Шахматные истории. Зигберт ТАРРАШ

Выдающийся немецкий маэстро, участник матча на мировое первенство с Эмануилом Ласкером (1908).

 

В Бреславле многое располагало к увлечению шахматами — шахматное кафе, общество им. Андерсена и, конечно же, сильные любители этой игры. Один из них дал 15-лет- нему Зигберту почитать книгу А. фон Бреда «Практическое шахматное пособие». «Я словно пробудился к новой жизни. Полная сокровенного смысла красота нашей божественной игры захватила меня с неодолимой силой, и я воодушевленно занялся ее изучением», — вспоминал впоследствии Тарраш. Окончив гимназию, Тарраш приезжает в Берлин и решает посвятить себя изучению медицины. Здесь студент становится членом Берлинского шахматного клуба, посещает «Чайный салон», где знакомится с Эм. Ласкером, тогда еще «начинающим шахматистом», а в будущем — одним из самых своих непримиримых и принципиальных соперников.

Зигберт ТАРРАШ, изображение №2

В 1883 на турнире в Нюрнберге Тарраш выигрывает 1-й приз и становится мастером, а 2 года спустя он уже участник основного турнира четвертого конгресса Германского шахматного союза в Гамбурге, где делит 2—6-е м. среди 18 шахматистов. Его ифа была удостоена высокой оценки В. Стейница: «Д-р Тарраш, несомненно, является восходящей звездой и, вероятно, вскоре станет звездой первой величины. У него поразительный комбинационный дар, и лишь позиционное чутье еще не вполне созрело».

Зигберт ТАРРАШ, изображение №3

 

За короткий срок Тарраш не только добился славы сильнейшего игрока Германии и Европы, победив в ряде крупнейших турниров — Бреслау (1889), Манчестер (1890), Лейпциг (1892), Дрезден (1894), но и заслужил признание как «Учитель Германии», а вскоре и как «Учитель всего шахматного мира». В своих статьях, комментариях к партиям, фундаментальных трудах «Современная шахматная партия», «300 партий», «Учебник шахматной игры» он показал себя академиком позиционной шахматной школы. Некоторые положения позиционного учения получили в работах Тарраша творческое развитие. Стейниц, например, утверждал, что стесненные позиции, лишенные слабостей, хранят в себе потенциальную силу. Тарраш же предпочитал инициативную стратегию с использованием пространства всей доски для ведения атакующих действий. Но порою изрекаемые им лаконичные афоризмы, такие, как «конь на краю доски стоит плохо», «у кого слоны, тому принадлежит будущее», носили прямолинейный, абстрактный характер, он пытался свести игру к простым правилам. Борьба в шахматной партии часто опровергала эти догмы. Да и сам Тарраш в игре забывал о своих предписаниях и мыслил глубоко и оригинально.

Зигберт ТАРРАШ, изображение №4

Тарраш был вторым после М. Чигорина шахматистом, с кем В. Стейниц изъявил желание встретиться в матче на первенство мира, когда в 1890 немецкий маэстро победил на турнире в Манчестере. Но Тарраш, ссылаясь на занятость врачебной практикой, отклонил предложение и тем самым упустил шанс в пору расцвета своего таланта скрестить оружие с первым чемпионом мира.

И хотя в дальнейшем он не раз поражал шахматный мир своими результатами — победы в Монте- Карло (1903) и Остенде (1907), в матчах над К. Вальбродтом (1894, 7,5:0,5) и Ф. Маршаллом (1905, 12:5), ничья в поединке с М, Чигориным (1893, 11:11), достичь Олимпа ему не удалось.

Только в 46 лет сыграл Тарраш матч на первенство мира с Эм. Ласкером, но уступил со счетом 5,5:10,5 (до 8 побед: +3, —8, =5). Комментируя результат этого матча, маэстро Евг. Зноско-Боровский впоследствии писал: «Ум, эрудиция, техника, талант — все, чем расточительно наградила его судьба, оказалось недостаточным при встрече с внутренней силой, провидческой интуицией, оригинальностью гения».

«Шахматы, как любовь, как музыка имеют способность делать человека счастливым», — писал в своей книге «Das Schachspiel» (1931) З. Тарраш. И всем своим видом — элегантно одетый, нередко со свежим цветком в петлице, с приятными манерами, изысканной речью — он выглядел не только счастливым в своей приверженности к шахматам, но и человеком, стремившимся зажечь огонь этой любви у современников. Этому служили его книги, статьи и, конечно же, партии. Вот одна из 3-х партий, выигранных Таррашем в матче с Ласкером, ярко характеризующая глубину его стратегии и мастерство контратаки.

Ласкер — Тарраш

Дюссельдорфу 1908, 3-я партия матча

1.e4 e5 2.Nf3 Nc6 3.Bb5 a6 4.Ba4 Nf6 5.O-O Be7 6.Re1 b5 7.Bb3 d6 8.c3 Na5 9.Bc2 c5 10.d4 Qc7 11.Nbd2 Nc6 12.h3 O-O 13.Nf1 cxd4 14.cxd4 Nxd4 15.Nxd4 exd4 16.Ng3 Nd7 17.Bb3 Qb6 18.Nf5 Bf6 19.Bf4 Ne5 20.Bd5 Ra7 21.Qb3 Rc7 22.g4 g6 23.Nh6+ Kg7 24.g5 Bd8 25.Qg3 f6! 26.Nf5+ Kh8 27.Nh4 fxg5 28.Bxg5 Bxg5 29.Qxg5 d3 30.Kh1 Rc2 31.Re3 Rfxf2 32.Ng2 d2 33.Rg1 Rc1 34.Qe7 Rxg1+ 35.Kxg1 d1=Q+

Зигберт ТАРРАШ, изображение №5

36.Kxf2 Qf3+ 37.Ke1 Qa5+ 38.Rc3 Bxh3 39.Qxd6 Qaxc3+ 40.bxc3 Qxc3+ 41.Ke2 Qc2+ 42.Ke3 Qd3+ 43.Kf4 g5+ 44.Kxg5 Nf7+. Белые сдались.

 

В турнирах Таррашу лишь однажды удалось вырвать победу у Ласкера — при их первой встрече в Гастингсе, во всех остальных партиях — в Нюрнберге (1890), Петербурге (1914), Берлине (1918) и Моравска- Остраве (1923) — результат для него был крайне неблагоприятный — он проиграл 5 раз при одной ничьей. Таков же был итог неофициального матча Ласкер — Тарраш в Берлине (зимой 1916). Таким образом общий счет их турнирных и матчевых встреч составил за 1895—1923 в пользу Ласкера: +18, —4, =7.

Всего за период с 1883 по 1928 Тарраш участвовал в 38 турнирах, в 9 из них выйдя единоличным победителем, сыграл 8 магчей, выиграв 4, 2 сведя вничью и 2 проиграв.

Партии Тарраша — классические образцы шахматного искусства. Вместе с его теоретическими разработками и открытиями во французской защите (вариант 3. Nd2), испанской партии, ферзевом гамбите, вместе со многими его знаменитыми книгами они вошли в золотой фонд шахматного искусства, подтверждая слова Эм. Ласкера: «Тарраш пишет о шахматах, объясняет их и играет одинаково великолепно и глубоко».

Выдающий гроссмейстер и педагог, «учитель шахматного мира», д-р Тарраш скончался в 1934 году в Мюнхене.

 

Источник: «Шахматная энциклопедия», В. И. Линдер, И. М. Линдер