Первенство мира 1946 г. Начало советской гегемонии

Артем Шаев

Начало сентября 1946 года. В голандском Гронингене подходит концу первый крупный послевоенный турнир. Лейтмотив соревнования — острое соперничество экс-чемпиона мира Макса Эйве и, в недавнем прошлом, главного претендента на корону, 35-летнего советского гроссмейстера Михаила Ботвинника. У последнего есть все основания досадовать на судьбу. Ещё полгода назад ни в каком Гронингене играть он не собирался. Да и сам турнир не планировался. Ботвинник усиленно готовился к противостоянию с Алехиным в Ноттингеме, но внезапная смерть Чемпиона перечеркнула все планы,  а шахматный мир погрузился во времена анархии. Мнений на тему, как выходить из сложившегося положения, за это время прозвучало предостаточно. Казалось бы, в июле всё утряслось. Конгресс ФИДЭ в  швейцарском Винтертуре постановил разыграть вакантный титул в матч-турнире с участием Эйве, Ботвинника, Смыслова, Кереса, Решевского и Файна. Но постановление достаточно зыбкое. Где пройдет этот турнир­? Когда? Ответов на эти вопросы нет, да и состав может ещё претерпеть изменения. Не исключён вариант что к указанной шестерке присоединятся шахматисты, сумеющие блеснуть на ближайших турнирах в Гронингене и Праге. В  таких условиях день ото дня крепнет мнение, что корону… надо просто отдать Эйве.

 

Экс-чемпион мира по шахматам Макс Эйве

Эйве

 

Аргументы не сказать что очень весомые, но они есть. Голландец — последний из плеяды Чемпионов прошлого. Он — единственный на всей планете человек, когда-либо владевший шахматной короной (остальные четверо пребывают в лучшем из миров). В конце концов, только в 1946 году Эйве выиграл турниры в Лондоне, Маастрихте и Заандаме. Ссылка на то, что турниры эти были, мягко говоря, не очень представительными, сторонниками экс-чемпиона принимается с оговоркой: «Хорошо, но вот Гронинген покажет!». Если Эйве и там станет первым, так чего, действительно, мудрить? Для Ботвинника такой сценарий неприемлем, и победа в Гронингене приобретает не только спортивное значение. Оппоненты встречаются в 10-м туре и Ботвинник с трудом спасает худший ладейный эндшпиль. После 15-го Эйве возглавляет турнирную таблицу, но 3 тура спустя вновь пропускает Ботвинника вперед.  На финише валидол требуется болельщикам и того, и другого. Последние партии оба проигрывают.  Ботвинник уступает аргентинцу Мигелю Найдорфу, Эйве — Александру Котову. Итоги турнира недвусмысленны. Эйве отстал на пол-очка и прав на корону у него не больше, чем у победившего Ботвинника.

 

Претендент на звание Чемпиона мира по шахматам Михаил Ботвинник

ботвинник

 

Более того, 25-летний Василий Смыслов, финишировавший третьим, также имеет все основания для претензий на чемпионство. Нельзя игнорировать и тот факт, что в Гронингене не играли Самуэль Решевский, Ройбен Файн и Пауль Керес. Эту троицу тоже нельзя сбрасывать со счетов. Решевский известен шахматному миру, едва ли не с младенческого возраста. В начале 20-х годов он, ещё не умея читать и писать, с успехом давал сеансы одновременной игры взрослым. Очевидцы заявляли, что в образе малыша, одетого в матросский костюмчик и сокрушающего одного соперника за другим, было что-то демоническое. С годами такое ощущение, разумеется, ушло, а сам Решевский прочно застолбил за собой место в шахматный элите. Файн и Керес тоже громкие имена.

 

Претендент на звание Чемпиона мира по шахматам Пауль Керес

керес

 

В 1938-м они на пару выиграли знаменитый АВРО-турнир, формально считавшийся претендентским. У Кереса было личное приглашение от организаторов Гронингена, но приехать он не смог. У органов советской госбезопасности к нему было слишком много вопросов, касающихся его пребывания на оккупированной территории во время Второй Мировой войны. Отбить все обвинения и вернуться к шахматам поможет только заступничество партийного руководства Эстонии. Но это будет позже. Пока же, Гронинген, который по мнению поклонников 5-го Чемпиона мира должен был снять все вопросы, запутал ситуацию окончательно.

 

Претендент на звание Чемпиона мира по шахматам Василий Смыслов

смыслов

 

Ещё целый год шахматный мир живёт в полном неведении, пока 30 июля 1947 года не разгорается скандал. Очередной конгресс ФИДЭ в Гааге провозглашает таки Эйве Чемпиона мира! В своем старом-новом звании доктор проводит целый час, пока в зале для заседаний не появляется запоздавшая советская делегация, которая тут же падает протест. Сомнений в правоте русских ни у кого нет. СССР полноправный член ФИДЭ. К открытию конгресса делегация опоздала из-за задержки рейса, и решение принятое в её отсутствие, как минимум, нелегитимно. Протест принят, Эйве лишен титула и возвращен в ряды простых смертных, а на голосование выставляется чуть менее абсурдная идея — объявить Чемпионом победителя матча Эйве – Решевский. Нужного количества голосов она, естественно, не набирает. Позиция советской стороны железобетонна — интересы её гроссмейстеров, коих, на секундочку, ровно столько же, сколько остальных желающих, должны быть соблюдены. Последний козырь руководства ФИДЭ — финансовый вопрос. Матч-турнир потребует больших средств. Организовать его в разрушенной Европе может только Голландия, практически не пострадавшая от войны. Но даже у неё нет таких денег. Заявление руководителя советской делегации Постникова звучит, как гром среди ясного неба. Советский Союз, пострадавший от войны сильнее всех, готов принять участие в организации! Чаша весов окончательно склоняется на сторону СССР. 1 августа большинство делегатов голосуют за проведение весной 1948 года матч-турнира шести гроссмейстеров, первая половина которого должна пройти в Голландии, вторая — в Москве. Вопрос наконец-то решен. Участники могут сосредоточиться на подготовке, а мир, тем временем, замер в ожидании.

 

Претендент на звание Чемпиона мира по шахматам Самуил Решевский

решевский

 

Незадолго до старта — новая напасть. Отказывается играть Файн. Особых шансов для себя он не видит, а тратить время и, самое главное, нервы не готов. А в том, что нервных клеток турнир отнимет много, доктор психологии Ройбен Файн знает, как никто другой. И вновь череда переговоров. Как вариант — включить вместо Файна Найдорфа. Всё-таки, в Гронингене тот был четвёртым. Но от бесконечного планирования устали уже все и решено оставить всё как есть. То есть, не только не приглашать нового участника, но даже не менять число кругов. Каждый с каждым сыграет теперь по 5 раз, а не по 4. Шахматное королевство уже два года живёт без монарха, и пора, действительно, с этим заканчивать. 1 марта 1948 года. Открытие матч-турнира в резиденции бургомистра Гааги. Жеребьевку проводят по алфавиту. Первым к судейскому столику отправляется Ботвинник и вытаскивает первый номер! Добрая примета, плюс — отдых в первом туре, означающий возможность спокойно оценить форму остальных соперников.

 

Жеребьёвка матч-турнира

жеребьёвка

 

На следующий день в концертном зале «Дирентон» главный арбитр Милан Видмар пускает часы. Смыслов и Решевский очень быстро получают «выжженную доску» и подписывают мир, а вот во встрече Эйве-Керес все гораздо интереснее. Экс-чемпион получает двух слонов, но не точной игрой выпускает позиционный перевес. Продолжая по инерции играть на выигрыш, Эйве попадает под страшную атаку и терпит своё первое поражение. Во 2-м туре Эйве опрометчиво принимает жертву пешки от Ботвинника, и вновь не находит спасения. За соседним столиком Керес в 27 ходов уничтожает Смыслова — старт в матч-турнире более чем резвый. Интересно, что Ботвинник жил не в том отеле, где остановились остальные участники. Вернувшись после второго тура к себе, Михаил Моисеевич на вопрос владельца гостиницы «как дела?», сказал: «Не думаю, что мой ответ вам понравится. Я выиграл у Эйве». «У вас свой чемпионат а у меня свой», — ответил отельер – «мне важно, что бы побеждали мои постояльцы. Это будет означать, что в моем отеле созданы прекрасные условия, и у меня лучше, чем у других». Интересная точка зрения, хоть и не патриотичная. Условия проживания или везение, но в 3-м туре Ботвинник, оставшись без пешки, чёрными удерживает ничью против Смыслова. Лидирующий Керес в партии с Решевским сначала теряет пешку, потом контроль над 8-й горизонталью и останавливает часы.

 

Партия Смыслов-Керес. Гаага 1948 г.

смысловкерес

 

4-й тур вновь кровопролитный. Ботвинник с Решевским попадают в жуткий цейтнот. Советский гроссмейстер жертвуют пешку. Американец тратит на расчёт вариантов слишком много времени и роняет флаг за девять ходов до контроля! За соседним столиком разъярённый двумя поражениями Эйве белыми набрасывается на Смыслова. В атаке экс-чемпион жертвует сразу две фигуры… Хладнокровию его молодого соперника можно позавидовать. Жертвы приняты, атака отбита, капитуляция неизбежна… Чёрная полоса для Эйве продолжается и в 5-м туре. Чёрными он уступает Решевскому. А вот Ботвинник этим же цветом наносит поражение Кересу. Всего в этом турнире он выиграет у эстонского гроссмейстера четыре раза, что породит массу конспирологических разговоров. Но это будет позже. Пока же по итогам первого круга Ботвинник лидирует с впечатляющим результатом – 3,5 из 4. На один балл позади Решевский, у Смыслова и Кереса по 2 очка и совсем катастрофичные показатели у Эйве — 4 поражения в 4-х партиях. Среди голландских болельщиков верить в своего любимца продолжают единицы, но зал «Дирентон» по-прежнему полон. По 2000 зрителей каждый день. Стараниями организаторов для них созданы все условия, вплоть до возможности курить прямо в зале. Быстрее всех к такой обстановке приноровился знакомый с голландскими нравами Ботвинник. Ещё до турнира он провёл тренировочный матч с Рагозиным во время которого радио работало на всю громкость, а партнёр курил папиросы, пуская дым за доской.

Партия Эйве-Керес. Гаага 1948 г.

кересэйве

 

Старт второго круга вышел мирным. Смыслов пожертвовал фигуру за четыре пешки в партии с Решевским, но этого хватило лишь для ничьи. Прервал своё страшное пике Эйве, устоявший чёрнымипротив Кереса. В 7-м туре опять обнадёживающие всю Голландию новости. Эйве белыми расходится миром с лидером турнира Ботвинником. Этот результат позволяет вернуться в гонку Паулю Кересу, который чёрными обыгрывает Смыслова. Шанс настигнуть лидера выпадает ему уже в следующем туре. Ботвинник получает качество за две пешки против Смыслова, но выиграть не может. Кересу нужна победа над Решевским, но имея чуть лучшую позицию, пути к выигрышу он не находит. 9-й тур. Решевский с Ботвинником выдают нервную партию заканчивающуюся вечным шахом. У Эйве снова всё валится из рук. Серия ошибок и обороноспособный эндшпиль против Смыслова превращается в безнадёжный. В 10-м туре экс-чемпион белыми добивается подавляющей позиции против Решевского. Во избежание худшего американец жертвует фигуру, но над Эйве словно витает злой рок. Он позволяет сопернику защититься. За соседним столиком, тем временем, Ботвинник в 23 хода громит Кереса блестящей жертвой ладьи на g7. Голландская часть турнира завершена. Ботвинник лидирует с прекрасным результатом — 6 из 8. На полтора очка отстает Решевский, у Кереса и Смыслова по 4. Всё ясно с Эйве — три ничьи и пять поражений восьми партиях говорят сами за себя. На амбициях можно поставить крест. Против экс-чемпиона сама вселенная, иначе чем объяснить пограничные приключения при переезде в советскую столицу, коснувшиеся только Эйве и его секундантов? На границе Германии с Польшей выясняется что у голландцев нет транзитных виз. Проблему удается решить после нескольких звонков в высокие инстанции, но уже в Бресте на сцену выходят советские пограничники, обнаружившие в багаже Эйве подозрительные тетради на неизвестном языке.

——————————————————————————————————————

…три ничьи и пять поражений восьми партиях говорят сами за себя. На амбициях можно поставить крест. Против экс-чемпиона сама вселенная…

——————————————————————————————————————

Доказать, что это всего-то шахматные анализы — задача практически невыполнимая. И вновь череда телефонных звонков, призванных снизить накал страстей. Активное участие в этом принимает Ботвинник. Если Эйве не пустят в страну или вообще задержат, турнир окажется под угрозой срыва. Ботвинника такой сценарий не устраивает, естественно, больше, чем кого-либо. Наконец кризис преодолен, и поезд следует дальше. Голландия, страна организовавшае два последних чемпионских матча, передает эстафету Москве. Никто в мире ещё не знает, что приняв эту эстафету, Москва оставит её у себя надолго, и следующие 20 лет судьба короны будет решаться именно в этом городе. 11 апреля 1948 года. Колонный зал Дома Союзов до отказа забит московской публикой, которую смело можно ставить в пример болельщикам в Гааге. Старт третьего круга приносит победы хозяевам поля. Керес, пожертвовав фигуру, обыгрывает чёрными Эйве, а Смыслов белыми реализует лишнюю пешку против Решевского. Интересно, что в обеих партиях была разыграна «испанка», а успеха советские гроссмейстеры добились разным цветом. В 12-м туре они играют между собой и подписывают мир в равном слоновой эндшпиле. Ботвинник же эффектной жертвой коня решает свою партию с Эйве! Теперь отрыв от Кереса и Смыслова составляет 1,5 очка, при том, что те сыграли на одну партию больше.

«Выяснилось, что он подготовил Меран, то есть ничего не подготовил. До настоящего соревнования я не мог выиграть у Эйве ни одной партии, а на этот раз мне удалось добиться такого достижения дважды. Данная партия, несомненно, лучшая из сыгранных мной в матч-турнире» М. Ботвинник о партии с Эйве в третьем круге

13-й тур. Смыслов начинает партию с Ботвинником ходом королевской пешки. Впервые на турнире разыгрывается сицилианская защита, и постепенно выясняется, что лидер трактуют возникающие позиции лучше. Чёрные хозяйничают по всей доске и наконец выигрывает качество. Смыслову остается только остановить часы. Один конкурент отброшен далеко назад, но Керес, красиво обыгравший Решевского, по-прежнему на хвосте. 14-й тур. Самый сенсационный в турнире. Казалось бы окончательно задавленные иностранцы вдруг дают бой советским гроссам. Итог — первое поражение Ботвинника, оставшегося без фигуры против Решевского, и первая победа Эйве, нокаутировавшего Смыслова. Появляется робкая надежда на интригу, но уже следующий тур возвращает всё на свои места. Эйве и Решевский расходятся миром, а Ботвинник выигрывает дежурную партию у Кереса. Экватор турнира пройдён. Ботвинник, имея 9 из 12, лидирует сверхуверенно, обгоняя Кереса на 2,5(!) очка. У Решевского – 6, у Смыслова – 5,5. Эйве с 3 баллами в активе давно уже играет в свое удовольствие. Впрочем, удовольствия собственные партии экс-чемпиону мира не доставляют. В 16-м туре он под угрозой материальных потерь сдается Кересу. У Решевского со Смысловым тотальные размены и ничья. 17-й тур. Эйве и Ботвинник, разыграв французскую защиту, подписывает мир на 29-м ходу. Это уже шанс для Кереса! Чёрными он пытается играть на победу против Смыслова и в определённый момент перегибает палку

——————————————————————————————————————

Время давно уже работает на него. Конкуренты лишь мешают друг другу и о скорой коронации можно уже говорить всерьез

——————————————————————————————————————

В следующем туре Пауль ошибается в цейтноте и уступает Решевскому, что позволяет Ботвиннику спокойно согласиться на ничью со Смысловым. Время давно уже работает на него. Конкуренты лишь мешают друг другу и о скорой коронации можно уже говорить всерьез. 19-й тур. Иностранцев настигает расплата за сенсации 3-го круга. Ботвинник чёрными возвращает долг Решевскому, а Смыслов белыми – Эйве. Эта партия до 12-го хода была точной копией встречи Керес-Решевский из предыдущего тура. Однако Смыслов подготовил мощное усиление 12.с4! Застигнутый врасплох экс-чемпион не в состоянии сдержать атаку… Ничего не получается у него и в следующей партии с Решевским. Американец демонстрирует железную хватку, и фигуры Эйве в конце концов оказываются запатованными.

 

Партия Ботвинник-Решевский. Москва 1948 г.

ботвинникрешевский

 

Ботвинник в партии с Кересом играет спокойно. Ничья ему на руку. А вот Паулю терять давно нечего. Чёрными он стремится к инициативе любой ценой, играет неточно и получает худший эндшпиль. Реализация перевеса для Ботвинника лишь дело техники. Его Чемпионство вопрос времени, причём времени очень небольшого. Жить без короля шахматному миру осталось меньше недели. По итогам 4-х кругов у Ботвинника 12 из 16. Смыслов и Решевский отстают уже на 3,5(!) очка, Керес на 4,5. На самом дне — Макс Эйве, в активе которого 3,5 балла. Старт 5-го, последнего круга снова приносит выгодные Ботвиннику результаты. Смыслов с Решевским расходится миром, окончательно хороня интригу, Керес чёрными наносит очередное поражение Эйве, но шансов догнать лидера у него нет даже математических. В оставшихся четырёх партиях Ботвиннику нужна всего одна ничья.

 

Партия Ботвинник-Эйве. Москва 1948 г.

ботвинникэйве

 

9 мая 1948 года. 22-й тур. Результат надо добыть именно сегодня и дело не только в дате. За столиком напротив — единственный человек на планете, когда-либо владевший шахматной короной, 5-й Чемпион мира Макс Эйве. Стать новым Чемпионом надо именно после партии с ним, символически переняв эстафету. Плюс ко всему Эйве откровенно провалился в турнире и сейчас имеет чёрный цвет. Ботвинник избирает спокойный вариант ферзевого гамбита. Уже разменяно несколько фигур, терпеть больше нет сил. Ботвинник играет 14.b4 и предлагает ничью.

«Здесь я почувствовал, что больше уже играть не могу. К этому времени турнирное положение экс-чемпиона было безрадостным, и я не сомневался, что он примет моё предложение. К моему удивлению Эйве неожиданно ответил, что хотел бы ещё поиграть. Я рассвирепел, боевое настроение вернулось. «Хорошо, — сказал я, — будем играть дальше». Тут Эйве тонко почувствовал перемену обстановки и протянул мне руку, поздравляя с победой в турнире» М. Ботвинник

То, что началось в зале, трудно передать словами. Советская публика, которая весь этот месяц вела себя образцово, мигом превзошла голландцев в умение шуметь. Гром аплодисментов вынудил восстановить игру на другой доске, где Керес со Смысловым уверено двигались к ничейному результату. Арбитру турнира Милану Видмару потребовалось несколько минут, что бы восстановить порядок. Ботвинник уже покинул Колонный зал Дома Союзов, когда кинооператоры спохватились, что ход 14.b4, который принёс долгожданный титул, не увековечен на плёнке. Позицию восстановили и ход воспроизвели снова. В отсутствие Ботвинника, пешку передвинул демонстратор Яков Эстрин, костюм которого был того же цвета, что и у Ботвинника. Вечером эту пешку как талисман унесла с собой Елизавета Быкова. В будущем чемпионкой мира станет и она. А Эстрин, тоже прикоснувшийся к пешке b, в 70-е выиграет первенство мира по переписке.

 

6-й Чемпион мира по шахматам Михаил Ботвинник

ботвинникчемп

 

В 23-м туре новый Чемпион на борьбу, естественно, не настроен — ничья со Смысловым в 17 ходов. Чуть больше напряжения в партии Решевский-Керес. Результат тот же. Предпоследний тур. Решевский настроен по боевому, и Чемпиону volens-nolens приходится ввязываться в драку. Несмотря на цейтнот, Ботвинник легко находит сильнейшие ходы, впервые выигрывая в новом звании. Для Василия Смыслова этот тур последний в турнире. Играя чёрными, он вынуждает Эйве капитулировать, и обеспечивает себе чистое 2-е место. 16 мая 1948 года. Последний тур. Неясным остается только вопрос — кто будет третьим? И Керес, и Решевский играют белыми, и оба добиваются побед! Американец сильнее Эйве, а Керес выигрывает у Ботвинника, слегка сокращая катастрофичный счёт в микро-матче — 1:4. Этот результат породит немало домыслов. Действительно ли Керес был настолько беспомощен или же ему приказали проигрывать и искупать тем самым грехи военного времени? Никаких доказательств нет. Много лет спустя Ботвинник обмолвится, что сговора в 1948-м не было. При этом, не исключит вариант того, что команда «сыграть на одного» могла бы быть дана. В случае, если Решевский или Эйве всерьез боролись бы за первое место. Этого, как известно, не было. В отсутствие каких-либо доказательств остается только гадать, а делать этого совершенно не хочется, и вот почему. Чемпион мира — это не только гениальная игра и обширный теоретические познания. Это ещё и характер. Умение быть беспощадным к себе и к другим. Очевидно, что человек, способный проигрывать по чьей-либо указке, таким характером не обладает. Поэтому, даже если в партиях Кереса и Ботвинника не было спортивной борьбы (кстати, неоднократные просмотр этих партий говорит об обратном), то это проблема исключительно Кереса. Его выбор. Третье место с Решевским они поделили, набрав по 10,5 очков. 11 у Смыслова, 14 — у Ботвинника. И самый печальный результат — Макс Эйве. 4 из 20. Он предпримет ещё попытку побороться за титул, но точно так же провалится на турнире претендентов в Цюрихе. Какое-то время Эйве будет играть за сборную Голландии на Олимпиадах, а потом оставит практическую игру. В историю он войдёт не только как 5-й Чемпион мира, но и как один из лучших президентов ФИДЭ за всю её историю. Керес и Решевский ещё не раз сыграют в претендентских турнирах и матчах, а вот Василия Смыслова, второго призёра матч-турнира 1948, ждёт куда более интересная судьба.

Источник