«Я не представляю, как можно выиграть у Капабланки 6 партий. Ещё меньше я представляю, как он выиграет их у меня»

Артем Шаев

Матч в Гаване 1921 года и сегодня сложно считать титанической битвой за титул короля. Современники же и вовсе отнеслись к нему как канцелярской передаче дел. 14 сыгранных партий воспринимались рутинными формальностями, без которых невозможно сложение полномочий для Ласкера и переход от de facto к de jure для Капабланки. Новый Чемпион получает в своё владение корону, к которой стремился целых 10 лет и, освоившись в новом статусе, приступает к серьёзным реформам в унаследованном королевстве.

 

3-й Чемпион мира по шахматам Хосе Рауль Капабланка

Капа

 

Летом 1922-го года Капабланка впервые с момента коронации выходит на старт крупного турнира в Лондоне. Результат феноменальный – 13 очков из 15! Ближайший конкурент – Александр Алехин – отстал сразу на полтора балла. Остальные, в том числе уже направивший ему вызов Рубинштейн, располагаются ещё ниже. Идеальный момент для того, чтобы ответить сразу всем. Взорам претендентов представлен документ, регламентирующий проведение всех последующих матчей. В историю он войдёт как «лондонский протокол». Дабы не тратить время на отдельные переговоры с каждым желающим, Чемпион унифицирует правила. Соглашение призвано упорядочить систему и, по сути, даёт право на матч любому.

  1. Матч играется до 6 выигранных партий (ничьи не засчитываются);
  2. Чемпион мира обязан отстаивать своё звание в течение года с момента получения вызова претендента — общепризнанного маэстро;
  3. Чемпион не обязан защищать своё звание при наличии призового фонда менее 10 тысяч долларов США;
  4. В случае серьёзной болезни чемпион вправе отсрочить начало матча, но не более чем на 40 дней. Если по истечении установленного срока чемпион вновь не может играть, он теряет своё звание;
  5. Выигравший звание Чемпиона мира обязан защищать его на тех же условиях. 

С одной стороны, на лицо стремление к демократизации. Отныне Чемпион не может руководствоваться принципом «хочу — не хочу». При выполнении претендентом всех условий, король обязан сесть за доску. С другой, уж очень трудновыполнимый 3-й пункт. 10 тысяч долларов (и это не считая расходов на дорогу, которые тоже должен обеспечить претендент) – сумма фантастическая. На такие деньги средняя американская семья в те времена может спокойно прожить лет 6, а то и все 8. Поднявшаяся было критика, указывающая, что Чемпион пытается укрыться за «золотым валом», цели не достигает. Аргументы Капабланки очень весомы. Все тезисы о необходимости роста дохода шахматистов в своё время убедительно доказал разбитый им Ласкер. На эту тему новый Чемпион позволяет себе даже не рассуждать. Гораздо важнее его собственное моральное право выдвигать подобные требования – оно подтверждается результатами. Итог Лондона-1922 – первый в списке доказательств. Обыгранным претендентам ничего не остаётся, кроме как согласиться. Подписи под документом ставят Алехин, Рубинштейн, Боголюбов, Рети, Мароци, Видмар и Тартаковер. Вплоть до 1927 года матча будут добиваться Рубинштейн и Нимцович, но собрать деньги ни у кого из них не получится. Капабланка невозмутим. В турнирах оба маэстро неизменно ему уступают, так что всё логично. Иначе рассуждает гений русской шахматной школы Александр Алехин.

 

Александр Алехин

Алехин

 

10 тысяч – сумма гигантская, но если напрячься, вполне подъёмная. Нужны спонсоры, и Алехин начинает серию выдающихся шахматных шоу, резко взвинчивая популярность игры и свою собственную во всех уголках земного шара. Он обновляет рекорды в сеансах одновременной игры вслепую, играет в живые шахматы, в Париже даёт сеанс с аэроплана – всё что угодно, лишь бы повысить интерес к будущему матчу. Подготовку к нему маэстро начал давно. Ещё в Петербурге в 1914 году, где Алехин был третьим после Ласкера и Капабланки, он, по свидетельству Петра Романовского заявил, что пора серьёзно изучать игру кубинца. На замечание, что Чемпион мира, вообще то, Ласкер, Алехин только отмахнулся. Он, способный удивлять всех фантастическими комбинациями, рассчитанными на полтора десятка ходов вперёд, на этот раз чётко рассчитал всё на полтора десятка лет.

 

Алехин и Капабланка на турнире в Санкт-Петербурге. 1914 год

Питер

 

Известие о переменах на шахматном троне Алехин встречает уже эмигрантом. Успев стать первым чемпионом Советской России, он приходит к выводу, что для осуществления мечты нужно уезжать на запад. Играть матч он будет под французским флагом. Но до матча сделать надо ещё очень много. Помимо невиданных прежде гастролей, большой объём времени отнимает домашняя работа. Партии Капабланки подвергаются серьёзнейшему разбору. Ведётся лихорадочный поиск слабых, уязвимых мест Чемпиона. Работа эта тяжелейшая. Слабых мест у Капабланки в это время не видит никто. Во весь голос гениального кубинца называют «шахматной машиной». После каждого успеха начинаются разговоры о приближающейся ничейной смерти шахмат, с которых Капабланка сорвал пелену таинственности. Чёрными он никогда не проиграет. Белыми, если надо, выиграет, но тут ему поможет партнёр. При правильной игре, должна быть ничья. Такому мнению способствует и сам Чемпион. Примерно в это время он начинает разрабатывать ещё одну свою реформу, по сравнению с которой «лондонский протокол» и не реформа вовсе.

———————————————————————————————

   Ему предстоит играть не только ради осуществления старой мечты русских шахматистов, не только ради торжества отечественной школы, а ещё и ради будущего самой игры!

———————————————————————————————————-

Поскольку с классическими шахматами всё уже ясно, надо их расширить. Ввести по паре новых фигур, увеличить количество полей. Играть в старые шахматы скоро станет совсем неинтересно. Вот к чему привели изыскания старика Стейница, чьим творческим наследником является 3-й Чемпион мира! В таких условиях сложно недооценить масштаб задачи, стоящей перед Алехиным, шахматная родословная которого восходит к Михаилу Чигорину. Ему предстоит играть не только ради осуществления старой мечты русских шахматистов, не только ради торжества отечественной школы, а ещё и ради будущего самой игры! Предстоит доказать, что мир шахмат значительно глубже и шире, что Капабланка не автомат, а радикальные нововведения абсолютно не нужны. Расходуя массу сил на подготовку, в турнирах с участием Чемпиона будущий претендент выглядит неубедительно. Генеральный смотр сил проходит в Нью-Йорке весной 1927. Капабланка вновь первый и вновь без поражений. Алехин отстаёт на 2,5(!) очка. Роли в будущем матче, на который правительство Аргентины уже выделило деньги, распределены окончательно. Алехин – стопроцентный андердог. К Буэнос-Айресу он подойдёт, имея в пассиве 5 поражений от Чемпиона при полном отсутствии побед.

 

13-й матч за звание Чемпиона мира по шахматам, первая партия. Буэнос-Айрес 1927 год

Матч

 

«Я не представляю, как можно выиграть у Капабланки 6 партий. Ещё меньше я представляю, как он выиграет их у меня». Это заявление претендент делает, едва сойдя с парохода на аргентинскую землю. Звучит оно самоуверенно, но никто, включая самого Капабланку, не догадываются о масштабе той работы, которую провёл Алехин. Её результаты явлены миру уже в первой партии, сыгранной 16 сентября. Претендент выигрывает чёрными! Капабланка за последние 10 лет проиграл всего пару партий, а когда проигрывал белым цветом не помнит сам. Интерес к матчу, и без того сумасшедший возрастает в разы. Пропущенный удар на самочувствии Чемпиона не сказывается. Сразу после поражения он чёткой игрой сводит на нет инициативу претендента, а в третьей партиисравнивает счёт. Шахматная машина начинает работать так, как все давно привыкли. Кажется, что пробить позицию Капабланки невозможно, сам же он по крупицам накапливает преимущество, что бы нанести разящий удар. После 7-й партии Алехин оказывается в роли догоняющего. Кроме того, он вынужден обратиться к врачу – претенденту удаляют сразу 6 зубов. А кто обещал, что будет легко? Кризис преодолён в 11-й партии.

———————————————————————————————-

   Ошеломлённый Капабланка сделает признание для прессы: «Я так выигрывать не умею…»

———————————————————————————————-————-

Алехин, вновь руководя чёрными фигурами, применяет тот же вариант, что и в седьмой, проигранной им встрече. После усиления на 8-м ходу разворачивается сложная маневренная борьба. Эта знаменитейшая партия окончится победой претендента при четырёх(!) ферзях на доске. Сразу после неё ошеломлённый Капабланка сделает признание для прессы: «Я так выигрывать не умею…» Не успев прийти в себя, Чемпион играет явно ниже своих сил в 12-й, терпит новое поражение, а Алехин захватывает лидерство уже до конца матча. В среде болельщиков царит полное безумие. Попасть в игровой зал – удел избранных, и любители заполняют собой не только улицу, где находится шахматный клуб, но и близлежащие переулки. У многих в руках доски, из клуба то и дело выглядывают люди и передают, какой ход был сделан, и болельщики играют вместе с гроссмейстерами сразу и за чёрных, и за белых. Следуют 8 ничьих подряд, в ходе которых инициатива переходит из рук в руки. Наконец в 21-й, Алехин в прекрасном, комбинационном стиле теснит соперника – 4:2! Но Капабланка ещё не деморализован. Он продолжает сопротивление, успевая сократить разрыв в 29-й партии. Матч уже поставил рекорд по длительности, кажется, что он не закончится никогда.

   «Капабланка сильно пал духом и все приходил ко мне с уверениями, что матч окончится в ничью, что пора бы условиться о следующем матче и т.д. В каждой партии после этого он предлагал мне ничью и все более нервничал. Президент Кубы прислал ему телеграмму, выражающую уверенность, что Капабланка матча все же не проиграет, однако Капабланка в это время едва уже мог владеть собой. Визиты его ко мне все учащались, он утверждал, что матч никогда не кончится, склонял признать матч в ничью и вообще прибегал к разным маленьким хитростям, чтобы вывести меня из равновесия. Так, например, за игрой он подолгу держал пальцы над какой-нибудь фигурой, а потом ходил другой» А. Алехин

Силы Чемпиона на исходе. Претендент же, напротив, готов к решающему штурму. 32-я партия. Тяжелейший для Капабланки эндшпиль. Все попытки удержать страшные проходные пешки Алехина – бесплодны. Морально, кубинец уже сломлен. Играя в следующий раз белыми, он избегает борьбы, быстро соглашаясь на ничью. А вот русский гроссмейстер стремится ковать железо пока горячо. Пошатнувшегося противника надо добивать, и в 34-й партии Капабланка попадает в мощнейшие тиски. Ко второму откладыванию он остаётся с одной ладьёй против ладьи и двух пешек. 29 ноября 1927 года. Александр Алехин за доской, Хосе Рауль Капабланка опаздывает. Море болельщиков пребывает в волнении. Можно ли спасти эту безнадёжную позицию? Претендент спокоен. Всё проанализировано, шансов у чёрных нет. Осталось дождаться Капабланку и продемонстрировать это на доске. Подобного не случится. В зале появляется посыльный, передающий Карлосу Аугусто Керенсио – арбитру матча – запечатанный конверт.

«Дорогой Алехин! Я сдаю партию. Итак, Вы — Чемпион мира. Примите мои поздравления. Поздравьте также от моего имени госпожу Алехину. Искренне Ваш Хосе Рауль Капабланка»

Последние слова записки, которую арбитр зачитывает вслух, тонут в людском рёве. 4-го Чемпиона мира Александра Алехина до отеля несут на руках. Он сделал это. Он не просто выиграл корону, он закрыл целую эпоху в шахматах. Закрыл, чтобы открыть свою собственную. О какой ничейной смерти теперь можно говорить? Те, кто ещё совсем недавно восхищался автоматизмом Капабланки, теперь могут оценить и другие горизонты. Экс-чемпион все свои победы одержал белыми, в своём всем привычном стиле. Новый Чемпион 6 партий выиграл поровну и тем, и другим цветом. В своей игре он умело сочетал и мастерство при розыгрыше сухих, технических позиций и безудержную фантазию при грозных атаках на вражеского короля. Последователь великого Чигорина осуществил мечту своего учителя. Потеря титула, для Хосе Рауля Капабланки стала тяжёлым ударом. Он даже не нашёл в себе сил явиться на банкет по случаю окончания матча. Почти сразу Капабланка начнёт требовать реванша. Правда, горький опыт Буэнос-Айроса им учтён. Физического напряжения безлимитного поединка он не выдержал, и теперь просит лишь об одном – сократить количество партий в матче до 16. С подобным предложением он обращается не только к Алехину, но и к президенту недавно созданной ФИДЭ Рюэбу. Этот шаг выглядит неуместным. ФИДЭ ещё слишком слаба, договариваться о матче всё ещё нужно с Чемпионом! Намёк на то, что победа была достигнута им только за счёт выносливости, Алехину не приятен. В конце концов, существует Лондонский протокол, навязанный шахматному миру самим Капабланкой, и играть с ним новый Чемпион готов только на тех же самых условиях, в которых проходило его претендентство. Спустя год, Капабланка сдаётся. Он готов играть на основе лондонских условий. Но его вызов, датированный 8-м октября 1928 г. прислан слишком поздно. Ещё в августе, после турнира в Киссингене, Алехин договорился с Боголюбовым. При чём, в их матче число партий будет ограничено! Подобное Капабланка воспримет, как вероломство и до конца дней отношения между двумя гроссмейстерами будут испорчены. Отныне Алехин требует экстра-гонорара, если в турнире принимает участие Капабланка. Вновь встретятся они лишь в Ноттингеме в 1936 году, куда Алехин приедет уже экс-чемпионом. Личную встречу выиграет Капабланка, в турнирной таблице он тоже стоит выше, деля первую строчку с совсем ещё молодым Михаилом Ботвинником. Остаётся дождаться матч-реванша Алехина с Эйве и вызывать победителя. Надежды вернуть корону не оставляют Капабланку даже после АВРО-турнира, где он впервые в жизни набирает меньше половины очков, финишируя предпоследним. По некоторым данным, в ходе турнира он перенёс инфаркт. Свою форму Капабланка восстанавливает стремительно.

 

Алехин и Капабланка на АВРО-турнире 1938 год. Последняя встреча за доской

авро

 

Уже в следующем году он  возглавляет сборную Кубы на Всемирной шахматной олимпиаде в Буэнос-Айресе. Лучший результат на 1-й доске, ни одной проигранной партии. Алехин, уже вернувший себе титул, и возглавляющий сборную Франции, вновь приглашён к переговорам. Участие в них принимает и арбитр их первого матча Карлос Керенсио, возглавляющий ныне аргентинскую шахматную федерацию. Но Капабланку снова ждёт разочарование. 25 лет назад Первая мировая война помешала ему сыграть с Ласкером. Теперь ситуация не лучше, немцы уже в Польше, и Алехин ссылается на то, что он военнообязанный и должен прибыть во французскую армию для мобилизации. Два года спустя, после разгрома Франции, Чемпион выскажет готовность приехать на Кубу, но местное правительство, ещё недавно обещавшее своему лучшему игроку всестороннюю поддержку, финансировать матч отказывается.  Достаточных собственных средств у Капабланки нет и от идеи вернуть титул приходится отказаться окончательно.

 

Хосе Рауль Капабланка в конце жизни

Капа

 

Всё больше начинает беспокоить состояние здоровья. У Капабланки наследственная склонность к сосудистым заболеваниям. Он возвращается в Нью-Йорк, где продолжает работу в кубинском консульстве. 7 марта 1942 года, 53-летний экс-чемпион наблюдает за игрой в Манхэттенском шахматном клубе и внезапно теряет сознание. Кровоизлияние в мозг. Врачи госпиталя «Маунт Синай», где 14 месяцев назад скончался Эмануил Ласкер, в течение суток бьются за жизнь гениального шахматиста. Вечером следующего дня всё кончено.

В историю Хосе Рауль Капабланка войдёт не только, как 3-й Чемпион мира по шахматам, но и как участник самого выдающегося матча всех времён.

Источник