Борьба с потенциальными читерами на кубке мира

Владимир Барский

В Югорской шахматной академии и ее ближайших окрестностях на пути шахматистов в турнирный зал стоит тройной заслон. Борьба с потенциальными читерами начинается на углу улицы Лопырева, где установлена первая рамка металлоискателя, возле которой дежурят два секьюрити. Неважно, приехали вы на автобусе или пришли пешком: будьте добры, пожалуйте в рамку! Как на грех, примерно за полчаса до начала тура стал накрапывать дождь – холодный, противный, совсем-совсем осенний (а в Москву, говорят, наконец-то пришло лето…). Многие участники оказались не готовы к такому развитию событий и прибыли на игру в одних костюмах. Очень переживал за своих подопечных из Индонезии гроссмейстер Руслан Щербаков: «Да как же так, они ж к таким холодам непривычны!» Но охранники – а они, отметим справедливости ради, тоже были без верхней одежды – никому спуска не давали, тщательно проверяли карманы и сумки.

Через рамку проходит экс-чемпион мира ФИДЕ Рустам Касымжанов

Григорий Опарин и Андрей Есипенко (крайний справа) предусмотрительно надели куртки, Алексей Сарана не стал

 

Китайские гроссмейстеры еще не разобрались, как надо одеваться в Ханты-Мансийске в сентябре

 

Преодолев первый барьер, люди заходили в Академию и… выстраивались в очередь ко второй рамке; правда, стояли уже в тепле. Процедура повторялась еще раз от начала до конца. Пройдя ее, можно было получить маленький бонус: взять разложенные на входе бесплатные открытки на шахматную тему и афиши турнира; но я лично не видел, чтобы кто-то из шахматистов перед игрой обратил внимание на эти приятные мелочи.

Сдав куртки и пальто (у кого они были) в гардероб, шахматисты поднимались на второй этаж и попадали – правильно, к третьей рамке. Последняя проверка шла уже совсем споро: в зал нельзя было заходить не только с телефонами, но и с собственными ручками. Организаторы приготовили для всех участников простенькие пластмассовые ручки, куда кроме стержня ничего запихать в принципе невозможно – ни шпионскую видеокамеру, ни какой-нибудь передатчик. Главный судья Ашот Вардапетян на двух языках попросил ручки  после партии оставлять на месте. Но потом, наверное, их подарят: все-таки сувенир с символикой Кубка мира. Наконец, еще одна важная мера защиты: в игровой зоне нещадно глушится вай-фай.

Для 128 шахматистов (плюс судьи, плюс операторы видеотрансляции, плюс, не побоюсь этого слова, члены Апелляционного комитета, одним из которых является автор этих строк) зал чуть-чуть тесноват, но на многих опенах условия бывают гораздо хуже. К тому же не надо забывать, всего через два дня участников останется в два раза меньше. Зато в Академии все в порядке с освещением и звукоизоляцией, есть зона отдыха, где можно выпить чаю и подкрепиться пирожками и канапе, а также зона для курения – туда ходят в сопровождении судьи. Первые четыре стола стоят на сцене, и там совсем хорошо и просторно. Именно там сделали символический первый ход президент Шахматной федерации Югры Василий Филипенко и председатель городской думы Константин Пенчуков – в партии Дин Лижэня из Китая и посланца далекой Папуа-Новой Гвинеи Шауна Пресса.

Шаун Перес, Василий Филипенко, Константин Пенчуков и Дин Лижэнь

 

У господина Пресса рейтинг 1954, а год рождения – 1966. Он – мастер ФИДЕ, международный арбитр и тренер ФИДЕ; в общем, уважаемый человек! Конечно, ему трудно было противостоять рейтинг-фавориту, и их партия завершилась первой: Дин отступил ферзем из центра в угол, объявив шах и, практически, мат.

Ш. Пресс – Дин Лижэнь

Ход черных

 

34…Qh8+! Белые сдались.

Следом завершился поединок на последней, 64-й доске: Сергей Мовсесян (Армения) и Григорий Опарин (Россия) трижды повторили позицию. По новым правилам соглашаться на ничью до 30-го хода игроки не могут без разрешения арбитра, поэтому троекратное повторение фиксируется совсем не так, как в былые времена. Как нас учили в годы туманной юности? Запиши ход на бланке, останови часы и позови судью. Тот пойдет вместе с соперниками к соседнему столику разыгрывать партию, отмечая на бланке галочками ходы, после которых искомая позиция возникает сначала во второй, а потом и в третий раз. Но, как известно, даже мэтры арбитража подчас ошибались в устном счете. Сейчас события развивались совсем иначе: Сергей и Григорий остались сидеть за своим столиком (переглядываясь и с трудом сдерживая улыбки, – или мне так показалось), а один из судей побежал к компьютеру, где шла официальная трансляция. Всмотрелся в монитор, убедился, что троекратное повторение действительно было, вернулся и зафиксировал ничью.

На первых 10 столиках фавориты праздновали победы. За одним исключением: лидер сборной Армении Левон Аронян не сумел белыми одолеть египтянина Эссама Эль Гинди. Но Эссам — опытный гроссмейстер (хоть и подрастерял рейтинг, наверное, из-за возраста, ведь ему уже за 50), эту партию он провел на высоком уровне. Из неожиданностей отметим, прежде всего, поражение белыми польского гроссмейстера Радослава Войташека от Йохана-Себастьяна Кристиансена из Норвегии. Приятным сюрпризом стала победа юного россиянина (2002 г.р.) Андрея Есипенко над экс-чемпионом мира ФИДЕ Русланом Пономаревым (Украина).

Еще более юный индийский гроссмейстер Сарин Нихал (он 2004 г.р., а выглядит вообще лет на 12) обыграл перуанца Хорхе Кори. Любопытно, что у Нихала спонсор – какая-то компания по производству молочных продуктов: у юноши на пиджаке нашивки с коровой, и в начале партии он выставил на стол две бутылки с молоком. Когда фотографы ушли, он их убрал (а может, просто выпил). Жаль, Виши Ананд в этот раз не приехал в Ханты-Мансийск, но у него растет здоровая смена!

Каков Нихал!