Шахматные истории. Эмиль Димер

Эмиль Димер

Шахматист, который попал под влияние нацистских лидеров, Эмиль Димер проповедовал идею «арийских шахмат». Он был поклонником Алехина и знал все предсказания Нострадамуса. Некоторую часть своей жизни талантливый шахматист провёл в клинике для умалишённых. Однако определенный след в  истории шахмат немецкий маэстро всё же оставил.

Увлечение нацистскими идеями

Эмиль родился в 1908 году в Германии. Благополучные родители дали ему хорошее воспитание и образование. В 1931 году, как и многие его сверстники, Димер проникся идеями нацистов. Оставшись без работы, он стал активным членом партии Гитлера.

 Там заметили способности молодого человека. Его негласно назначили шахматным репортёром Рейха. Димер вёл колонки в нацистских газетах, был участником всех турниров и представлял политику фюрера в области шахмат.

Карьера шахматиста

 Успехи Эмиля Димера были посредственны. Он не выигрывал крупных турниров. По окончанию Второй мировой продолжал писать о шахматах, продавал книги и организовывал сеансы одновременной игры.

В 1953-м разразился скандал. Димер в своих статьях обвинял руководство шахматной федерации Германии в «гомосексуализме и растлении невинной молодежи», за что и был немедленно исключен из организации. Он был вынужден участвовать в турнирах других стран. Пожалуй, наибольшим турнирным успехом немецкого мастера стала победа в открытом чемпионате Нидерландов в 1956 году.

Изучение наследия Нострадамуса

Это была страсть шахматиста. Димер наизусть знал все предсказания и убеждал окружающих в том, что нашёл ключ к разгадке их тайны. Он постоянно рассылал письма с новыми предсказаниями. В 1965 году Эмиля направили на принудительное лечение в клинику для душевнобольных.

 На протяжении нескольких лет лечения он был лишён возможности играть в шахматы: по мнению докторов игра слишком вредила немецкому маэстро. По окончанию курса этот запрет был снят. В 1971-м Димер был восстановлен в родной шахматной федерации. Не смотря на отсутствие громких турнирных успехов, имя Димера на слуху у шахматистов, по крайней мере, в любительских кругах. Немецкий шахматист был ярым сторонником гамбитной игры (что очень любят рядовые любители) и внес вклад в развитие ряда дебютных вариантов:
1.d4 d5 2.Kc3 Kf6 3.e4 dxe4 4.f3 (гамбит Блэкмара-Димера),
1.е4 е6 2.d4 d5 3.c4 (гамбит Димера-Дума),
1.е4 е6 2.d4 d5 3.Се3 (гамбит Алапина-Димера).

До конца своих дней шахматист прожил в психиатрической клинике Gengenbach. Он не мог самостоятельно содержать себя. Поэтому вынужден был жить в медицинском учреждении на содержании государства.

После победы на чемпионате Нидерландов в 1956 году Димер увлекся предсказаниями французского астролога Нострадамуса, жившего еще в XVI веке. При чем «увлекся» — это мягко сказано. Немецкий шахматист утверждал, что разгадал секретный код прорицателя. Свои открытия он излагал в бесчисленных письмах, которые рассылал по всевозможным адресам. В течение последующих 25 лет было разослано около 10 тысяч таких писем!


Как уже писалось выше, имя Димера на слуху в любительских кругах. Немецкий шахматист играл крайне агрессивно, являясь приверженцем гамбитных начал. Представляю вниманию читателя некоторые эффектные поединки в исполнении Эмиля Димера:

Diemer- NN

1.d4d52.e4dxe43.Nc3Nf64.f3exf35.Nxf3Bf56.Ne5e67.g4Bg68.Qf3c6

9.g5Ng810.Bd3Qxd411.Nxg6hxg612.Bf4e513.Bg3Bc514.Nb5Qb4+

15.c3Qa516.Bxe5Na617.b4Bxb418.cxb4Qxb4+19.Bc3Qe7+

20.Kd2O-O-O21.Nxa7+Kb822.Nxc6+bxc623.Rab1+Ka724.Qxc6

 

NN — Diemer

1.e4e52.Nf3d53.exd5e44.Qe2Qe75.Nd4Qe56.Nb3f57.d3Nf6

8.dxe4fxe49.f3Bd610.fxe4Bg411.Qb5+Nbd712.Qxb7Nxe4

13.Qxa8+Kf714.Qxh8Qg3+15.hxg3Bxg3#

 

Уже по внешнему виду Эмиля Йозефа Димера можно заметить, что он не относится к тем людям, которые время от времени с удовольствием смеются над самими собой.
Худой, облаченный в костюм, по виду которого можно сразу сказать, что его хозяин окончательно расстался с мыслью, будто внешность имеет какое-либо значение, острый, выдающийся вперед нос, сдавленный смешок из беззубого рта, он перемещается странной, несколько танцующей походкой. Он относится к тому типу людей — мы все знаем этот тип, — кто всегда роняет чашки со стола. Во время последнего турнира в Бевервейке он упал со сцены. Случайность, конечно, но если спросить до начала турнира, кто из участников рухнет вниз со сцены, все хором сказали бы: Димер.
Еще до войны Димер — родом из Муггенштурма — был шахматистом и журналистом, до некоторой степени известным в шахматных кругах.
Вместе с невероятно древней конструкции пишущей машинкой он переезжал с одного турнира на другой, к отчаянию своих коллег, полагавших, что абсурдно низкий гонорар, который Димер просит за свою работу, окончательно подрывает рынок. Очевидно, что для него было более важным «находиться при деле», чем зарабатывать деньги. Это всё длилось примерно до 1950 года, когда Эмиль Йозеф Димер был обращен в новую веру.
Он открыл гамбит Блэкмара! Сначала были письма, адресованные к таким известным шахматным теоретикам, как доктор Эйве. В этих письмах Димер указывал на новые, необозримые возможности в старом гамбите 1.d4 d5 2.e4 de — находке шахматиста 19-го века, судьи из Нью-Йорка Блэкмара. Всё это известно. Люди, изобретавшие новые начала в шахматной партии, были всегда. В большинстве своем — это немцы, и их дебют гарантировал, как правило, форсированный выигрыш. В 1948 году появилась книжка о дебюте 1.g2-g4.
Сначала Димеру терпеливо отвечали, что гамбит Блэкмара вполне может быть применен на практике, но кроме этого гамбита есть очень много других начал.
Но когда письма стали превращаться в манускрипты, а тон посланий стал всё более и более резким, их просто стали игнорировать, а его самого — высмеивать. Особенно тяжелые отношения сложились у Димера с немецким шахматным журналом и федерацией шахмат Федеративной Республики, где, вероятно, стыдились выражений типа: «Дьявол бушует над шахматной доской, тевтонская ярость дает себе выход». Когда Димер почувствовал, что повсюду встречает сильное сопротивление, он подкрепил слово делом и, основав «Орден Блэкмара», стал выпускать отпечатанный на гектографе шахматный журнал под тем же названием. Журнальчик рассылался «Блэкмар-гамбитчикам», помещал их партии, снабженные примечаниями, сделанными рукой самого маэстро. Примечания отличались огромным числом восклицательных знаков. В этом журнальчике у Димера была полная возможность придать своим идеям и накопленному опыту в разыгрывании гамбита законченную форму. Он пришел к убеждению, что его находка, гамбит Блэкмара, значительно расширила границы ограниченной шахматной игры. «Играйте же Блэкмара, это изменяет всю личность человека», — поучал он.
А вот заглавие его статьи в рождественском номере журнала 1956 года: «Для тех, кто смотрит в Абсолют, война имеет смысл, только если это война до полного уничтожения».
Он вдохновил американских приверженцев гамбита на исследование жизни и личности Блэкмара, человека, который так много дал миру. После нескольких месяцев Димер выступил с «сенсацией века», сообщив, что гамбит, вероятно, впервые был применен не Блэкмаром, а его братом, имевшим магазин мужской одежды в Новом Орлеане.
Самым большим противником гамбита Блэкмара оказался Ханс Мюллер из Вены, и на его голову обрушились самые тяжкие проклятия. Этот австрийский мастер с самого начала отрицал корректность гамбита Блэкмара. Каждый анализ Димера был встречаем раздраженными опровержениями Мюллера. Они регулярно обменивались письмами, полными ужасных оскорблений, особенно усилившимися после того, как не только писания Димера, но и ответы Мюллера перестали печататься на страницах немецких и австрийских шахматных журналов. Их великое противостояние в поисках истины продолжается, и кое-кто предполагает, что когда-нибудь, на исходе Всех Времен, Мюллер примкнет к «Ордену Блэкмара».
Эмиль Йозеф Димер опубликовал недавно книгу под названием «От первого хода до мата». Признаться, тон этой книжки довольно сдержанный, что произошло, по всей видимости, под давлением издателя, хотя количество восклицательных знаков могло бы быть и меньше. Я надеюсь, что всем предыдущим изложением я не очень напугал читателя, потому что это — очень симпатичная книжка. Но что мы должны думать об этом Димере и его гамбите Блэкмара?
В шахматах основной объект нападения — неприятельский король. Он должен быть заматован. Разумный игрок приступает к подготовке этой операции терпеливо и «дипломатично» и уж точно не будет следовать девизу Димера: «Играть на мат, начиная с первого хода». Но от партий, где шахматист играет неразумно и все-таки побеждает, исходит огромное очарование.
Во времена Ренессанса, когда шахматная игра в своей настоящей форме была еще очень молода, все играли, как Димер. Джоакино Греко и Рюи Лопес применяли дебюты, довольно глубоко ими проанализированные, в которых с первых же ходов шли в атаку. Филидор — «рационалист» 18-го века — фактически изобрел позиционную игру. Но в 19-м веке безграничная агрессивность возвратилась вместе с «романтиками». Андерсен со своими гамбитами и комбинациями был наиболее ярким представителем этой школы.
Поэтому Димер может быть пигмеем, но стиль его игры никоим образом не должен быть высмеян, и, что самое важное, он очень поучителен. Каждому, кто хочет лучше играть в шахматы, я могу порекомендовать эту книжку Димера. В ней не раскрываются секреты борьбы с изолированной пешкой, нет здесь и примеров на использование преимущества двух слонов, зато вы найдете то, что составляет основу каждой шахматной партии: атаку на короля.
В этой книжке собрано триста партий, где неприятельскому королю был объявлен мат самыми изощренными способами. Каждый шахматист должен научиться этому искусству и только потом думать о пешечных структурах.
В предисловии к книжке упомянуто и мое имя. Здесь я должен объясниться. Во время турнира претендентов в Амстердаме (1956), впервые встретив Димера, я сказал ему: «Русские вроде начинают играть вашу систему…» Я полагал, что он, покраснев, станет это отрицать, но ничего похожего не произошло; он сказал только: «Они пытаются«.

Журнал «Де Тейд», февраль 1958