил много за собой.
Ничуть не менее идейна
Игра сверх юного Бронштейна,
И многих крепких «старичков»
Оставил мальчик без очков…

(Фрагмент рис. Юрия Юзепчука)

 

Наверное, через год, в следующем новогоднем номере, герой этих заметок также стал бы объектом художественно-поэтических посвящений.

Но… началась война. После ее победного окончания и демобилизации из армии, Юрий Венедиктович Кнышенко переехал в Ростов-на-Дону, определив на долгие годы самобытный шахматный облик нашего города.

* * *

Прошло 75 лет… Компьютерные базы данных для дебютной стадии шахматной партии по своему объему выросли неимоверно. Какова же судьба дебютного новшества, предложенного Юрием Кнышенко?

Для ответа на этот вопрос мы обратились к нашему земляку, международному мастеру Павлу Котенко. Вот его комментарий:

«Ход 14. Kb3 стал основным, наиболее распространенным продолжением, приводящим к преимуществу белых, хотя у черных, конечно, очень много возможностей, что требует от белых знаний особенностей возникающих позиций и точной игры. На самом высоком уровне весь вариант не встречался очень давно, но в партиях сильных шахматистов (2500-2600) иногда встречается.

Контрнаходка Кнышенко особой популярности не приобрела, по-видимому, из-за сильного возражения 18. Фb3.

Для примера можно взять анализы А. Халифмана из книги «Дебют белыми по Ананду», 2-й том, 2005 г.

 

Вот что пишет А. Халифман:

«Достаточно рискованно 17… а3, так как чёрные начинают активные действия, не закончив ещё развитие. 18. Фb3 Фa5 19. Кf1 d5 (не дают уравнения и другие продолжения: 19… ab 20. Фb2 Kc6,Verduga-Pesantes, Cienfuegos 1976, и теперь после 21. d5!? Kd8 22. Cd2 Фb6 23.Cd3 Cd7 24.a4 у чёрных большие проблемы с защитой пешки b5 или 19… Kc6 20. d5 Фb4 – лучше 20… аb, переходя к варианту 19… ab – 21. Cd2 Фс5 22. dc Се6, Gross-Pruner, California 1956, и здесь 23. Фc3+ – позволяло сохранить лишнюю фигуру) 20. ed, и в результате форсированной игры у чёрных остается плохая позиция: 20… е4 21. Сd2 ab 22. Фb2 ef 23. Ле7 Kfd5 24. Cе4 Фа325. Фa3 ЛаЗ 26. Ле5 Се6 27. Кe3 Лd8 28. Сf3+ – Unzicker-Vidmar, Opatija 1953. У белых и пешка лишняя, и непонятно, как чёрным без дальнейших потерь развязать фигуры».

 

Из этих примеров, видно, что игра идет конкретная, требующая точности от белых, поэтому шансы в практической партии у черных, конечно, есть, но против подготовленного противника придется очень тяжело».

 

Павел Петрович, большое Вам спасибо за это разъяснение!

И, все же, мне, как любителю (не профессионалу) кажется, что 17-й ход черных 17… а3,который, по-видимому, решающим образом повлиял на оценку всего варианта, отнюдь не является обязательным. Для проверки этой гипотезы я пошел на маленькую «хитрость»: обратился к услугам шахматной программы «Chess Genius» в режиме игры «сама с собой», задав в качестве исходной «табии» позицию из статьи С. Белавенца и М. Юдовича (см. выше).

И действительно, после «ключевого» хода черных 14… а5! последовало 15. Cd3 a416. Kbd2 Фb6 17. de de… После оживленной борьбы, наблюдать за которой было одно удовольствие, партия пришла к позиции, совершенно выигранной для черных:

(позиция после 42… Лd1).

Разумеется, данный подход ничего не доказывает.

С другой стороны, шахматная история переполнена эпизодами, когда, казалось бы, начисто отвергнутая идея, спустя много лет, обретала новую жизнь, благодаря усилиям одного-единственного шахматиста, дерзнувшего оценить хорошо известную позицию свежим, «незамыленным» взглядом. Может быть, и «вариант Кнышенко» в Испанской партии ожидает та же участь? Очень хотелось бы на это надеяться…

* * *

А теперь – не «смоделированный», а самый, что ни на есть, реальный поединок, выигранный нашим героем. Его соперником был кандидат в мастера Николай Крогиус, будущий международный гроссмейстер. Эта боевая, веселая, хотя и, может быть, небезошибочная партия, наверняка доставит истинное удовольствие любителям шахмат.

Н. КРОГИУС (САРАТОВ) – Ю. КНЫШЕНКО (РОСТОВ-НА-ДОНУ)

Первенство РСФСР, Ярославль, 1949 г.

Защита Нимцовича

1.d4 Kf6 2. c4 e6 3. Kf3 d5 4. Kc3 Cb4 5. Cg5 c6 6. Фc2 h6 7. Ch4 dc 8. e4 b5 9. e5 g510. K:g5 Kd5 11. K:f7 Ф:h4 12. K:h8

12… Ф:d4!

Кажется, что черные слишком рискованно оголяют позицию своего короля. Однако их скрытые ресурсы защиты и контратаки демонстрирует, например, такой вариант:

13. Фg6+ Крd8 14. Фg8+ Крc7 15. Фg7+ Kd7 16. Лd1 Фe4+ 17. Ce2 C:c3+ 18. bc K:e319. Фg4 Ф:g4 20. C:g4 K:e5! 21. Ch5 Kd3+! 22. Крf1 Cb7 23. Kg6 K:d1 24. C:d1 Лd8 с подавляющим перевесом у черных.

13. Ce2 K:c3 14. Ch5+ Крd8 15. 0-0 Kd5 16. Фh7 Kd7 17. Ф:h6 K:e5 18. Лad1 Kd319. Фh7 Лb8 20. Cg6 Cd7 21. C:d3 cd 22. Л:d3 Ф:b2 23. Лg3 Крc7 24. Лg7 Лd825. Kf7 Лe8 26. Лb1 Фd4 27. a4 a6 28. ab ab 29. h4 Лe7 30. Фg8 Лe8 31. Фh7 Cc532. Kd6 Лe7 33. Л:e7 K:e7 34. Ke4 Фd3 35. Лc1 Cd4 36. h5 b4 37. Лe1 Kd5 38. Фg8 b339. Фf8 b2 40. Фd6+ Крc8 41. Фf8+ Крb7 42. Kd6+ Крc7 43. Kf7 Kb6 44. Фd6+ Крb745. Крh2 c5 46. Ke5 C:e5+ 47. Ф:e5 b1Ф 48. Л:b1 Ф:b1 49. Ф:c5 Фe4 50. Фg5 Kd551. Фg7 Фh4+ 52. Крg1 Фe7 53. Фb2+ Крc8 54. h6 Фh7 55. Фc1+ Крd8 56. g4 Фg657. f3 Крe8 58. Крf2 Крf7 59. Крg3 Крg8 60. Фd2 Крh7 61. g5 и, не дожидаясь ответа черных,

Белые сдались.

 

(Фото из архива А.И. Олепира)

В заключение – одно из редких фото, на котором изображен наш герой. Юрий Венедиктович Кнышенко (он в первом ряду второй слева) – среди участников Ростовского областного турнира ветеранов, посвященного 40-летию Победы (1985 г.).

Также на фото:

В первом ряду: международный мастер С.М. Жуховицкий (первый слева).

Во втором ряду: судья международной категории Л.Ф. Будков, Герой Советского Союза А.И. Олепир, судья всесоюзной категории Н.Л. Мелихов (соответственно – второй, третий и четвертый справа).

 

Юрий Кнышенко – 50-е годы.
Фото из книги – В.Н. Пак
«Шахматы в шахтерском крае: история шахмат в Донбассе» – Донецк, 2001

 

Наше предварительное «расследование» дебютной новинки Ю.В. Кнышенко, о которой писала всесоюзная газета «64», нуждается в продолжении.

Напомним уважаемым читателям, о чем идет речь.

В 1-м номере вышеназванной газеты за 1941-й год появилась большая статья мастеров Сергея Белавенца и Михаила Юдовича – «Советская шахматная теория в 1940-м году».В ней, в частности, говорилось:

«Советская шахматная теория уже давно является самой передовой в мире. Анализы, дебютные новинки, партии наших соревнований с пристальным вниманием рассматриваются и изучаются зарубежными шахматистами, не исключая и ведущих гроссмейстеров.

Закончившийся 1940 год и в области шахматной теории дал немало нового и интересного…

Испанская партия.

Детально разработанный и неоднократно проверенный в тренировочном турнире 1939 г. с участием гроссмейстеров и в чемпионате СССР 1939 г. вариант
1.e4 e5 2.Kf3 Kc6 3.Cb5 a6 4.Ca4 Kf6 5.0-0 Ce7 6.Лe1 b5 7.Cb3 d6 8.c3 0-0 9.h3 Ka510.Cc2 c5 11.d4 Фc7 12.Kbd2 cd 13.cd Kc6
был поставлен под сомнение ходом 14.Kb3,

найденным украинским школьником Х. Мучником.

В XII всесоюзном первенстве в этой позиции не было найдено за черных полноценного продолжения.

Белые во всех встречах, где применялся ход 14.Kb3, достигали значительного преимущества.

Лишь в чемпионате Украины первокатегорник Кнышенко продемонстрировал за черных оригинальную агрессивную систему защиты, связанную с быстрым продвижением пешки «а» (14.Kb3 a5 15.Ce3 a4 16.Kbd2 Kb4 17.Cb1 a3), которая, безусловно, заслуживает внимательного анализа и практической проверки».

 

Попробуем проследить дальнейшую судьбу дебютной новинки Юрия Венедиктовича Кнышенко – выдающегося ученого–историка и педагога, выдающегося шахматиста, 8-кратного Чемпиона города Ростова-на-Дону…

* * *

Прошли годы. Вскоре после окончания международного турнира памяти А.А. Алехина(Москва, 1956), как и полагалось тогда в подобных случаях, в печати появилась обстоятельная обзорная статья, посвященная новым теоретическим достижениям этого знаменательного соревнования.

Ее автором стал участник турнира, гроссмейстер Марк Тайманов («Шахматный бюллетень», 1957, №2).

В разделе, посвященной Испанской партии, он писал:

«Для теории другого, также популярного, разветвления чигоринской системы известный интерес представляет партия Унцикер-Керес, в которой были сделаны следующие начальные ходы:…»

(Далее указываются те же самые ходы, что и в статье Белавенца и Юдовича, приводящие, разумеется, к «табии», знакомой нам, как диаграмма1). М. Тайманов продолжает:

«Это положение отнюдь не оригинально. Оно встречалось уже в десятках партий. Практика показала, что на стремление белых удержать пешечное напряжение в центре лучшим возражением является немедленное наступление пешки «а». (Здесь и далее – выделено автором). Например, 14…a5 15.Ce3 a4 16.Kbd2 Cd7 (Заслуживает внимания и 16…Kb4 17.Cb1 a3) 17.Лс1 Лfc8 18.Cb1 Фb8 19.Kf1 Ka5 с примерно равной игрой (Смыслов-Решевский, матч-турнир 1948 г.)».

 

Выделенные фрагменты из статьи М. Тайманова, фактически, слово в слово, точнее – ход в ход, развивая мысль Белавенца и Юдовича о желательности «внимательного анализа и практической проверки» дебютного новшества Кнышенко, по прошествии 16-ти лет, констатируют: да, идея нашего земляка, пройдя изрядную практическую проверку, выдержала испытание временем!

Проследим за дальнейшими рассуждениями М. Тайманова:

«Но интересно, что несмотря на приемлемость такого продолжения для черных, большой специалист по испанской партии Керес регулярно от него уклоняется и ищет, хотя и безуспешно, иных путей»…

 

Этот, достаточно интригующий, хотя, может быть, и не совсем вежливый пассаж, явился своеобразным вызовом, «перчаткой», брошенной Паулю Петровичу Кересу. Ну что же – вызов был принят, «перчатка» – поднята. Но – не сразу…

(В скобках заметим, что в вышеупомянутой партии Унцикер-Керес черные избрали 14…Cb7. В конечном итоге в этом поединке победили белые).

Через 8 лет, на рубеже 1964/65 гг., в рамках знаменитого новогоднего Гастингского турнира, состоялась не менее знаменитая партия Глигорич-Керес.

Дойдя до знакомой нам «табии», то бишь, диаграммы 1, советский гроссмейстер на 14-м и на 15-м ходу «по-кнышенковски» двинул вперед пешку «а», а на 16-м ходу применил иное продолжение, творчески развив идею своего предшественника:
14…а5 15.Ce3 a4 16.Kbd2 Ce6!

 

Вот оно, тактическое обоснование плана Юрия Венедиктовича!

(Рискну предположить: этот ход входил в арсенал его домашних заготовок еще в 1940-м году. Может быть, с его помощью будущему ростовчанину удалось тогда нанести единственное поражение Давиду Бронштейну в Чемпионате Украины. Запись этой партии не сохранилась…).

Поначалу 16-й ход черных выглядит, как просмотр (17.d5), но это не так.

«На 17.d5 последовало бы 17…Kb4 и плохо 18.Лc1 из-за 18…K:a2 19.de K:c1 20.Ф:c1 Лc8» (П.Керес. «Шахматы в СССР», 1965, №3).

 

Оценив создавшуюся позицию, югославский гроссмейстер сыграл 17.а3. Постепенно инициатива перешла к черным, которые и победили на 52-м ходу.

Эта партия вновь пробудила всеобщий интерес к данному разветвлению неувядаемой чигоринской системы в Испанской партии. Большой вклад в ее дальнейшую разработку внес выдающийся советский гроссмейстер – Геннадий Павлович Кузьмин, в настоящее время проживающий в Луганске.

Напомним, что основоположник данного плана игры – Юрий Кнышенко – в 1940-м году представлял город Сталино (нынешний Донецк).

Донецк, Луганск… Ничего не будем больше говорить.

Хотелось бы, правда, чтобы названия этих городов, – косвенно, в виде фамилий их шахматных «полпредов», внесших большой вклад в развитие дебютной теории, – были увековечены.

О роли гроссмейстера П.П. Кереса в возрождении и укреплении данной системы – было сказано выше.

Вношу предложение: один из вариантов чигоринской системы Испанской партии, о котором говорилось в данной статье, назвать «вариантом Кнышенко-Кереса-Кузьмина».

* * *

Из «послужного списка» кандидата в мастера по шахматам Ю.В. Кнышенко:

  1. 2-кратный Чемпион г. Сталино (Донецка) – 1940, 1941.
  2. Чемпион Сталинской области – 1940.
  3. Участник Чемпионата Украины (Киев-1940).
  4. 8-кратный Чемпион г. Ростова-на-Дону – 1946-1948, 1950-1952, 1955, 1960.
  5. Победитель турнира кандидатов в мастера Ростовской области – 1960.
  6. Участник Чемпионатов РСФСР – (Свердловск-1946), (Ярославль-1949), (Кисловодск-1956).
  7. Призер четвертьфинала ХХ Чемпионата СССР – 3-е место (Ростов н/Д, 1951).
  8. Участник полуфинала ХХ Чемпионата СССР (Сочи, 1952).
  9. Призер всесоюзного Первенства ДСО «Наука» — 2-3 места (Одесса, 1953).
  10. Призер командного Чемпионата РСФСР (3-е место) в составе сборной Ростова-на-Дону (Чебоксары, 1950).
    Состав команды: Ю. Кнышенко, С. Пименов, Е. Ладыженский, Н. Мелихов,Ю. Гурфинкель, А. Емельянов.
  11. Призер командного Чемпионата РСФСР (3-е место) в составе сборной Ростова-на-Дону (Калинин, 1951).
    Состав команды: Ю. Кнышенко, Н. Мелихов, В. Багин, А. Григорьев, Е. Сапрохин, Кузин, Сармакешев, А. Баранов, Ю. Зимин, И. Хохловкин, Ю. Гурфинкель, Л. Мирошниченко.
  12. Победитель зонального турнира командного Чемпионата РСФСР в составе сборной Ростова н/Д (Ростов н/Д, 1953).
    Состав команды: Ю. Кнышенко, В. Багин, Н. Мелихов, С. Пименов, А. Григорьев, А. Кузнецова, А. Щитович.
  13. Победитель командного Чемпионата РСФСР в составе сборной Ростовской области (Ростов н/Д, 1972).
    Состав команды: А. Захаров, Г. Ходос, В. Бережной, А. Островский,Ю. Кнышенко, В. Завада, Е. Шевелевич, Л. Любарская, Н. Тарасова, Н. Аленина.
  14. Победитель командного Первенства ВУЗов РСФСР в составе команды Ростовского Государственного Университета (Ростов н/Д, 1961).
    Состав команды: Ю. Кнышенко, А. Турик, Е. Бебчук, Ш. Дуймакаев.

«Раскрытие» каждого пункта этого далеко не полного перечня невольно порождает вопрос – неужели наш герой был «всего-навсего» кандидатом в мастера?

Взять, к примеру, 9-ю «позицию» (чтобы быть ближе к шахматной тематике). 2-3-е места Ю.В. разделил с сильным московским мастером М. Бонч-Осмоловским, опередив не менее известных шахматистов – будущих мастеров – Ю. Коткова (Пермь) и В. Шияновского (Киев).

А победил в том турнире – не кто иной, как Виктор Львович Корчной…

Или, следующий, 10-й пункт.

Для его детализации проще всего обратиться к цифрам, представленным в следующих таблицах:

 

«Занявшая третье место команда Ростова-на-Дону состояла в большинстве из молодых участников, и это обстоятельство определило живую творческую линию в партиях ростовчан, которые имеют все основания высоко оценивать свой спортивный результат…

Превосходного результата достиг ростовский кандидат в мастера Ю.Кнышенко (9,5 очков), добившийся против мастеров внушительного счета – 4,5 из 6».

Журнал «Шахматы в СССР», 1950, №9

 

По отношению к Ю.В. Кнышенко выражение «наш герой» можно применить в самом прямом, изначальном смысле.

Из «Наградного листа» на лейтенанта Кнышенко Юрия Венедиктовича, командира взвода управления 4-й батареи 557 Корпусного артиллерийского полка:

«Тов. Кнышенко на протяжении всего наступления, находясь в боевых порядках пехоты, обеспечивал своевременное открытие огня батареи по целям, мешающим продвижению наших частей.

4 сентября, перед Ново-Тишево, под пулеметным и артиллерийским огнем, в непосредственной близости противника, тов. Кнышенко занял НП в подбитом танке и обеспечил комбату управление огнем.

Вместе с командиром батареи он обнаружил арт. батарею и скопление танков. Пристреляв батарею противника, тов. Кнышенко уничтожил ее огнем своей батареи, добившись прямого попадания. В момент ведения огня по скоплению танков он был ранен от прямого попадания снаряда в НП, но продолжал корректировать огонь. После второго ранения, убедившись, что танки рассеяны, тов. Кнышенко позволил себя эвакуировать.

За мужество и отвагу достоин награждения орденом «Красная Звезда».

Командир 557 Корпусного Арт. Полка
Полковник     Макарьев
7.09.43 г.


Награждаю орденом «Красная Звезда».
Командир 14 Гвардейской Пушечной Артиллерийской Бригады
Гвардии Полковник     Хасин
8.09.1943 г.

 

…Из предисловия к сборнику Исторического факультета РГУ «Исторические этюды» (вып. 5), посвященному памяти Ю.В. Кнышенко. Ростов-на-Дону, 2002 г.

«Не следует думать, что Юрий Венедиктович, занимаясь историей и культурой далеких веков, отгородился ими от современности. Он был человеком разносторонних интересов. Его домашняя библиотека – одна из лучших в Ростове – заполнявшая почти все пространство его двухкомнатной квартиры, включала много редких книг не только по истории, но и по многим разделам мировой культуры. В его гостеприимном доме товарищи по кафедре и работавшие с ним студенты могли получить нужную книгу, а также послушать малодоступные в то время магнитофонные записи Б. Окуджавы и В. Высоцкого…

Юрий Венедиктович был душой дружеской компании, собиравшейся у него дома, и за бокалом хорошего вина мастерски рассказывал анекдоты. Ничто человеческое не было ему чуждо. И когда мы говорим, что он был любим студентами, то можем уточнить: особенно студентками.

И Юрий Венедиктович отвечал им взаимностью»…

 

На этой жизнеутверждающей ноте позвольте завершить очередной фрагмент заметок о Юрии Венедиктовиче Кнышенко (1921–1990).

Ю.В. Кнышенко
Фото из газеты Ростовского Университета «За Советскую науку» (18 октября 1960 г.)

 

Из шахматного наследия Ю.В. Кнышенко

А. МАТОХИН (СТАЛИНГРАД) – Ю. КНЫШЕНКО (РОСТОВ Н/Д)

Четвертьфинал ХХ Первенства СССР по шахматам, Ростов н/Д, 1951 г.

Шотландская партия

1.e4 e5 2.Kf3 Kc6 3.d4 ed 4.K:d4 Cc5 5.Kb3

В середине прошлого века это старинное продолжение снова стало входить в моду. А в конце ХХ столетия модным стал и весь дебют в целом, «реанимированный» в матче на первенство мира между Каспаровым и Карповым в 1990-м году.

5…Cb6 6.a4 a6 7.Ce2

В 1951-м году – новый ход в данном разветвлении шотландской партии. Не тратя время на предварительное укрепление пешки е4 (7.Кс3), белые стремятся быстрее рокировать.

7…Фh4! 8.0-0 Kf6 9.g3

Белые жертвуют пешку, вероятно, полагая, что она «отравлена». И действительно, открытая вертикаль «е», на которой будут расположены ферзь и король черных, может создать для них большие проблемы…

9…Ф:е4! 10.K1d2 Фе6 11.Сс4

Отступление черного ферзя было бы его четвертым ходом на дебютном отрезке партии. Но чемпион Ростова-на-Дону так и не прикоснулся к своей самой сильной фигуре. Он сделал другой ход…

11…d5!! 12.Ле1 dc!

Этот ответ белые, очевидно, не предусмотрели. За «блуждающего» ферзя черные получают более чем достаточную компенсацию.

13.Л:е6+

Попытка забрать ферзя «со всеми удобствами», сыграв предварительно 13.К:с4, не проходила из-за 13…C:f2+! 14.Кр:f2 Ke4+ 15.Крf3 f5 16.Kbd2 0-0 17.Крg2 Фf7 и у черных не только лишняя пешка, но и сильная атака.

13…С:е6

Выясняется, что у коня на b3 нет удобного поля для отступления.

14.К:с4 С:с4 15.Фе1+ Се6 16.Се3 0-0 17.а5 С:е3 18.Ф:е3 Cd5 19.Kc5 Лfe820.Фс3 Ке5 21.Лd1 Kf3+22.Крg2 Сс6 23.h3 h5 24.b4 Ле2 25.Лd3 Л:с2 26.Фа3

Вот уже и белый ферзь испытывает затруднения с местом хорошей стоянки. Нельзя 26.Ф:с2 из-за 26…Kd4+ или Ke1++.

26…Ке1++ 27.Крf1 K:d3 28.K:d3 Лd8 29.Фb3 Лd2 30.Ke5 Лd1+ 31.Кре2 Л8d2+32.Кре3 Kd5+ 33.Крf3 f6.

Белые сдались.

Превосходная партия!

 

На фото:  Юрий Венедиктович Кнышенко (1921-1990)