Анатолий Карпов впервые рассказал, как разгромил Корчного

«У меня были серьёзные проблемы со сном»

 

График 16-кратного Чемпиона мира по шахматам Анатолия Карпова расписан по минутам: он и в Госдуме служит и Международные шахматные школы успевает открывать. Плюс ещё у Анатолия Евгеньевича недавно появилась своя страничка в фейсбуке и официальный инстаграм @karpov.chess.official.

Несмотря на высокую занятость Карпова, kp.ru удалось взять эксклюзивное интервью у Анатолия Евгеньевича. Особую благодарность за помощь в организации интервью выражаем продюсерскому агентству @celebrity.booking, представляющему интересы Анатолия Карпова.

— Анатолий Евгеньевич, в вашей биографии было немало грандиозных моментов. Один из самых знаковых, на мой взгляд, когда в 1984 году британский поэт и драматург Тим Райс стал автором идеи мюзикла «Шахматы», в основу которого лег легендарный матч – Первенство мира в Италии в 1981 году, где вы сражались с Виктором Корчным и одержали победу.

— В мюзикле «Шахматы» замечательная музыка и прекрасный текст. Это, безусловно, заслуга Тима Райса. Мне очень приятно, что этот мюзикл не антироссийский, не антисоветский. Тим Райс к нам почти не обращался, он питался в основном идеями Корчного и людей, которые были вокруг него. Интересные подходы. И, надо сказать, что этот мюзикл прошел успешно в большинстве европейских стран и в США. Лично я видел эту постановку в Швеции, в Лондоне и в Нью-Йорке.

— Критики, побывавшие на закрытой премьере мюзикла «Шахматы», пишут, что это настоящий театральный феномен. И по своей значимости он не уступает другому шедевру музыкального театра – «Призраку Оперы». Скажите, пришлось ли что-то менять в подлинной истории того культового матча в угоду сценарию мюзикла?

— Кардинальных изменений не вносили, хотя я глубоко не погружался в технические и художественные детали мюзикла. Как только этот мюзикл вышел в Лондоне, о нем сразу же заговорили. «Призрак Оперы» тоже замечательная постановка, я его смотрел и в Лондоне, и в Нью-Йорке. Но, на мой взгляд, «Шахматы» богаче по музыкальному сопровождению, если можно так выразиться. Все-таки в «Шахматах» побольше содержания.

— Как думаете, жанр мюзикла востребован в нашей стране?

— В советское время у нас была популярна оперетта, несмотря на то, что во власти существовал стереотип, что опера считалась серьезным жанром, а оперетта – легким. Наше население было воспитано именно на этих взглядах. Оперетта – да, развлекательная история, хотя и у этого жанра даже в советское время был большой зрительский успех. Вспомнить даже фантастическую актрису оперетты Татьяну Шмыгу, слава которой была равна популярности лучших оперных певцов и солистов балета. Я рад, что мюзиклов в нашей сценической культуре становится больше, они обогащают нашу жизнь.

— 23 мая у вас юбилей, 70 лет. Я слышала, что к этому событию идут съемки фильма…

-Да, студия «ТриTэ» Никиты Михалкова, телеканал «Россия 1» и «Централ Партнершип» приступили к съемкам фильма «Чемпион мира». Планировалось начать съемки раньше, но пандемия внесла свои коррективы. В основу картины лег все тот же легендарный в истории шахмат поединок за звание чемпиона мира между мной и претендентом на этот титул – гроссмейстером Виктором Корчным, эмигрировавшим из СССР за несколько лет до этого. Матч был очень неоднозначный, эмоциональный, со сложным переломным моментом на счете 5:5. Я находился тогда в сильнейшем психологическом напряжении. Матч продолжался 93 дня. К слову сказать, вместе с акклиматизацией и тайфунами мы находились на Филиппинах тогда 110 дней. Причем в 4 часа заканчивается один тайфун, а в 9 часов утра уже приходит другой. То есть с разницей в 4 часа они шли один за другим. Филиппинцы по старым пониманиям и повериям считали, что тайфун – это гнев всевышнего, которого важно задобрить ласковыми женскими именами. Именно поэтому на Филиппинах все тайфуны называют красивыми женскими именами, четко по алфавиту. Так вот к концу моего матча с Корчным филиппинцы заканчивали уже второй алфавит.

Первенство мира в Италии в 1981 году

Первенство мира в Италии в 1981 году

 

В фильме планируется очень много интересного, но все секреты я вам выдавать не могу. Лучше расспросите режиссера (смеется.). Могу только добавить, что съемки идут уже больше месяца. Отдельные сцены будут воспроизводиться из Колонного зала, где я стал Чемпионом Мира. Удивительно, но в те времена в Колонном зале я проводил больше времени, чем Брежнев, потому что на всех торжественных заседаниях, где был Брежнев, я бывал. А помимо этого, я играл там турниры и матчи.

— Скажите, как вам во время того исторического матча удалось переломить ход игры, мобилизоваться и одержать победу на счете 5:5?

— У меня возникли серьезные проблемы со сном, сказался нервный перегруз. Рано или поздно эти проблемы возникают у всех шахматистов. Заканчивался третий месяц матча, еще пять месяцев мы работали до матча, почти не отдыхая. Можете представить себе, что все восемь месяцев мы смотрели на доску, на эти клетки и фигуры. У Корчного же сложилась обратная ситуация. Он, почувствовав, что терять ему уже особо нечего, стал играть более раскрепощенно и смело, что позволило ему сравнять счет – 5:5. Для меня, конечно, это стало полной неожиданностью. Я тогда очень расстроился, почувствовал себя опустошенным и физически, и морально, и психологически. У меня практически пропал сон. Ну а когда не спишь, в шахматы играть невозможно. Можно выдержать полчаса, час, но не несколько часов. То, что мне нужен отдых, понял мой друг, летчик-космонавт, председатель Шахматной Федерации СССР Виталий Севастьянов. Именно он настоял, чтобы в имеющийся в запасе резервный день я взял тайм-аут. Мы с Виталием уехали в Манилу, где проходил чемпионат мира по баскетболу. В финале как раз играли сборные СССР и Югославии. Драйва, накала игры мне тогда хватило, чтобы отвлечься, избавиться от накопившегося напряжения и лишних эмоций. На игру я приехал обновленным. А уже 17 октября состоялась финальная партия матча с Корчным, завершившаяся моей победой. Считаю, что в последней знаковой партии половина выигрыша принадлежит Севастьянову. Это его заслуга.

— Как думаете, кому вы в первую очередь обязаны своим успехом?

— В первую очередь родителям, тёплым, доверительным отношениям, которые сложились в нашей семье. Родители, безусловно, были горды, что у меня есть талант к шахматам. Когда они поняли, что мое увлечение никак не препятствует школьным делам, ушла и излишняя опека. Родители доверяли мне, доверяли тренерам. Я рано стал самостоятельным – из своего города на турнир я впервые выехал, когда мне еще не было и 8 лет.