Матч, открывший всю мощь советских шахмат

Артём Шаев

«Мы попадались в такие ловушки, о которых ничего не знали»

 

1 сентября 1945 года. В 17 часов по московскому времени и в 10 утра по нью-йоркскому по обе стороны Атлантического океана начинают работать мощные радиостанции, а в эфир отправляются шахматные позывные. Дан старт первому крупному международному соревнованию за последние несколько лет – радио-матчем СССР-США шахматы раньше других видов спорта выходят из военной комы. Сама идея впервые прозвучала ещё в 1944 на страницах «Chess Review». Конкретные переговоры между Всесоюзной шахматной секцией и американской шахматной федерацией начались в январе. Больше полугода ушло на разработку регламента, решение организационных вопросов и уточнение деталей. Главный смысл матча, разумеется, развитие дружеских связей стран-участниц антигитлеровской коалиции. Не случайно, роль арбитра достаётся Британской федерации. Летом установлены сроки игры и стороны обмениваются списками участников.

Участники команды США А. Пинкус, А. Денкер, И. Горовиц, А. Сантасьер, Г. Стейнер и И. Кэждэн

 

 

Состав американцев советская пресса характеризует как блестящий. Самуэль Решевский, Ройбен Файн, Изрейел Горовиц, Исаак Кэжден, Герман Стейнер и Абрахам Купчик – члены национальной сборной, которая с 1931 по 1937 выиграла четыре Олимпиады подряд. Их усилиями американская дружина имеет репутацию лучшей команды мира. Альберт Пинкус, Герберт Сейдмэн и Антони Сантасьер в сборной ранее не играли, как и действующий чемпион США Арнолд Денкер, но их имена, по крайней мере, известны. Из советских игроков любители по всему миру хорошо знают только активно игравшего в Европе в 30-е годы Михаила Ботвинника, а также Сало Флора и Андрэ Лилиенталя, которые до войны вообще никакого отношения к СССР не имели. О том, кто такие Смыслов, Болеславский, Котов, Бондаревский, Рагозин, Макагонов и, тем более, 21-летний Давид Бронштейн – широкая публика понятия не имеет. Вопрос о фаворите накануне игры никто даже не поднимает. На подготовку обе команды тратят несколько недель. Советская сборная работает с американскими журналами и последними вышедшими в свет книгами. Интересуют партии из заокеанских турниров и статьи теоретиков. Из внушительного объёма информации необходимо отобрать ценные факты, обработать их, систематизировать, сделать выводы. Кэжден часто применяет защиту Грюнфельда, в «Chess Review» идёт активная дискуссия о защите двух коней – всё это можно и нужно использовать в своих целях. В американском лагере все тоже трудятся, не покладая рук. В интервью накануне старта Денкер скажет: «Мы никогда ещё в своей жизни так не старались быть в лучшей форме».

Участники советской команды. Слева направо: А. Лилиенталь, И. Болеславский, А. Котов, В. Макогонов, В. Смыслов, И. Бондаревский, М. Ботвинник, Д. Бронштейн, В. Рагозин и С. Флор

 

 

Первый тур играется, когда на планете Земля де-юре всё ещё продолжается Вторая мировая война. В её последние часы появляются первые результаты. Словно по расписанию игра заканчивается на первых двух досках, при чём в строгой последовательности. Открывает счёт Ботвинник. Чёрными он получает сильнейшую атаку в остром варианте ферзевого гамбита. На 22-м ходу следует решающая эффектная жертва ладьи на h2 и спустя 4 хода Денкер признаёт себя побеждённым. На второй доске Решевский попадается на разработки советских теоретиков в открытом варианте «испанки». В тяжёлой позиции он изобретательно пытается запутать Смыслова, но его юный оппонент методично ведёт дело к победе, которой и добивается на 41-м ходу, загнав короля Решевского в матовую сеть. Остальные партии откладываются. К ним вернутся после знаменательного события. 2 сентября, в 4 утра по Москве на борту американского линкора «Миссури» подписывается акт о безоговорочной капитуляции Японии и доигрывание проходит уже в мирное время. В большинстве случаев позиции уже определились. Специалисты невооружённым глазом видят, что будет дальше. Сразу сдаётсяГоровиц. Секундант воспроизводит на доске ход 33. Лf1+ и американский маэстро отправляет Флору радиограмму: «Если бы ваш шах ладьёй был мне известен до перерыва, я ещё вчера имел бы удовольствие пожелать вам доброй ночи». Неудачи американцев продолжаются. Серьёзную ошибку в партии против Котова допускает Кэжден, после чего выбрасывает белый флаг. Макагонов, ещё в дебюте «зажавший» Купчика решает судьбу встречи серией точных ударов. Определённые шансы против Лилиенталя имеет Пинкус, но действует неточно – партия завершается миром. К 20:00 по московскому времени счёт уже 5,5:0:5 в пользу СССР, продолжаются только четыре встречи.