Шахматный мир обретает нового короля. «Господин Алехин, я согласен на ничью в любой момент партии!»

Июль 1934 года…

В Цюрихе проходит открытый чемпионат Швейцарии. Наряду с местными мастерами, на старт выходят и несколько гроссмейстеров экстра-класса – Осип Берштейн, Арон Нимцович, Макс Эйве, Сало Флор. После девятилетнего перерыва возвращается за доску легендарный экс-чемпион мира Эмануил Ласкер. Из Германии приезжают только что закончившие там свой второй чемпионский матч Александр Алехин и Ефим Боголюбов. Состав приличный. Чемпион мира, как обычно, в ударе. Победы следуют одна за другой. На финише он первый с результатом 13 из 15. Единственный тревожный звонок – проигрыш голландскому математику Максу Эйве

 

Макс Эйве 

эйве

 

Впрочем, сам Алехин ни секунды так не считает. В турнирном сборнике успех своего соперника он объяснит «редкостным везением, сравнимым разве что с выигрышем в рулетку в Монте-Карло». Самоуверенность шахматного короля, питаемая регулярными и безоговорочными победами, постепенно начинает достигать критических отметок… Ему даже не важно, что Эйве – его будущий соперник. Вызов уже принят, и матч запланирован на 1935-й год. У Алехина за плечами три матча. Игра за корону для него не то что бы обыденна, но привыкнуть он уже успел. Вот Буэнос-Айрес-1927, действительно, был делом всей жизни, и к Капабланке он готовился как никогда и ни к кому. А сейчас… Очередная возможность заработать, не более того. Голова занята совершенно другими вещами. Развод и новая женитьба, навалившаяся тоска по России и невозможность вернуться домой. Как итог – депрессия и, периодически предпринимаемые попытки справиться с ней при помощи алкоголя. Годы побед не прошли даром, лишив Чемпиона самого главного – мотивации. Макса Эйве опасным соперником Алехин не считает. И в этом он не одинок. Математик из Голландии никогда не блистал на мировой шахматной сцене, ни разу не побеждал в турнирах со звездным составом, проигрывал матчи другим претендентам. Но, обладая гигантской работоспособностью, постепенно, не форсируя событий, доигрался до того, что в 30-е годы вошёл в шахматную элиту. При этом, ни сильнейшим, ни даже вторым не считался никогда. В 1933 году он и вовсе подумывает отойти от игры на несколько лет (а то и вообще бросить), дабы сосредоточиться на основной работе – преподавании математики в женской гимназии. Решение практически принято, но в один из рождественских вечеров 1933 года Эйве встречает в амстердамском кафе своего приятеля, австрийского мастера Ганса Кмоха. Разговор сам собой сворачивает на шахматную тему, в том числе на итоги только что завершившегося турнира в Гастингсе. В этом соревновании Алехин сенсационно уступил первый приз, довольствовавшись дележом 2-3 мест.

———————————————————————————————-

 Решение Эйве преждевременно, в шахматах он может добиться гораздо большего и почему бы ему не испытать свои силы в борьбе за звание Чемпиона мира?

———————————————————————————————-————-

Уцепившись за это обстоятельство, Кмох неожиданно начинает неотразимую атаку – решение Эйве преждевременно, в шахматах он может добиться гораздо большего и почему бы ему не испытать свои силы в борьбе за звание Чемпиона мира? Эйве ошеломлён. Во-первых, он никогда не задавался такими честолюбивыми целями; во-вторых, Алехин играет гораздо сильнее. Кмох неумолим, и постепенно его энтузиазмом начинает заражаться и сам Макс Эйве. Переговоры с Чемпионом проходят быстро. Алехин не против сыграть осенью 1935-го года. За имеющееся время необходимо собрать призовой фонд и провести максимально эффективную подготовку. Вопрос денег взяли на себя голландские энтузиасты. В течение 1934 года создан специальный комитет матча и многие подкомитеты в разных городах Голландии. Правительство разрешает провести лотерею с целью собрать дополнительные средства. Ещё не начавшись, матч становится делом всей страны, едва ли, ни каждого её жителя. Претендент же получает возможность сосредоточиться на подготовке

 

Одна из тренировок Макса Эйве при подготовке к матчу

тренировка

 

Его подход в будущем возьмёт на вооружение Михаил Ботвинник, а чуть позже и все гроссмейстеры. Для 1934 года тренировочный процесс Макса Эйве – фактическое «ноу-хау». Он первым обращает внимание на важность физической формы. В программу тренировок включены, прежде бессмысленные для шахматиста, бокс, плавание и гимнастический зал. Особое внимание уделено дебютной подготовке, для чего привлечён целый штат помощников, среди которых Сало Флор и Геза Мароци. Наконец, третья составляющая – непосредственно практика. На протяжении 1934 года Эйве стремится сыграть, где только возможно. В уже упоминавшемся Цюрихе он делит 2-3 места. Сразу после него – Ленинград, где молодые советские мастера устраивают претенденту трудный экзамен – лишь 6-е место. На закрытии турнира глава советских шахмат Николай Крыленко спросит у Эйве, каковы его шансы в матче с Алехиным

— «Откровенно говоря, небольшие. Алехин выдающийся шахматист, и победить его, конечно, очень трудно».

— «В чем же смысл вашего вызова?».

— «Во-первых, это очень престижно — сыграть матч на звание Чемпиона мира, а во-вторых, моя маленькая страна хотела бы иметь своего национального героя»

 

Подписание контракта о матче

контракт

 

Неудача в Ленинграде – вовсе и не неудача, если помнить, что это всего лишь этап подготовки к матчу. Тем более, что репутацию претендент восстанавливает быстро. В конце года Эйве в числе победителей Гастингса. Итак, с момента начала чемпионской кампании прошёл год, в течение которого сыграны партии со всеми сильнейшими мастерами мира. На родине претендента тем временем продолжают собирать деньги. Минимальная сумма уже есть и в мае 1935 года официальное соглашение о матче подписано

  1. Матч играется из 30 партий в 13 городах Голландии. Организатор — Нидерландский шахматный союз.
  2. Для победы необходимо набрать 15,5 очка. При ничейном исходе Алехин сохраняет звание чемпиона мира.
  3. Независимо от исхода Алехин получает 10.000 гульденов, Эйве – всё, что собрано свыше этой суммы.
  4. В свободное от игры время участники обязаны давать автографы, но не более 50 в день.
  5. Секундант Эйве — Геза Мароци, секундант Алехина — Сало Ландау, распорядитель матча — Ганс Кмох.
  6. В случае поражения Алехин имеет право на матч-реванш

Август 1935 года. Олимпиада в Варшаве. Чемпион мира, возглавляющий команду Франции не убедителен – только второе место на первой доске. Тем не менее, в его победе над Эйве сомневаются только отъявленные голландские оптимисты. Сам Алехин, оценивая шансы своего соперника, даёт волю сарказму

   «Я не верю в Эйве, будущего чемпиона мира. Я не думаю, чтобы даже после случайного выигрыша у меня он был бы признан по существу лучшим игроком мира. Если наше состязание завершится его победой, то это только докажет, что в данный момент я оказался не на вершине моего творчества. Тем хуже для меня» парижская газета «Последние новости» 11 августа 1935 года

 

Церемония открытия. Слева направо: Сало Флор, Александр Алехин, Макс Эйве

открытие

 

И вот – премьера! 3 октября 1935 года, Карлтон-отель в Амстердаме. В первой партии Алехин, играя белым цветом, словно не замечает сопротивления претендента

   «После 13-го хода мы пришли к позиции, которую я при подготовке к матчу считал удовлетворительной для черных, но эта оценка оказалась поверхностной. Алехин опроверг мое построение, причем не неожиданными контрманеврами, а серией спокойных ходов, вскрывших полную неудовлетворительность позиции» М. Эйве о первой партии

Во 2-й партии Чемпион применяет защиту Грюнфельда и неожиданно для себя выяснят, что и в теоретическом багаже Эйве имеются сюрпризы. Уже на 4-м ходу претендент играет 4.Фb3 – новинка советского чемпиона Ботвинника. Всё таки, турнир в Ленинграде, несмотря на невысокий результат, не прошёл даром. Счёт сравнивается

 

16-й матч за звание Чемпиона мира по шахматам. Государственный музей Амстердама. 2-я партия

2 партия

 

Но уже следующие два поединка приносят Максу Эйве сплошные разочарования. Сначала Алехин наносит мощный удар по французской защите, а потом в рискованном стиле выигрывает чёрными – 3:1. Следуют две ничьи, при чём, белыми претендент спасается с трудом. И тут же новый холодный душ в 7-й партии. Снова французская защита, где Чемпион находит очередное усиление 7.g4. Эйве отбивается из последних сил, но, всё-таки, пропускает ладью на 7-ю горизонталь и теряет сразу 2 пешки – 4:1

   «Алехин был в отличном настроении. Он тогда шутил надо мной: «Кому ты взялся помогать?! Ты ему так помогаешь, как мертвому припарки». Алехин даже предложил денежное пари: матч закончится не позже 25-й партии. Я согласился. Алехин был удивлён. «Это будет не матч, а игра кошки с мышью» — сказал он» С. Флор

В 8-й партии Эйве сокращает разрыв в счёте, но уже в 9-й всё возвращается на круги своя… Эта партия проходит в зале женского лицея, где доктор Эйве преподаёт в свободное от шахмат время, и его ученицы по очереди входят в зал, наблюдая за титаническим поединком и сопереживая своему наставнику. Но многострадальный ход 1…е6, в последний раз примененный Эйве в этом матче, опять приносит только разочарование. Не помогает и героическая жертва качества, Алехин проводит контржертву и получает проходную пешку по линии «h». Счет по партиям 6:3 в пользу чемпиона. Про «игру кошки с мышью» уже вовсю пишут газеты. Разговор Чемпиона с Флором им неизвестен, журналисты просто намекают на сиамские талисманы Алехина — Лобейду и Чесса, с которыми ежедневно появляется в зале его жена

    «Да, похоже на то, что Алехин со мной обойдется так же, а то и еще хуже, чем с Боголюбовым. Может быть, выбросить белый флаг?» М. Эйве после 9-й партии

В атмосфере всеобщего уныния грустнее всего членам оргкомитета. Если матч будет продолжаться в таком темпе и по такому сценарию, не далеко и до финансового краха. 10.000 гульденов на гонорар Алехину должны сложиться из взносов разных городов, собирающихся принимать у себя разные партии. И до некоторых очередь может вовсе не дойти!  Но претендент справляется с нервами. А после заставляет нацию опять поверить в себя. Из первой трети матча Максом Эйве извлечены все основные уроки. Определены причины неудач и намечена генеральная стратегическая линия. Главная проблема – чёрный цвет. Французскую защиту надо срочно сдавать в ремонт и заменять чем-то более устойчивым. Что касается чётных, «белых» партий, то здесь есть повод для оптимизма. В частности отмечена главная слабость Чемпиона. Столкнувшись с затруднениями, он предпочитает идти ва-банк. Вот почему, встретившись с  прочными позициями, он начинал играть в азартном стиле, выиграв 4-ю партию и едва не выиграв 6-ю. Здесь требуется максимальная внимательность, и Алехин сам погубит себя этим гусарством

 

16-й матч за звание Чемпиона мира по шахматам. Надпись гласит: «Мы просим максимальной тишины»

Матч

 

Правильность этой линии подтверждает следующая, 10-я партия, которой предшествует первый в матче инцидент. Сразу по приезду в город Гоуду Алехин неожиданно отказывается от мероприятий организаторов. Ему надоела вся рекламная кутерьма — утренние прогулки по городу обоих соперников с женами, встречи с бургомистрами, первый ход в исполнении важных персон, цветы и конфеты женам и т. д. и т. п. Не смотря на подавляющий перевес и в счёте, и в качестве игры, Чемпион раздражен. Нервы его явно сдают, что тоже на руку, на редкость хладнокровному претенденту. Разрыв в счёте снова сокращается. Следует ничья в 11-й партии, которую Алехин начинает ходом ферзевой пешки, а затем новая победа Эйве! Едва выйдя из дебюта Чемпион начинает сомнительную комбинацию 12…К:е4? И остаётся без фигуры. Все, кто успел поставить на Эйве крест, вновь с интересом раскупают газеты. Оказывается, борьба в матче только начинается. 13-я партия. Претендент волевым решением отказывается от французской защиты, играя 1…е5 и решает все проблемы, уравнивая позицию. 14-я партия играется в Японском зале гронингенского отеля «Фригге». На 10-м ходу белые временной жертвой ладьи (10.Л:h7!) выигрывают пешку, а затем спокойно реализовывают перевес. Гром среди ясного неба. Чемпион в нокдауне. Счёт последних пяти партий – 4:1 в пользу Эйве. Добытое на старте преимущество растаяло как дым… На 14-й партии присутствует и 2-й Чемпион мира Эмануил Ласкер. В беседе с ним Алехин покается в самоуверенности и пообещает сменить тактику: «Больше логики и меньше азарта»

 

4-й Чемпион мира по шахматам Александр Алехин и его кот Чесс

кот

 

В следующей партии Чемпион выигрывает качество, но претендент успевает защититься. Зато в 16-й, играя чёрными Алехин снова выходит в лидеры. Перед каждой из этих партий Чемпион, по его собственным словам, позволяет себе рюмку коньяка «для бодрости». И с этого момента начинаются разговоры о влиянии алкоголя на его игру. Голландская пресса обрушивается на Алехина всей своей мощью. По мнению одних газетчиков, благодаря этому Чемпион играет лучше. По мнению других, он пьёт, что бы в случае проигрыша умалить достижение претендента. Сам Эйве уже после матча подтвердит лишь три случая, когда Алехин являлся на игру нетрезвым. И первый из них – 18-я партия, в которой Эйве предложил ничью уже на 16-м ходу. Днём ранее, гроссмейстеры тоже предпочли не засиживаться, разойдясь после 23-го хода по предложению Алехина. Это лишь временная передышка. В 19-й Чемпион активен и без видимого труда доводит дело до победы – 10,5:8,5. Но и претендент уже вошёл во вкус. 20-я партия – лучшее его достижение в матче. В эндшпиле фигуры Алехина оказываются запертыми на вертикали «а» — Чемпиону просто не чем ходить! На следующий день Алехин ждёт машину у своего амстердамского отеля, что бы ехать на игру в городок Эрмело. Шофер опаздывает на 45 минут. Уже это действует на Чемпиона угнетающе. По дороге он даёт волю своему разыгравшемуся суеверию. Водителю дважды приказано искать новый путь по причине перебегавших улицу кошек. В конце концов, гроссмейстер требует отвезти его на вокзал, чтобы доехать до Эрмело самому. На нужный поезд Алехин, естественно, не успевает… До Эрмело он всё же доберётся, но перенесённый стресс снимет. 21-я партия — это второй из озвученных Максом Эйве случаев, когда Чемпион вышел на игру подшофе. Сразу по приезду Алехин просит перенести игру. Но арбитр Ганс Кмох не согласен — в зале ждут около двух тысяч зрителей. Алехин подчиняется, садится за доску и с ходу бросается в атаку. Эйве приходится не сладко, возможность рокироваться он получит только на 26-м (!) ходу. Атака белых захлебывается, а их пешечные «островки» становятся желанной добычей для черных фигур. Впервые в матче Эйве выигрывает черными, и снова восстанавливает равновесие — 10,5:10,5

 

Болельщики, не попавшие в турнирный зал

болельщики

 

Ещё одна короткая передышка и две сверхбоевые ничьи в 23-й и 24-й партиях накаляют грозовую обстановку до предела. Алехин растерян. Он никак не может понять, почему он до сих пор не покончил с доктором математики?! Причины ищутся совсем не там, где следовало бы, а меры предпринимаются и вовсе анекдотичные. На ближайшие дни Алехин заказывает гороскоп и отказывается от помощи своего секунданта Сало Ландау. На замену ему из Австрии вызван Эрнст Клейн. Удивительно, но гороскоп пророчит сплошные чудеса. Узнав, что звезды ему благоприятствуют, Алехин является на 25-ю партию в прекрасном расположении духа и с новинкой в кембридж-спрингском варианте ферзевого гамбита. Здесь он следует рекомендации советских мастеров и уже в дебюте жертвует две пешки. Но и Эйве не зря играл годом ранее в Ленинграде. Эта позиция стояла у него на доске еще летом, а рекомендация венского теоретика Беккера, чьей базой он пользовался при подготовке к матчу, опровергла агрессию со стороны белых. Впервые в матче претендент выходит вперёд — 13: 12. В 26-й партии Чемпиона и вовсе ожидает разгром. «Повиснув на канатах», растеряв всю былую уверенность в себе, Алехин просто не в силах поверить в происходящее. Но изменить что-то ещё можно. 27-я партия, ладейный эндшпиль, точная игра со стороны Чемпиона – 13:14. В оставшихся трёх партиях для спасения титула нужна всего одна победа. Но матч идёт уже третий месяц. Физические силы на исходе, в отличие от спортивного 34-летнего Эйве, который, кажется, может сыграть ещё 30 партий. Опять же две из оставшихся трёх встреч – «чёрные». А чёрными на победу Алехин уже наигрался до сыта. Значит, остаётся только один шанс – 29-я партия. В ответ на 1.е4 Макс Эйве впервые в матче играет 1…Кf6. Ирония судьбы. В решающей партии Александру Алехину предстоит ломать свою собственную защиту. Сделать это у него не получится. Хорошая, значит, защита. Что ж, можно расценить и как акт вежливости со стороны претендента. Вы не смогли выиграть, господин Алехин, но причина тому – вами же изобретённый дебют. Напряжение достигает предела. Голландию уже давно лихорадит, вся страна живёт в ожидании последнего дня

 

Александр Алехин во время 30-й партии

Алехин

 

И он настаёт. Пасмурный день, 15 декабря 1935 года. Крупнейший зал Амстердама «Белльвю» забит до отказа. По всему городу арендованы ещё несколько залов, в которых мастера и гроссмейстеры комментируют ход поединка. Алехин является во фраке и… снова навеселе (последнее свидетельство Эйве). В момент рукопожатия претендент заявляет, что согласен на ничью в любой момент партии, при любой позиции. И Алехин примет её по истечении контроля, когда не только победа, но и ничья будет для него труднодостижима. «Да здравствует новый чемпион мира доктор Эйве!» — провозгласит он на французском языке. Слова эти утонут в шквале аплодисментов, в руках зрителей вдруг появятся маленькие голландские флажки и стоя они споют национальный гимн. Ликование на улицах продолжится до поздней ночи. А на банкете в честь нового Чемпиона мира свершится невероятное — Эйве выпьет стакан виски

 

Макс Эйве – новый Чемпион мира!

эйве

 

Сегодня, с высоты 80 лет в победе Макса Эйве, при всей её сенсационности, не трудно заметить определённую логику. Впрочем, люди, способные увидеть её, были и в 1935 году

«Вслед за философом Стейницем, человеком энергии Ласкером, виртуозом Капабланкой и романтиком Алехиным мы обрели, наконец, того, кто вернул шахматное искусство к его первородному началу — роднику божественной логики!» С. Тартаковер

Став 5-м Чемпионом мира Макс Эйве получил вечную прописку в ряду величайших шахматистов всех времён и народов, вечное же признание своих соотечественников и… больше ничего. У маленькой Эле Эйве как то спросили в школе: «Что произойдет, если твой отец станет чемпионом мира?». «Тогда у нас будет курица на обед», — ответила девочка. Этот разговор состоялся накануне матча. А сразу после его завершения Сало Флор предложил Эйве отдохнуть с месяц на Ривьере… И маленькая Эле, и многоопытный Флор глубоко заблуждались. Не то что на курицу и Ривьеру, у нового шахматного короля не было денег даже на такси. 15 декабря 1935 года из-за сильного снегопада трамваи в Амстердаме не ходили, и с банкета 5-й Чемпион мира отправился домой пешком.